349

Переживший столетие

АиФ Долгожитель № 6 20/03/2003

Известный художник-карикатурист, ближайший друг и коллега "Кукрыниксов", Борис Ефимович ЕФИМОВ живет в старом доме рядом с рекой Москвой, в огромной квартире с обстановкой начала прошлого века. На стене в его кабинете висит портрет красивого молодого человека в очках, как две капли воды похожего на хозяина квартиры в молодости. Это "враг народа", арестованный и расстрелянный по приказу Сталина журналист, старший брат художника Михаил Кольцов.

450 приседаний и то, что достал шофер

БОРИС Ефимов даже не ровесник века - он старше! Родившись в XIX столетии, он прожил в нем целых 95 дней. Затем наступил век XX. Тревожный, жестокий и кровавый. Легендарному художнику есть что рассказать. Тем более что память у него, несмотря на 102 года, потрясающая!

- Почему так долго живу? Я над этим не задумываюсь. Живу и живу! А кто его знает, почему так долго? Мне самому это, откровенно говоря, странно... Я этим озадачен.

Каждый день художник обязательно начинает с зарядки. И это не просто вялое покачивание конечностями, а 450 приседаний!

При этом он не придерживается никакой диеты.

"Мы ели то, что Бог послал,
И пили, что шофер достал..."

- в шутку цитирует Константина Симонова Ефимов.

- Единственное, что я твердо усвоил, - ничего не кушать за два часа до сна. В крайнем случае, за час. Вообще, если подходить к этому научно, питаться, конечно, надо умеренно, и не стоит отращивать пузо. Хотя у меня оно есть... Но я его всю жизнь выдаю за диафрагму! Это не потому, что я такой обжора, просто у меня строение такое.

Лисья рожа Сталина

ОДНАЖДЫ журналист Шмидт и писатель Зозуля предложили Борису Ефимову нарисовать шарж на Сталина. Ефимов призадумался. В 20-е годы имя Сталина еще не вызывало такого трепета в народе, как впоследствии, но уже было известно, что это человек серьезный, с которым шутки шутить не рекомендуется. Поэтому, нарисовав шарж, Ефимов решил предварительно показать его Марии Ильиничне Ульяновой, которая редактировала в то время журнал "Прожектор". Та посмотрела на рисунок без улыбки и сказала: "У него тут какая-то лисья рожа..."

Было решено послать рисунок в секретариат Сталина и подождать реакции. Через два дня шарж вернули. К нему была приколота маленькая бумажка: "Не печатать! Товстуха".

С тех пор Борис Ефимов не рисовал шаржей на Сталина, а, напротив, рисовал плакаты вроде "Капитан Страны Советов ведет нас от победы к победе".

Когда говорит Он - это всегда приятно

СТАЛИНУ нравились карикатуры Ефимова, в чем художник имел "счастливую" возможность убедиться в 1937 году. Борис Ефимов простудился и по этой причине рано лег спать. Вдруг раздался телефонный звонок. Звонил Мехлис, главный редактор "Правды": "Ефимов! Вы можете сейчас приехать в редакцию?" - "Да, конечно, Лев Захарыч! Только я сегодня себя плохо чувствую, простудился..." Мехлис очень удивился: "Что?! Вы не можете приехать? А я хотел вам передать, что Он сказал". Он - с большой буквы, так что переспрашивать, кто Он, не было надобности. У Бориса Ефимовича невольно вырвалось: "Что-нибудь неприятное, Лев Захарыч?.." На что Мехлис назидательно ответил: "Когда Он говорит - это всегда приятно!! Приятно для дела! Понимаете?!" - "Да, Лев Захарыч, конечно! Хорошо! Я сейчас соберусь!". И художник закашлялся. Тогда Мехлис недовольно сказал: "Ну ладно. Приезжайте завтра...".

На следующее утро в кабинете Мехлиса Ефимов услышал: "Вот что! Он обратил внимание, что, когда вы изображаете японских самураев-милитаристов, вы обязательно рисуете их с огромными зубами, торчащими изо рта! Он сказал, что этого не надо делать. Это оскорбляет национальное достоинство каждого японца".

О пользе перестраховки

В 1947 ГОДУ, в самом начале "холодной войны", Сталин поручил Борису Ефимову сделать карикатуру на генерала Эйзенхауэра. Художника вызвали в ЦК к Андрею Андреевичу Жданову. "Товарищ Сталин примерно так себе представляет эту карикатуру, - начал Жданов. - Генерал Эйзенхауэр рвется с большой армией в Арктику. Рядом стоит простой американец и спрашивает: "В чем дело, генерал? Почему такая активная боевая деятельность в этом мирном районе?.." А Эйзенхауэр ему отвечает: "Разве вы не видите, что нам отсюда грозит русская опасность?" Или что-нибудь в этом роде на ваше усмотрение...". Борис Ефимович замахал руками: "Ой, нет, нет! Что вы! Это прекрасно! Позвольте, так и нарисую...". - "Хорошо. Я так и доложу товарищу Сталину". - "Андрей Андреевич, у меня только один вопрос... Сколько у меня времени?" Жданов подумал немного и ответил: "Мы вас не торопим. Но и задерживать особенно не надо".

По дороге домой Борис Ефимович крепко задумался. Как это понимать: "Мы вас не торопим"? Значит, если сделать завтра или послезавтра, могут сказать, что поспешил, как-то схалтурил, не придал серьезного значения заданию товарища Сталина. Опасно. А если сделать через четыре дня, могут сказать: задержал, занялся чем-то другим, не понял оперативности задания товарища Сталина. Это еще опаснее...

На другой день с утра он взял большой лист ватмана и принялся карандашом набрасывать эскиз карикатуры. Набросал Эйзенхауэра с войском, простого американца, который с ним разговаривает, "русскую опасность" в виде пингвинов и эскимосов... И решил, что на сегодня хватит. "Завтра обделаю это тушью, детали прорисую... А послезавтра сообщу, что готово". Художник положил карандаш на стол, потянулся... И тут звонок. "Это товарищ Ефимов? Ждите у телефона. С вами сейчас будет говорить товарищ Сталин".

Не здороваясь, Сталин сразу приступил к делу: "С вами вчера говорил товарищ Жданов об одной сатире. Ви понимаете, о чем я говорю?" - "Понимаю, товарищ Сталин!" - "Там ви изображаете одну личность. Ви понимаете, о ком я говорю?" - "Понимаю, товарищ Сталин!" - "Так вот, надо изобразить эту персону, как говорится, вооруженной до зубов - всякие пушки, самолеты, танки... Вам понятно?". Борис Ефимович чуть было не проговорился, что так уже и нарисовал, но вовремя прикусил язык. "Понятно, товарищ Сталин!" - "Сегодня к шести часам ми пришлем за этим рисунком". В трубке послышались короткие гудки.

Ефимов посмотрел на часы - половина четвертого! Работы оставалось еще минимум на сутки. Но когда товарищ Сталин говорил к шести - значит, к шести.

Через день Ефимова снова пригласили к Жданову. Любезно придерживая художника за талию, Жданов сказал: "Смотрели и обсудили. С рисунком все в порядке. Правда, некоторые члены Политбюро считают, что у Эйзенхауэра слишком акцентирован зад. Но товарищ Сталин не придал этому значения. Есть поправки только по тексту. Они сделаны рукой товарища Сталина". Возьмите и доработайте".

Оригинал карикатуры с корявыми поправками Сталина, сделанными красной пастой, висит ныне на стене под стеклом в квартире Бориса Ефимова.

***

Отношение к Сталину у Ефимова двойственное: "С одной стороны - это злодей, который уничтожил массу безвинных людей, в том числе самого близкого и дорогого мне человека - моего старшего брата. А с другой стороны - это человек, подаривший мне жизнь, свободу и возможность работать. Меня, брата "врага народа", не сослали и не расстреляли, хотя дело уже было "сшито", потому что Сталин сказал два волшебных слова: "Нэ трогать!" Очевидно, вождю действительно нравились рисунки Ефимова.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах