395

Язык без костей

АиФ Долгожитель № 5 06/03/2003

Начало нового политического года в России прошло под знаком русского языка. Главным событием стало принятие Государственной думой в третьем, окончательном чтении закона "О государственном языке РФ", который Совет Федераций благополучно завернул, решив созвать согласительную комиссию вместе с Госдумой.
Сквернословие всегда считалось на Руси делом безнравственным, но стоит ли впадать в крайность и низводить Живой Великорусский Язык до уровня сухих официальных штампов?

СОТРУДНИКИ кафедры психолингвистики Института языкознания РАН уверены, что от ненормативной лексики намного больше пользы, чем вреда. Отмахиваясь от крепкого словца, складывая губки бантиком и брезгливо морщась: "Ах, фи, что за выражение!", люди не понимают, что, по большому счету, мат их объединяет - даже тогда, когда один другого посылает сами знаете куда. В простонародных "речевых забавах", когда вянут уши, трясутся дубы и разлетаются вороны, есть свой большой очистительный смысл. С употреблением мата из человека уходит агрессия. А про социальное напряжение и говорить не приходится.

Хер вам, а не колокола

НУ А ТЕПЕРЬ, выслушав совет представителей науки, совершим экскурс в историю. Вот несколько никем не оспариваемых фактов из старины глубокой и неглубокой, а также современной действительности.

В нашей удивительной державе всегда любили побаловаться "срамными словесами" на самом высоком уровне. Частенько поминал "Бога, душу и мать" охальник Иван Грозный. Не отставал от него громоподобный Петр I. Когда духовенство стало добиваться возврата церковных колоколов, пожертвованных для отлива пушек, государь черкнул на бумаге: "Хер вам, а не колокола!"

Первое смачное существительное из данной резолюции фигурировало еще в двух "царских историях". После смерти Петра святые отцы решили обратиться к просвещенной Екатерине. Но порфироносная вдова (жуткая была тоже матерщинница), изучив бумаги и наткнувшись на слово из трех букв, отписала: "За неимением оного, не могу дать и того".

Известен случай, правда, увы, прискорбный, когда "певец-исполнитель крутых трелей и рулад" Николай I единым росчерком пера в буквальном смысле сдвинул Россию с европейской колеи. Хоть этого совершенно и не хотел...

Императору принесли проект национальной железной дороги. На документе проектировщики сделали запрос:

"Не устроить ли полотно шире, дабы русскому человеку ехать было не тесно?" Николай почесал затылок, ругнулся и в сердцах отписал: "На х... шире". Но... забыл поставить в конце предложения вопросительный знак.

Получился не отказ, а приказ, который и был незамедлительно исполнен. Я уж не знаю, каким образом (тайна сия велика есть), но чиновники вычислили среднюю длину национального детородного органа и увековечили ее в сантиметрах железки. При этом расход леса на шпалы стал значительно больше, чем на Западе. Да и, пересекая границу, каждый раз приходилось менять колеса поездов, подстраиваясь под иностранные узкоколейки. Зато мы пошли своим, "х...", путем.

Эх, ты волчья сыть, травяной мешок

ТРАДИЦИИ царского дома переняли большевистские вожди. В архивах сохранилась резолюция Сталина на донесении В. Меркулова об информации, полученной от нашего "источника": "Можете послать ваш "источник" к е... матери". Ругнулся вождь, снял агрессию и не расстрелял бедолагу. Польза от мата в данном случае налицо.

...Еще один запоминающийся эпизод из нехрестоматийной истории ВКП(б). Желая угодить Хозяину, враждовавшему со Львом Троцким, Ворошилов однажды на пленуме ЦК сострил, увидев Карла Радека рядом с Троцким. "Вот идет Лев, а за ним тащится его хвост". В ответ Радек немедленно сочинил стишок:

"У Ворошилова дурная голова.
Все мысли в кучу свалены.
Уж лучше быть хвостом у Льва,
Чем жопою у Сталина!"

Что касается наших последующих правителей, то в области мата они явно не были горациями и цицеронами. Н. С. Хрущев резал правду-матку, используя одни лишь примитивные физиологические термины и тем подчеркивая свою близость к народу.

Л. И. Брежнев и последующие кремлевские небожители, а также примкнувший к ним М. С. Горбачев, как утверждают их приближенные, также ничем особенным не проявили себя в ненормативных словесных баталиях.

Б. Н. Ельцин вообще это дело, понимаешь, не уважал. А вот многолетний бессменный премьер-министр Бориса Николаевича В. С. Черномырдин оставил свой "языковедческий след" в истории крепкого словца. Его экспромты, типа "если у кого руки чешутся, пусть чешет в другом месте" и т. д. всегда вызывали оживление членов правительства, депутатов Госдумы и широких народных масс.

В наши дни мат переживает "рыночно-перестроечные времена". Он влез в Интернет, оккупировав там специальный сайт. Он пытается "облагородиться", приобретая профессиональные оттенки, скрытые полунамеки.

Например, экологи ругаются так: "Обь твою муть!" Представителям рыбной отрасли и цветной металлургии ближе другое - "Ерш твою медь!" А историки-слависты вообще могут послать вас весьма изощренно: "Эх ты, волчья сыть, травяной мешок!" А как ругаетесь вы, дорогой читатель? И ругаетесь ли вообще?


Владимир ЛУКИН, заместитель председателя Государственной думы:

Часть русского языка

НЕНОРМАТИВНАЯ лексика существовала, существует и будет существовать вне зависимости от моего к ней отношения. Это часть русского языка, который великий, могучий, правдивый - и иногда крепкий. А дальше все дело в такте, приличиях и уме. Конечно, нецензурные слова однозначно не должны звучать в общественных местах, там, где это неприемлемо с точки зрения наших приличий, нашей культуры. Когда не очень трезвая мамаша орет матом на своего ребенка - это чудовищно! А вот если два мужика между собой или веселая мужская компания в бане и звучит соленый анекдот - это другое дело, это вполне допустимо и обыденно. Пушкин ведь тоже знал и применял такие слова, но не в светских салонах при дамах и барышнях. Так что нецензурная лексика - это проблема не языка, это проблема культуры и цивилизованности личности. Поэтому я не согласен с предложениями некоторых коллег-депутатов: принять закон, запрещающий "употребление". Зачем закон, когда и так все, в общем-то, знают, что хорошо, а что плохо? Без внутренней культуры никакой закон тебя не сделает приличным человеком. Ведь страшно не то, что кто-то произнесет: "Свинья!", страшно то, что человек, к которому обращено это слово, действительно ведет себя как свинья. Эти слова и выражения прекрасно известны и нам, и нашим мамам, и дети с ними, как ни выкручивайся, все равно познакомятся. А вот как и когда, и будут ли вообще дети их употреблять - вопрос для воспитателей, но не для законодателей. Впрочем, учитывая, что в нашем обществе сегодня крайне низкий уровень культуры, я готов в качестве компромисса предложить создание специальной этической комиссии из очень уважаемых в самых широких кругах людей - что-то вроде президентской комиссии, которая бы определяла пределы допустимого в средствах массовой информации. Однако это ни в коей мере не должно касаться художественной литературы. Это особый разговор, тут вмешиваться нечего: не хочешь читать какое-либо сомнительное произведение - не покупай и не читай!


Виктор ИЛЮХИН, депутат Государственной думы, лидер Движения в поддержку армии:

В кругу друзей - можно

КОГДА звучит официальное выступление должностного лица - в том числе депутата - использование ненормативной лексики недопустимо. Их речь должна быть строга, грамотна, взвешенна - с точки зрения писаных и неписаных правил русского языка. Между тем можно согласиться с присутствием менее жесткой, неформальной лексики на брифингах, на телевидении, в газетах. Бесспорно, уместны языковые вольности и в кругу друзей, в ходе неформального общения. Впрочем, все в этой жизни относительно: есть у нас политические деятели, которым я бы вообще запретил выступать за пределами парламента, потому что слова у них вроде бы все цензурные, а выступления в целом получаются абсолютно нецензурными!


До сих пор ученые спорят, откуда взялся мат

В позапрошлом веке царило убеждение, что нецензурные словечки перекочевали к нам из татарского языка. Мол, нехорошие слова нашептали нашим предкам татаро-монгольские завоеватели. Однако серьезный анализ показывает, что практически все матерные слова имеют славянские корни. Например, слово на букву "х", по одной из версий, произошло от слова "хвой" - то есть елочная иголка, что-то из разряда перца или конца. А слово на буву "б" первоначально означало обман. Распространена теория о божественном происхождении мата. Мол, мат связан с языческим культом поклонения матери-земле. Отсюда и его название - мат. Поначалу эти слова были сакральными. Ругательство у древних было связано с божбой, с клятвой. По этой теории, любой ругающийся матом уподобляется, например, древнему египтянину, воздающему почести богине Изиде. Трудно сказать, каким образом божественные слова перекочевали в нецензурщину, но ведь в ряде религий запрещено упоминать имя Бога. Возможно, например, что и у наших предков действовал этот запрет, в результате которого божественные словечки перешли в запретную зону лексики, превратились в табу и приобрели такую необычайно экспрессивную окраску, что теперь вгоняют в краску дам. Вся история человечества с этой точки зрения - десакрализация мата. Неслучайно матерные тексты писали такие классики, как Пушкин, Лермонтов, Некрасов, Тургенев, Маяковский, Хармс, Бунин, Шукшин, Бродский, Довлатов, Венедикт Ерофеев. Но особенно густо нецензурщиной сдобрена современная русская литература: Лимонов, Алешковский, Сорокин, Виктор Ерофеев, Пригов, Кибиров...

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых