119

Поделитесь кровью!

«АиФ. Здоровье» № 38 16/09/2004

Донор - это звучит почетно. Только теперь редко встретишь людей, готовых регулярно делиться своими силами с теми, кто в этом особенно нуждается. На станциях переливания крови желающих бывает много только тогда, когда случается всенародная беда. В остальное время некогда оживленные коридоры обычно пустуют. Почему? Жалко отдавать свою кровь или, может быть, врачи научились обходиться без нее? Конечно, нет. Среднестатистической больнице по-прежнему необходимы десятки литров крови в день. Поэтому обойтись без доноров никак нельзя. Но их постоянно не хватает. Почему это происходит, правда ли, что донорская кровь зачастую небезопасна? Об этом наш разговор с заместителем главного врача станции переливания крови Департамента здравоохранения г. Москвы, профессором доктором медицинских наук Николаем Ивановичем АФОНИНЫМ.

- НИКОЛАЙ Иванович, почему все-таки доноров не хватает? Это боязнь чем-нибудь заразиться?

- Хочу подчеркнуть особо: опасности заразиться для донора нет. Ведь у него только берут кровь и ничего не вводят. Быть донором безопасно и даже полезно - это хорошая тренировка для организма, своеобразное обновление крови.

- Тогда в чем же дело? Вроде и плата за кровосдачу неплохая, и дело это полезное...

- С 80-х годов количество доноров в нашей стране начало резко снижаться, по сравнению с этим периодом оно сократилось в 2,5 раза. По международным нормам считается, что если 5% населения, проживающего на территории, участвует в донорстве, этого достаточно для полного обеспечения данного региона кровью. То есть нормальный показатель - 50 доноров на тысячу. В Москве их всего 7 человек на тысячу, по всей России - в среднем 14 человек. Очень низкий уровень. В странах Евросоюза, например, этот показатель - 42-45 человек.

Почему у нас такая ситуация? С одной стороны, средства массовой информации перестали публиковать статьи о пользе донорства, о том, что все здоровые люди в какой-то степени даже должны продемонстрировать свой гуманизм, помочь больным.

Вторая причина - отсутствие внимания со стороны власти: как Правительства РФ, так и Минздравсоцразвития, и региональных руководителей. Кстати, есть закон о донорстве от 1993 года, в котором записано, что Правительство Российской Федерации обязано разработать государственную программу по развитию донорства. До сих пор ее нет. Более того, власть, вместо того чтобы привлекать доноров, "отпугивает" их, принимает непопулярные меры. Например, в следующем году вообще все льготы для них снимаются.

Осложняют нашу работу и ведомственные рамки. Есть станции переливания, подчиняющиеся Департаменту здравоохранения, существуют ведомственные станции, которые имеют свою лечебную сеть и систему заготовки крови. Ведомственные рамки препятствуют обмену как донорами, так и запасами крови: где-то они лежат нетронутыми, в то время как наша станция, например, не может обеспечить потребности населения. Иногда мы даже вынуждены по безналичному расчету покупать кровь, скажем, на станции Минздравсоцразвития или в Гематологическом научном центре для больницы, где пациенту экстренно нужна группа крови, которой у нас сейчас нет.

Еще одна причина отсутствия доноров заключается в том, что людей никак к этому не привлекают. Ни в одном выступлении наших политиков ни разу не прозвучало, что донорство - это стратегическая отрасль. И это действительно так. Никто из ныне здравствующих, к сожалению, не застрахован от ситуаций, когда ему может понадобиться переливание крови. Доноры нужны всегда, кровь ничем нельзя заменить.

В 60-70-е годы ЦК КПСС, ВЦСПС и другие подобные организации принимали обязательные к исполнению постановления о развитии и поддержке донорства. Все это было на контроле. Донорство планировалось: например, каждый завод имел план, где значилось, сколько он должен организовать доноров. Люди воспринимали процесс с радостью, потому что знали, что идут на благое дело. На заводе с ними проводилась предварительная беседа о том, как важно донорство, в агитации участвовало и руководство, и врачи.

В данный момент работники станции переливания крови оставлены с донорами один на один. А ведь доноры очень нужны, особенно в таком мегаполисе, как Москва. Мы не можем обеспечить потребности больниц, где лежат наши же родные, близкие. Поэтому вынуждены закупать кровь почти в 25 регионах РФ. В этом смысле провинция по сравнению с Москвой более благополучна. Видимо, сказывается и тот факт, что за сдачу крови платят деньги. Наверное, жителям регионов они нужнее, чем москвичам.

- А как же очереди на станциях переливания крови? Говорят, поток людей не иссякал, когда после трагических случаев в Москве, Беслане СМИ обращались с просьбой сдать кровь.

- На самом деле, если происходит беда, от желающих сдать кровь (причем безвозмездно) отбоя нет. В таких очередях многие говорят: "Если бы мы знали, что кровь нужна всегда, конечно, пришли бы и раньше".

Люди плохо знают, что доноры нужны каждый день! В сутки наша станция выдает порядка 70-80 л эритромассы и 150-180 л плазмы (при том, что за раз у донора можно взять не более 450 мл крови). Вводятся новые операционные технологии - те же трансплантации печени, почек. Все это требует больших трансфузий (переливаний крови), иногда одному пациенту нужно 5-10 литров. Кроме того, из плазмы получают целый ряд лекарственных препаратов. Например, альбумин, иммуноглобулины и т. д.

- Вы сказали, кровь сдают безвозмездно. Каждый донор сам решает, будет он сдавать кровь за вознаграждение или бесплатно?

- Да, донор решает этот вопрос для себя сам. Каждый регион устанавливает материальное вознаграждение, исходя из собственных возможностей. В нашем учреждении безвозмездные доноры получают только 100 руб. на обед. Остальным положено 508 руб. за кровь и дополнительно 100 руб. на обед. Доноры плазмы за 500 мл получают 1100 руб. плюс 100 руб. на обед. У таких доноров берется только жидкая часть крови (плазма), а клетки (эритроциты, лейкоциты, тромбоциты) возвращаются с помощью специальных автоматических аппаратов - процедура называется плазмоферез.

Помимо этого дается два отгула - в день кроводачи и один день - по выбору донора.

В частности, в Москве раньше 97% доноров были безвозмездными и только 3% - платными. Сразу видно отношение людей друг к другу, стремление помочь больному. А сейчас 70% доноров платные и только 30% - безвозмездные. Донорство отражает ситуацию, которая сложилась в нашем обществе. Меняются времена, меняются и люди.

Что сдавать - плазму или кровь, тоже личное дело каждого донора. У вновь приходящих мы берем только кровь, чтобы убедиться в "безопасности" человека. Уже со второго раза мы можем перевести его в доноры плазмы. Кстати, в плазме мы нуждаемся больше. Вообще цельная кровь сейчас не переливается. Даже заготовленная кровь делится на эритромассу, тромбоконцентрат, плазму. В зависимости от решения врача больному переливается какой-либо компонент.

- Если говорить об экстренных ситуациях, которые сейчас не редкость. Допустим, в порыве гуманизма люди сдали кровь. Даже после прохождения тестов риск, что кровь будет заражена, остается - некоторые инфекции, например ВИЧ или гепатит, проявляются спустя несколько месяцев. Вдруг в суматохе кому-то достанется зараженная кровь?

- Вообще экстренных случаев, как правило, не бывает. Станция имеет определенные запасы, и они в первую очередь идут на спасение жизней. Когда мы призываем людей к донорству, это связано с тем, что запасы рано или поздно кончаются, их нужно пополнять. Исчерпаем запасы за неделю, за две, а дальше что? Нельзя допустить, чтобы кровь закончилась в одночасье. Сданную кровь сразу не используют, она остается на станции, тестируется на все виды инфекций: гепатиты В и С, ВИЧ-инфекцию и сифилис. Причем самые современные импортные системы гарантируют 99,9% защиты от инфекции.

Кроме того, сейчас отработана целая система мер, которая предупреждает возможность выдачи в лечебную сеть некачественной крови. Во-первых, существует единый донорский центр, который имеет компьютерную связь со всеми учреждениями, отслеживающими здоровье людей, - санэпидемслужбами, кожвендиспансерами и т. д. Если выявлена какая-либо инфекция, информация об этом поступает от них в базу данных. Первое, что мы делаем, когда к нам приходит донор, - заглядываем в компьютерную базу: не был ли этот человек за истекшие сутки зарегистрирован как носитель инфекции.

Конечно, к врачу обращаются не все. Тогда второй этап: квалифицированные врачи осматривают потенциального донора прямо на станции переливания крови, беседуют с ним. Донор заполняет специальные анкеты, дает подписку, что он здоров, осведомлен о том, что за сокрытие болезней несет ответственность. Это в первую очередь моральное воздействие.

Но главное - конечно, терапевтический осмотр врача. Прививки, наркомания, множественные татуировки, тем более свежие (очень высокий риск получить гепатит), - и человек вряд ли будет сдавать кровь. Предварительно берется из пальца кровь для анализа. Если врач дал положительное заключение, донор пьет чай и поступает на кроводачу.

Что касается гепатитов В и С, ВИЧ, то у этих заболеваний есть три месяца скрытого периода. Поэтому полученная от донора плазма закладывается на карантинизацию - при температуре -40°С она хранится не менее трех месяцев. За это время кадровый донор приходит повторно (доноры крови - через 3 месяца после кроводачи, доноры плазмы обследуются 2 раза в месяц). Если через 3 месяца его здоровье подтвердится, мы с уверенностью можем использовать сданный материал.

- А если человек пришел, сдал кровь и повторно обследоваться ему либо некогда, либо он не хочет снова проходить обследование. Что будет с его кровью?

- Такие случаи бывают. Многих людей трудно пригласить на станцию повторно, особенно если они сдали кровь в порыве гуманизма. Эту проблему приказ Минздрава разрешает следующим образом. По истечении срока хранения плазмы донора, не пришедшего повторно, такая плазма выдается в лечебные учреждения как некарантизированная. Она, конечно, проходит первичное тестирование на все вышеперечисленные инфекции.

- Человек, которому нужно переливание крови, имеет право знать, какую именно плазму он получает?

- Врачи обязаны предупредить пациента о качестве плазмы и взять письменное согласие на процедуру переливания компонентов крови. Дело в том, что риск заключается не только в том, что можно с кровью занести инфекцию. Есть еще чисто иммунологический риск. Все-таки переливаются чужие белки, и организм может их не принять, и следующее переливание может привести к серьезным неприятностям.

На контейнере с плазмой всегда есть этикетка, на которой указано: "карантинизированная плазма". Если такой этикетки нет, значит, нет и полной гарантии безопасности. Этикетку, кстати, наклеивает компьютер - так исключается "человеческий фактор", возможность, что оператор по ошибке наклеит этикетку не на тот контейнер.

Должен сказать, что сейчас нередки случаи, когда переливание крови проводится необоснованно. Есть любители перестраховываться, переливать компоненты крови даже при маленькой кровопотере. Мы пытаемся это искоренить и требуем, чтобы переливание крови проводилось по абсолютным показаниям - тогда, когда положение действительно безвыходное. Тем более что существует реальная альтернатива - искусственные кровезаменители.

- Тем не менее информация о том, что кому-то перелили зараженную кровь, появляется все чаще.

- Беда СМИ в том, что они часто в прямом смысле пугают людей, распространяя непроверенную информацию. Например, о том, что в Подмосковье чуть ли не 30% донорской крови заражено сифилисом. Это абсурд, поскольку система проводимых мер сводит такой риск к нулю. За последние 30 лет ни одного случая заражения сифилисом по вине донорской крови в России не было. Что касается остальных инфекций, то наиболее распространенные тест-системы гарантируют, что риск заражения гепатитами В и С - один раз на 200 тыс. переливаний, ВИЧ-инфекцией - один раз на 500 тыс. переливаний. Уже сейчас есть новые тест-системы, которые снижают риск заражения гепатитом до одного случая на 600 тыс. переливаний, ВИЧ - до одного случая на 1,9 млн. переливаний.

Сейчас разрабатываются новые тест-системы, которые реагируют не на антитела к вирусу, а на сам вирус, поэтому скрытый период болезни сокращается с 90 до 12 суток.

Запомните!

Донором может стать любой здоровый человек от 18 до 60 лет. Помимо доноров плазмы и доноров клеток крови (лейкоцитов и тромбоцитов) есть еще другие категории:

  • иммунные доноры соглашаются подвергнуться специальной процедуре иммунизации, после которой в организме вырабатываются специфические антитела. В эту группу входят и те доноры, у которых в крови уже есть специфические антитела, которые выработались после перенесенного инфекционного заболевания. Плазма иммунных доноров используется для приготовления антистафилоккоковых и антирезусных иммуноглобулинов, антистафилококковой плазмы;

  • у доноров костного мозга берется кровь, обогащенная клеточными элементами (костно-мозговая взвесь). Находится она в губчатых костях, где созревают клетки крови. Такие доноры обычно подбираются индивидуально для пациента, которому нужно переливание;

  • кровь доноров стандартных эритроцитов и лейкоцитов нужна для приготовления стандартов, которые применяются для определения группы крови и резус-фактора.

Кроме того, если человек срочно нуждается в переливании крови, помочь ему могут доноры-родственники. К ним причисляются не только кровные родные, но и друзья - все те, кто заинтересован в скорейшем выздоровлении пациента.

Аутодонором вы можете стать сами для себя. Если человеку предстоит операция с большой предполагаемой кровопотерей, он может заранее сдать кровь, которой и воспользуется в случае необходимости. Своя кровь наиболее безопасна для пациента. За рубежом 30% трансфузий при плановых операциях осуществляется за счет аутокрови.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы