aif.ru counter
64

Найдите праведника!

АиФ Долгожитель № 11 05/06/2003

Звучит музыка, на сцену под свет прожекторов, смущаясь, выходят люди: очень пожилые и среднего возраста, даже совсем молодые. Простые русские люди. Посол Израиля благодарит их от имени еврейского народа, вручает почетные дипломы и медали.

Что они сделали?

ВЫСОКОЕ звание "Праведник Мира" присваивается израильским институтом Яд ва-Шем гражданам разных стран в знак благодарности и глубочайшей признательности еврейского народа тем, кто, рискуя собственной жизнью и жизнями своих близких, спасал евреев в годы фашистской оккупации. С приходом к власти Гитлера в 1933 году, антисемитизм стал государственной политикой Германии. Глобальный план преследования и уничтожения всего еврейского населения на оккупированных территориях проводился нацистским режимом с особой немецкой пунктуальностью и последовательностью. Этому всепожирающему молоху еврейский народ отдал шесть миллионов жизней, полтора из них - дети.

Многие, слишком многие европейцы, видя творящиеся зверства, хранили молчание либо избирали позицию невмешательства, даже сотрудничали с убийцами. Но находились и такие, кто не хотел молчать. Израиль возвел увековечение памяти об их благородстве в ранг государственной политики, ибо, как гласит древняя мудрость: "Спасший одну жизнь - спасает весь мир".

В России поиском праведников занимаются совсем недавно, пока найдено всего около 80 человек. Это явно только самая "верхушка айсберга". За 4 военных года на захваченной территории нашей страны фашисты уничтожили более двух миллионов евреев из приблизительно трех, ранее там проживавших. А скольких их смогли спасти простые люди? Как мало мы об этом знаем!

Интернационализм, усиленно пропагандировавшийся нашим государством до недавнего времени, повелевал не отличать погибших по национальности, не афишировать страдания одной отдельно взятой нации, все мы, как известно, были "единым советским народом" (а по сути - "иванами, не помнящими родства"). Мы были отделены от прочего мира за "железным занавесом", не позволявшим международным организациям вести здесь ту работу, которая широко развернулась в мире. Это там пережившие ужасы нацизма были эталоном мужества. А у нас попавших под оккупацию считали людьми второго сорта. Как унизительно было писать в анкетах: "Находился на оккупированных территориях" - только за это могли не принять в комсомол, не пустить в турпоездку, не поставить в очередь на жилье! Где уж тут вспоминать о помощи кому-то когда-то оказанной... Забыть, забыть то, что довелось увидеть! Не вспоминать!

А еще, как это ни странно, причина того, что "Праведников мира" у нас так мало, лежит в позиции этих самых "простых героев". Ведь они, с их точки зрения, не делали ничего исключительного! Вот грудью на амбразуру - это да, это подвиг! Вот в пике на вражескую танковую колонну - разумеется, героизм! А спасти еврейскую женщину с детьми - так это ж попросту, по-людски, что тут такого... Удалось, прикрыли, переправили в безопасное место, и слава Богу! Нечего болтать, нечем хвалиться! Так бы мы об этом ничего и не узнали, если бы не изменилась наша жизнь, не появились "подвижники поиска", подобные Виктору Ильичу ГИТЛИНУ.

Хранители памяти

ЖИТЕЛЬ Смоленска, 1932 года рождения, он успел хватануть лиха. В семье было пятеро детей, мама не работала, папа умер в эвакуации, в 1942-м. Когда семья вернулась в разбомбленный Смоленск, Виктор, окончив семь классов, поступил в автомеханический техникум, потом - в Смоленский пединститут, на физфак. Учился на "отлично", шел на повышенную стипендию, чтобы не только самому прокормиться, но и помочь маме, поддержать братьев и сестер. Затем в течение многих лет работал преподавателем физики в средней школе, автодела и спецпредметов в автошколе и автотранспортном техникуме. А в 1997 году возглавил смоленскую еврейскую организацию и плотно занялся поиском праведников.

Как пришла в голову эта идея? Толчок благородному делу дала судьба двух его двоюродных сестер и брата - Гильденбергов, которых вместе с их мамой спасла от неминуемой гибели жительница села Сутоки Смоленской области Евдокия Семеновна Кабишева. Не так просто было найти ее, переехавшую в другую область, собрать необходимые документы, подтверждающие давние события, правильно их оформить, вести переговоры с Яд ва-Шемом... Но для упорного нет преград - все трудности были преодолены, и вот первая найденная им праведница получает медаль и диплом. А дальше - на Смоленщине его усилиями было обнаружено еще восемь героинь, пятеро поныне в добром здравии. Расскажем о нескольких из них.

Русская приятельница

ТАИСИЯ Александровна Лукашенко. До войны с мужем жила и работала в Смоленске. Муж служил в управлении связи вместе с Михаилом Моисеевым. Они приятельствовали, дружили домами, супруги Лукашенко частенько бывали в гостях у Михаила, хорошо знали его жену, пианистку, Ревекку Соломоновну (урожденную Мервель), его тяжело больную маму, дочек - одной почти семь, второй - неполных два года.

Началась война. Ни Лукашенко, ни Моисеевы не успели эвакуироваться, немцы захватили Смоленск. Смоленских евреев насильно переселяли в гетто, укрывшимся одно наказание - смерть. Ревекка стала прятаться в подполе. Но человек - не иголка. Соседи допытывались, куда она делась. По доносу какого-то "благожелателя" Михаила Петровича вызвали в гестапо. Ему удалось отговориться - мол, жена гостила у родственников и не вернулась. Но, один раз поверив на слово, на следующий раз могли и проверить. Тогда всем смерть - и супругам Моисеевым, и больной матери, и дочуркам.

Узнав о трагическом положении друзей, посоветовавшись со свекром и свекровью, Таисия Александровна попросила Михаила привести жену к ним в дом. Она прекрасно осознавала, что это смертельно опасно для всей ее семьи, однако бросить друзей в беде не могла. В их районе тоже охотились за евреями, но Ревекку тут хотя бы никто не знал. И все равно кто-то донес. Таисию дважды вызывали в гестапо, расспрашивали о жиличке - кто такая? Та держалась твердо: это русская приятельница. А в Смоленске в это время полностью уничтожили гетто - погибло более двух тысяч человек. С августа 1941-го по октябрь 1942-го Ревекка жила у Лукашенко, не покидая их дом, пока Михаилу не удалось каким-то чудом переправить жену в безопасное место.

Это наш брат

В НАЧАЛЕ октября 1941 г. в Вяземский котел попало несколько наших армий. Леонид Мопсиков, еврей по национальности, служивший в 685-м артполку, был ранен и взят в плен. При лагере для военнопленных существовал лазарет, полуразваленная халупа, никаких медикаментов, почти полное отсутствие еды. Местным жителям разрешили, если они найдут среди раненых своих родных, забрать их. Семья Вишняк - мать и две дочери, Маша и Оля, ходили в лазарет искать своего пропавшего без вести отца. Зная, что евреев отправляют в гетто, что пленных немцы не лечат, а неподвижный, раненный в ногу молодой боец заведомо обречен, они пожалели его и, заявив, что это их родственник, забрали к себе. Жили предельно скудно, в мазанке, поменяли на продукты все, что было более-менее ценного, чтобы прокормиться самим и поддержать силы Леонида. Маша (в замужестве Ковалева) работала в госпитале, украдкой приносила оттуда медикаменты, только благодаря этому солдат сумел выжить. Полных два года прятали его отважные женщины. Когда Смоленск освободили и Леонид уехал к себе в Челябинск, отношения между спасителями и спасенным не прервались. Он всегда считал их своими сестрами, постоянно встречался. Сейчас, когда жива только Мария Ковалева, - помогает ей в меру сил материально. Он не забыл, благодаря кому остался жив.

Медаль "Праведника Мира" и почетный диплом, которыми в этом году было награждено 19 человек,- это не просто бумажка в рамочке. Нет, Иерусалим активно помогает праведникам, испытывающим материальные затруднения, вне зависимости от места своего проживания они получают финансовую поддержку фонда Праведников. А специальный медицинский фонд оплачивает их медицинское обслуживание. Те Праведники, кто выбирает местом своего постоянного проживания Израиль, получают там государственную пенсию.

***

ПРИЗНАНИЕ человека Праведником основывается на следующих критериях: если нееврей помогал еврею, когда тот был беспомощен и под угрозой смерти или отправки в концлагерь, если оказание такой помощи представляло угрозу жизни, безопасности или свободе спасителя, а тот не обуславливал свою помощь никаким материальным или иным вознаграждением. Факт спасения или помощи должен быть подтвержден либо самим спасенным, либо достоверными свидетельствами очевидцев или архивными материалами.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы