93

Корчагин нашего времени

«АиФ. Здоровье» № 38 15/09/1999

Каким образом быстрее всего узнать, хороший перед тобой врач или так себе? Правильно, нужно проверить его профпригодность на себе. Так я и поступил, приехав в районную больницу городка Сычевка Смоленской области. Без лишних размышлений, поскользнувшись, можно сказать, на ровном месте, я сломал руку...

Первый заместитель главы администрации Смоленской области

С. В. Антуфьев:

Я был, честно говоря, удивлен, что у нас есть еще люди, которые общественное ставят превыше личного. Многие руководители, особенно в сельских районах, снижают планку требовательности к себе, ссылаясь на отсутствие финансирования, кадров, на отдаленность от областного центра. Павел Гарбуз не из их числа.

Председатель комитета по здравоохранению Смоленской области

Ю. А. Хозяинов:

Когда у Павла Ивановича Гарбуза возникла нехватка хирургов, он вызвал из Смоленска своего сына, который работал в престижной клинике. Жене сына - терапевту пришлось переквалифицироваться - больнице нужен был лор-врач. У них и квартира была в Смоленске, и зарплаты - не сравнить с нынешними, а вот поди ж ты,бросили все, уехали...

Первый заместитель главы администрации Смоленской области С. В. Антуфьев:

Я бы сравнил Павла Гарбуза с Павлом Корчагиным - такой же беспокойный, неугомонный, я бы сказал, до болезненности ответственный. Такому человеку хочется помогать.

Нарушитель финансовой дисциплины, или Ломать - не строить

УЮТНЫЕ, радующие глаз свежей краской домики, смахивающие на коттеджи, вокруг которых разбиты клумбы и цветники; заасфальтированные дорожки, обрамленные белым бордюром... Второй час водит меня по своим владениям Павел Иванович Гарбуз, главный врач сычевской больницы, и с нескрываемой гордостью рассказывает: "Еще совсем недавно здесь было лишь несколько бараков да здание бывшей земской больницы, эксплуатирующееся более 150 лет..."

Мы подходим к новому корпусу больницы, кирпичному трехэтажному зданию. Строительство почти закончено, идет внутренняя отделка. "На этом месте раньше было болото, - поясняет Павел Иванович, - в котором располагался инфекционный барак. Мы трижды перерабатывали проект этого корпуса, сутки напролет сидели с врачами, медсестрами, продумывали каждую мелочь. Посмотрите, какие будут просторные двухместные палаты! А какая операционная! Видите? А там у нас огромный подвал будет, а здесь..."

- Павел Иванович, многие больницы сегодня едва-едва сводят концы с концами, у них нет денег не то что на ремонт, но даже на лекарства, а кое-где больные в прямом смысле слова голодают. Откройте секрет: как вам удается не только содержать свое хозяйство в идеальном порядке, но и строительством заниматься? Или вы за лечение с больных деньги берете?

- Приведу один пример. Недалеко от нас, еще с советских времен, существовало крупное, богатое хозяйство. Оно могло и по сей день безбедно существовать только за счет тех запасов и основных средств, которые у него были, ничего нового не приобретая. Ведь можно было его сохранить. Я сужу по своей больнице: за эти годы, находясь в тех же условиях, мы не только ничего не разрушили, а, наоборот, ремонтировали, благоустраивали, строили... Причем все своими силами, своими руками. Ни медперсонал, ни работники хозяйственных служб - никто не остался без дела, помимо основной своей работы, разумеется. И средств нам никто специально не выделял - использовали лишь подручный материал. В штатном расписании больницы не было должностей ни маляра, ни сварщика, но мне пришлось их взять. Может быть, я и нарушил финансовую дисциплину, но если не содержать больницу, не развивать ее, зачем я тогда вообще здесь нужен? А что касается денег... Я не сторонник платных услуг в медицине. Но, к сожалению, жизнь заставляет. Нам пришлось пойти на то, чтобы брать плату за оказание стоматологической помощи. Правда, только с иногородних.

- И сколько стоит у вас, к примеру, запломбировать зуб? - интересуюсь я, припоминая, что уже несколько месяцев откладываю визит к стоматологу.

- 16 рублей 15 копеек.

Для чего врачу трактор

СЫЧЕВСКИЙ район, население которого 17 тыс. человек, расположен в 250 км от Смоленска. Раньше тяжелых больных отправляли вертолетом в областную больницу, теперь же, когда санитарная авиация практически перестала функционировать, такой возможности нет. Но это абсолютно не значит, что тяжелый больной рискует оказаться здесь без медицинской помощи. В сычевской больнице открыт кабинет фиброгастроскопии, реанимационная палата, имеется современное диагностическое оборудование, проводятся ультразвуковые исследования.

- Во многих больницах катастрофически не хватает лекарств, даже самых необходимых, и родственникам больных частенько предлагают приобретать лекарства за свои деньги. Как вам удается выкручиваться?

- Проблема с лекарствами возникла не вчера, так что у меня было время понять, что жить одним днем нельзя, необходмо создавать запасы. В отличие от районной аптеки, где можно приобрести только стерильные растворы, у нас есть все необходимое. Так что, если область, фонд страховой медицины перестанут вдруг выделять нам лекарства, мы все равно будем продолжать оказывать медицинскую помощь и месяц, и два, и три. Да, мы влезли в очень большие долги, но экономить на лекарствах не будем, и машины "скорой помощи" без бензина у нас не останутся, и больные голодать не будут.

- Чем же вы их кормите?

- Ведем свое подсобное хозяйство, - оживляется Павел Иванович. - У нас 18 гектаров земли. В прошлом году на 10 гектарах вырастили картофель - хватит до следующего урожая. На остальных восьми выращиваем морковь, огурцы, свеклу, помидоры. На продажу ничего не идет, только на стол больным. И здесь все делается руками нашего персонала: сами обрабатываем землю, у нас даже трактор имеется, сами сеем, сами собираем урожай, сами заготавливаем продукты на зиму...

- Как же вам хватает на все времени? Вы ведь еще, насколько мне известно, депутат областной Думы.

- Очень просто. Шесть лет не был человек в отпуске, - опережает Павла Ивановича с ответом старшая медсестра хирургического отделения Галина Николаевна Муравьева. - Сам врач должен ведь понимать, что так нельзя.

- А я никому брать с меня пример и не посоветую.

Гвозди бы делать из этих людей...

СТАВКА заместителя главного врача сычевской больницы - 535 рублей, санитарки - 150. И этих денег людям не выплачивают уже шестой месяц.

- Людмила Павловна, если бы вам предложили зарплату в два-три раза выше, ушли бы отсюда? - спрашиваю заместителя главного врача, педиатра Бабашаихову.

- Когда я семь лет назад приехала сюда, то просто влюбилась в эту больницу, заболела ею. Да вы сами видели, какая у нас территория, какой у нас главный врач. Конечно, тяжело, но... - И вдруг резко переводит разговор на другую тему, начинает рассказывать о том, что ей ближе и интереснее. - Уже второй год летом мы собираем со всего района деток из малообеспеченных семей, которых не только полностью обследуем, но и выезжаем с ними на природу, они купаются в речке, ходят на стадион, играют. Недавно приезжал зверинец, мы их водили на представление. Это здоровые детки. Только ослабленные. Конечно, для нас это лишние затраты, но раз родители не имеют возможности вывезти детей куда-нибудь на лето, кто-то должен позаботиться о них.

- А вы, Татьяна Сергеевна, - поворачиваюсь к заведующей детским отделением Цепетовой, проработавшей 21 год в сычевской больнице, - неужели ни разу за все эти годы не возникало желания плюнуть на все и уехать в тот же Смоленск, например? И получали бы там не 500 рублей, как здесь, и условия получше.

Татьяна Сергеевна тяжело вздыхает: мол, о чем тут говорить...

- Пойдемте лучше нашего Яшу навестим. Его мама отказалась из роддома забирать. Второй год уже живет у нас.

Вместе с Яшей в палате живут еще два малыша - сироты при живых родтелях. Три крохотных существа, которые никому, кроме врачей сычевской больницы, не нужны. И это при том, что рождаемость в районе снизилась за последние годы вдвое. И несмотря на то, что работает в сычевском роддоме акушер-гинеколог такой квалификации, которого, по словам Павла Ивановича Гарбуза, счастлива была бы заполучить любая центральная клиника.

- Ну а вы-то почему здесь? - на всякий случай спрашиваю Н. Е. Кашигина, заранее догадываясь, какой будет ответ.

- А я родился в этом роддоме, - улыбается Николай Евгеньевич. - Где родился - там и сгодился.

Господин министр, помогите земским врачам - они это заслужили

В НЕБОЛЬШОМ Сычевском районе находится еще одно крупное медицинское учреждение - психиатрическая больница закрытого типа. Оклады там значительно выше, чем в районной больнице, и выплачиваются регулярно. Дело в том, что больница для душевнобольных осужденных находится в федеральном подчинении.

- Часть кадров мы уже потеряли, - тяжело вздыхает Павел Иванович. - А у тех, кто остался... Как ни высокопарно это прозвучит, у людей сохранилось чувство подвижничества. Однако всему есть предел. Я постоянно испытываю внутреннюю тревогу. Как сохранить коллектив?

Разрушить легко, я уже говорил об этом, а вот создать, восстановить - потребуются годы. Может, напишите об этом? А те, кто принимает решения, прочитают и... - земский доктор смотрит на меня с надеждой, - помогут? Как думаете?

В заключение

В НАЧАЛЕ материала я написал, что специально сломал руку, чтобы посмотреть врачей сычевской больницы в деле. Конечно же, это шутка. Шутка - что специально. А то, что сломал, - правда. Однако возвращался я из командировки в Сычевку в прекрасном настроении. Воочию убедиться, что остались еще простые, хорошие, честные люди, на которых испокон веков стояла Россия, - разве не стоит это сломанной руки? Стоит, еще как стоит. Здоровой рукой клянусь.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество