164

Александр Резалин ощущает себя "моржом"

«АиФ. Здоровье» № 44 28/10/2004

Актеру Александру РЕЗАЛИНУ не раз приходилось примерять на себя личину дьявола: как в двух версиях спектакля "Фауст" в московском Театре Луны, так и в качестве ведущего телепередачи "На ночь глядя". А помимо этого на его счету огромное количество самых разных ролей в кино, театре и на телевидении, озвучение реклам и компьютерных игр и т. д., и т. п.

- А ГДЕ больше проблем, вызывающих волнение, расстройство, - в работе или по жизни?

- Для меня однозначно - по жизни. Я, можно сказать, и в актеры-то пошел, потому что там все, что хочется прожить, проживаешь как бы с меньшей платой за это. Актерская профессия доставляет нам особое наслаждение - можно обливаться слезами в какой-то трагической роли и все-таки получать удовольствие. В жизни, если тебя раздавили обстоятельства, в конце не гремят аплодисменты. А на сцене тебя "раздавят", но ты выйдешь потом, поклонишься... и как-то все в себе восполнишь.

- В "Мужской работе-2" была сцена, когда твой герой-террорист хватает ребенка и приставляет пистолет к его голове...

- Ты хочешь спросить - жалко ли мне было ребенка в тот момент? Да нет в принципе. Я же изо всех сил старался никак ему не повредить в процессе съемок, контроля не терял и свою "Дездемону" не убил окончательно! Испытывают ли террористы стресс в таких случаях? И существует ли для них этот барьер, предел? Некоторые из них, наверное, не просто убивают, а свою философию под это подводят - "приближают себя к Богу", который властен любого лишить жизни. Но этого я в данном случае не играл.

- А почему многие актеры говорят, что отрицательных героев играть интереснее?

- Я сам не знаю!.. По идее, не должно так быть. Интерес, наверное, в том, чтобы в отрицательном персонаже найти и положительные грани, да так, чтобы зрители поверили... Всегда стараешься, чтобы в каждой роли было что-то от тебя самого. Копаешься в себе, пытаешься понять, чего бы ты никогда ни за что не мог сделать и где границы дозволенного - недозволенного... А еще бывают моменты, когда ты играешь привычную роль, играешь вроде бы правильно - слеза когда надо идет, "умираешь", казалось бы, вполне убедительно. Потом вдруг у тебя в жизни что-то происходит, и, выйдя в очередной раз на сцену, ты начинаешь играть все это несколько иначе, опираясь на опыт того, что происходит с тобой лично. Но это "лекарство" сомнительное и даже постыдное, когда ты нечто случившееся в твоей жизни берешь для того, чтобы всего-навсего лучше сыграть. Это стыдно, но до поры до времени срабатывает. Хотя, вероятнее всего, наступит такой момент, когда тебе уже не захочется использовать личный опыт жизненных переживаний как топливо для актерства.

- Почему после спектакля ты, как правило, выглядишь чуть живым?

- Особенно, как ни странно, когда это хороший спектакль, где на тебя ничего не давит, где ты не форсируешь, не "поддаешь парку", когда "канал" твоей откровенности, искренности особенно чист и попадает, как тебе кажется, в зрителей. Вот если ты проэксплуатировал этот "канал", сначала получаешь от этого удовольствие, но потом, минут через 40 после спектакля, вдруг происходит сброс, "отходняк", наваливается какая-то психологическая усталость.

- Меня поражает одна из сцен в спектакле "Таис Сияющая", когда твоя партнерша - отнюдь не "пушинка" - прыгает тебе на руку, а ты, не дрогнув, продолжаешь диалог.

- Ну, в действительности я не самый сильный человек, просто там свои тонкости. Я же в этот момент держусь рукой за металлическую раму, партнерша прыгает мне на локоть, а потом я ее немножко заваливаю на плечо, а уж на плече нести легко. Так что вынужден тебя разочаровать - я не самый большой спортсмен среди актеров!

- Но форму-то как-то поддерживаешь?

- Не только актеру, а любому человеку нужно поддерживать форму. Вот если бы во всех театрах, где я служил, были тренажерные зальчики, я бы туда регулярно наведывался. Во всех крупных театрах есть лестницы на колосники с такими ступеньками, на которых хорошо подтягиваться. Кстати, в "Сатириконе", когда я пришел туда работать, обнаружил, что там все актеры в той или иной мере имеют отношение к спорту и относятся к своему телу гораздо внимательнее, чем я. Они перед каждым спектаклем разминались, растягивались, разогревались. И только там я впервые узнал, что такое физическая усталость. Когда после спектакля садишься в метро и просто растекаешься по сиденью.

- Возвращаясь к вопросу об отрицательных персонажах: сейчас идет сериал "Московская сага", где ты сыграл человека жутковатого - ближайшего помощника Берии. Насколько это было "нервотрепочно"?

- Да нет, почему?.. Мне режиссер сразу сказал: "Не надо играть злодея. Просто парень попал в переплет!" Кстати, "тифлисские" сцены мы снимали в Ялте. Я думал: "Вот, еду в Ялту весной! Классно!" А там в апреле был жуткий дождина и ветрище! Но я из принципа в последний съемочный день искупался в море. Правда, вынырнул еще быстрее, чем нырнул... Но все равно - я был очень горд собой и теперь считаю себя чуть ли не "моржом"!..

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах