aif.ru counter
719

Искусственный позвонок

«АиФ. Здоровье» № 34 25/08/2005

В России впервые проведена уникальная операция. Молодой женщине удалили пораженный опухолью 12-й грудной позвонок и заменили его эндопротезом.

Сложнейшую операцию сделали сотрудники Российского онкологического центра имени Н. Н. Блохина. Сейчас пациентка уже выписалась из клиники и вернулась домой, где ее ждали муж и трое детей. По информации врачей, которые поддерживают с ней связь, чувствует она себя хорошо и при ходьбе обходится без дополнительных средств опоры.

МЕТОДИКА сложнейшего хирургического вмешательства разрабатывалась под руководством директора Российского онкологического центра академика РАН и РАМН Михаила Давыдова и заведующего отделением общей онкологии члена-корреспондента РАМН Мамеда Алиева. В разработке и проведении операции принимал участие ведущий научный сотрудник отделения общей онкологии доктор медицинских наук Валерий Тепляков. С ним мы беседуем о проблемах современной онкологической ортопедии.

- Вначале объясните, пожалуйста, что такое эндопротез?

- Это, например, протез позвонка или сустава либо отдельных элементов костей, расположенных в глубине тела. В этой связи материал, из которого эндопротез изготавливается, должен быть биологически инертным, другими словами - безвредным для организма. В своей практике мы используем и импортные, и отечественные эндопротезы. Первые лучше по качеству, но значительно дороже. Впрочем, качество отечественных изделий с каждым годом улучшается, и надеюсь, что в скором времени они смогут достойно конкурировать с зарубежными аналогами.

- Когда возникла онкоортопедия в России?

- Как самостоятельное направление в онкологии - в середине прошлого века по инициативе академика Николая Николаевича Трапезникова. Я имел честь быть одним из его учеников. Наш профиль - лечение опухолей позвоночника, костей таза, конечностей и мышечного аппарата, а также послеоперационная корректировка и реабилитация больных. В последнее время онкоортопедия интенсивно развивается, что обусловлено не только внедрением новых хирургических методик, но и прогрессом в лучевой и химиотерапии, появлением современных композитных и биоинертных материалов для производства эндопротезов. Все это позволило нам значительно повысить эффективность лечения. Так, если в середине прошлого века из 100 больных остеосаркомой - одной из самых злокачественных опухолей - выживало 12 человек, то сейчас - 80.

- Что является приоритетом в вашей работе?

- Органосберегающие операции, которые в комплексе с конкретной для данного пациента лучевой или химиотерапией позволяют ему вернуться к полноценной жизни. В нашем отделении количество таких операций достигает 90 процентов. Взять, к примеру, операцию, с которой началась наша беседа. Она тоже носит органосберегающий характер, поскольку в итоге удалось главное - удалить опухоль и сохранить функцию позвоночника и спинного мозга. В ходе хирургического вмешательства нам впервые предстояло заменить пораженный позвонок эндопротезом. Кроме того, следовало надежно закрепить последний, обеспечив при этом двигательную функцию. Задача, прямо скажем, непростая.

- И как же вы ее решили?

- С помощью так называемой транспедикулярной фиксации. Вкратце суть метода такова. Через ножки в тела выше- и нижележащих позвонков вводятся резьбовые титановые стержни, которые скрепляют эндопротез с соседними позвонками. Операция эта проходит под рентгеном и требует ювелирной точности. В результате обеспечивается стабильность прооперированного сегмента позвоночника, а больной может вернуться к активному образу жизни. Словом, операция, продолжавшаяся шесть часов, закончилась успешно. На десятый день женщина уже передвигалась по палате.

- Каков онкологический прогноз?

- По нашему мнению, благоприятный. До операции больная прошла курс химиотерапии, а через некоторое время она вернется в клинику, чтобы его повторить. Кстати, химиотерапевтическое лечение обязательно почти для всех онкоортопедических больных, независимо от того, идет ли речь о первичной опухоли или о метастатических поражениях, которыми мы также занимаемся.

- А в этой области есть новые методики лечения?

- Конечно. Например, при разрушении позвонка метастазом вследствие первичного рака молочной железы, почки или легкого мы используем метод вертебропластики. В очаг поражения вводится специальная игла, через которую подается костный цемент - жидкая, киселеобразная масса, приготовленная из биокомпозитного порошка. В течение 8-10 минут костный цемент застывает так, что, образно говоря, молотком не разобьешь. В процессе застывания происходит химическая реакция, сопровождаемая повышением температуры в очаге поражения до 80°С. Данная методика позволяет добиться двойного эффекта: предотвращается патологический перелом позвонка и погибают раковые клетки, которые, как известно, не выдерживают высокой температуры.

- Значит, метастазы обычно локализуются в позвоночнике?

- Не только. Нередко - в длинных трубчатых костях, что может привести к так называемым патологическим переломам, они возникают на фоне метастазов. Для лечения таких больных мы с успехом применяем эндопротезы, интрамедуллярные титановые штифты, они проходят через костно-мозговой канал, а также хорошо известный травматологам аппарат чрескостного остеосинтеза Илизарова. Кстати, недавно в отделении общей онкологии проводилось очередное контрольное обследование одной нашей пациентки, перенесшей патологический перелом шейки бедра на фоне метастаза рака молочной железы. Тогда в ходе комплексного лечения мы, в частности, использовали аппарат Илизарова. С тех пор прошло девять лет. Женщина здорова и даже катается на горных лыжах.

- Какие новые направления появились в вашей работе?

- Микрохирургия. Раньше после удаления опухоли на конечности образовывались иногда обширные раневые дефекты, которые невозможно было закрыть собственной тканью больного. В таких случаях приходилось прибегать к ампутации. Теперь благодаря микрохирургии появилась возможность осуществлять пересадку собственной ткани больного практически с любых участков тела. Проиллюстрирую это примером из практики. У одного пациента была поражена опухолью часть большой берцовой кости. Мы удалили этот фрагмент и пересадили на его место костную ткань, взятую с противоположной конечности. Для восстановления местного кровообращения потребовалось вшить сосуды трансплантата в магистральные сосуды конечности. Как правило, это делается под микроскопом. А затем для обеспечения стабильности в зоне операции на конечность установили аппарат Илизарова. Несколько дней назад, когда мы убедились, что трансплантат прижился хорошо, аппарат сняли. В настоящее время у пациента реабилитационный период, в течение которого он будет постепенно увеличивать при ходьбе нагрузку на прооперированную конечность.

В заключение хотелось бы обратить внимание на следующее важное обстоятельство. Специалистов в нашей специфической области в России, к сожалению, немного. Профессионально онкоортопедией занимаются лишь в онкологических учреждениях в нескольких городах страны - Москве, Санкт-Петербурге, Томске, Кургане. Только здесь можно получить квалифицированную помощь. Лечение же больных нашего профиля в обычных травматолого-ортопедических клиниках недопустимо, поскольку может привести к негативным последствиям.

P. S. Когда материал готовился к печати, в редакции стало известно, что в Московском онкологическом научно-исследовательском институте имени Герцена открывается новое специализированное онкоортопедическое отделение. Возглавить его приглашен Валерий Тепляков.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы