aif.ru counter
197

Узник Бухенвальда вынужден валяться на вокзале

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 1-02 04/01/2001

Три месяца "гуляли" где-то документы бывшего узника фашистских концлагерей... Но председатель Фонда взаимопонимания и примирения считает, что процесс рассмотрения документов - это не формальность, а тяжелый, кропотливый труд.... а значит, ему придется ждать и дальше, ведь много узников концлагерей еще осталось в живых...

Пятницкий Франц Петрович родился 5 июля 1927 года в Киеве. Когда немцы заняли город (семья не смогла эвакуироваться, так как отец был тяжело болен, лежал в больнице), мальчику только-только исполнилось 14 лет. Несмотря на возраст, его мобилизовали на ремонт железной дороги в городе Ровно. Через две недели Францику удалось сбежать с каторжных работ, но впопыхах он потерял документы, благодаря которым немцам не составило труда его разыскать, и 27 мая 1943 года он был арестован. После двух месяцев, проведенных в гестаповском подвале, его вместе с группой из 250 человек этапировали в Бухенвальд.

Нас всех должны были отравить

- В Бухенвальде я какое-то время работал на каменном карьере, - рассказывает Франц Петрович. - Потом меня перевели в лагерь, где выпускались "Фау-1" и "Фау-2". В 1944 году меня выделил из группы заключенных знаменитый Вернер фон Браун, наверное, потому, что я был самый маленький, подошел ко мне, спросил - партизан? Я соврал, что украл на хлебозаводе три буханки хлеба. Он слегка дотронулся набалдашником своей очень красивой трости до моей головы, улыбнулся и в сопровождении нескольких генералов пошел по своим делам. Я вспомнил об этом эпизоде, когда из сообщений прессы узнал, что в Америке целых две недели был траур, когда умер этот самый фон Браун. Перед концом войны, когда мы уже слышали канонаду, всех узников, так или иначе связанных с производством ракет, посадили в эшелон и привезли в лагерь, располагавшийся недалеко от голландской границы. Как потом стало известно, нас всех должны были накормить отравленными продуктами, но судьба была к нам благосклонна - комендант лагеря не решился пойти на это массовое убийство. А в середине апреля 1945 года мы были освобождены английскими войсками.

17-летний Франек, освободившись и оглядевшись хоть и в разрушенной, но Германии, разительно отличавшейся от его родной Украины, был настолько потрясен увиденным, что в его голове созрел план - не возвращаться на родину. Вспомнились ему и слова отца: "Франек, в этом королевстве ничего хорошего никогда не было. И не будет". Кроме того, он познакомился и сошелся с немецкой девочкой, которая родила от него ребенка.

- Я занялся небольшим бизнесом. В Берлине жил на американской территории недалеко от Александерплаца и из американской зоны возил на советскую мясо, шпик и обменивал на золото и бриллианты. Меня вся улица знала. Знали, кто я, откуда, и, несмотря на то что к тому времени у меня были настоящие немецкие документы и язык я знал прекрасно, в 1946 году был арестован Смершем. Однако буквально на следующий день после ареста мне удалось бежать. Но я не знал, что домой, к жене и сыну, попасть мне не суждено: граница между зонами была к тому времени уже закрыта. Меня снова арестовали. И вскоре нас, 800 человек, из которых я был один гражданский, привезли в Россию.

- Третий мой побег отягощен двумя трупами. Раньше ведь как было? Украл, например, катушку ниток, в приговоре писали - 250 метров пошивочного материала - и давали 8 лет, украл буханку хлеба - количество лет, которое ты отработал на предприятии, умножали на 360 дней, и получалось, что ты ограбил чуть ли не полгосударства. Так получилось и в моем случае. Спасаясь от преследования, я убил вооруженного охранника и собаку, но суд приравнял собаку к человеку, и меня судили за двойное убийство. Вышел на свободу я лишь в 1971 году.

Вместо 5 лет, на которые был осужден Франц Пятницкий советским трибуналом, ему суждено было провести за колючей проволокой почти 25 лет. Он не мог смириться. Пять лет показались ему, молодому, здоровому, сильному юноше, вечностью, и он превратился в матерого "бегуна". Первый раз бежал - поймали. Второй раз - снова неудача. Третий побег... Впрочем, об этом лучше расскажет сам Франц Петрович.

Игра в одни ворота

В 1994 году на глаза Францу Пятницкому попала заметка, из которой он узнал, что Германия начинает выплачивать компенсации бывшим узникам фашистских концлагерей. Шальные деньги пенсионеру, заработавшему почти за 30 лет своей жизни 148 рублей и мизерную пенсию, пришлись бы как нельзя кстати, и он принялся с азартом собирать необходимые документы. На это у него ушло более 5 лет.

- 12 мая 2000 года я сдал все документы в отдел соцобеспечения города Михайловки Волгоградской области. Через несколько месяцев решил позвонить в Фонд взаимопонимания и примирения, узнать, получили они мои документы или нет? Не получили, отвечают. Как же так? - думаю. Собрался и поехал в Москву. Захожу - в приемной полно народу, и старики, и молодые. Спрашиваю: это что, все концлагерники? Хоть кто-то из вас был там? Нет, ни один не был. Короче, оказалось, нет моих документов. Три месяца они где-то "гуляли". Зубкова Нина Георгиевна, председатель экспертной комиссии Фонда взаимопонимания и примирения, сказала мне, что документы пришли только 3 августа. Она же мне пообещала, что в октябре мой вопрос будет решен. В начале ноября я позвонил узнать, каков результат. И что вы думаете? Зубкова меня по голосу узнала, потому что воскликнула: "Ах, это вы!" - и моментально положила трубку. Что было делать? Снова собираюсь, еду в Москву. Я здесь на вокзале валяюсь, думаете, это легко в моем возрасте? Обращался в администрацию президента, посмотрите, что мне ответили: "Сообщаем, что ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации, направлено на рассмотрение в Фонд взаимопонимания и примирения для ответа вам по существу вопроса". Это что же такое делается? Я обращаюсь к ним за помощью, а они отсылают мою просьбу тем, на кого я жалуюсь. Или они играют в одни ворота? В общем, я так решил: если до конца года мой вопрос не будет решен - встану с плакатом на Красной площади или около Белого дома и буду стоять, пока замертво не упаду...

Очень люблю женщин

Франц Петрович Пятницкий, несмотря на довольно преклонный возраст и жизнь, полную лишений и перипетий, на удивление здоровый человек.

- Наверное, Бог как-то меня миловал. Недавно собирался съездить к двоюродной сестре в Польшу, зашел перед поездкой в поликлинику какую-то прививку сделать, у меня спрашивают: "Карта есть?" А у меня ее отродясь не было. Даже не знаю, как выглядит. Может, это оттого, что я чеснока много ем? Простым насморком и то "похвастаться" не могу.

- Наверное, чеснок под водочку хорошо идет, а?

- Не-е-ет. В том смысле, как это принято понимать, я вообще никогда не пил. Могу выпить грамм 50 коньяку под футбол, особенно когда киевское "Динамо" играет. Никогда в жизни не напивался. А первый раз попробовал спиртное, когда освободился, в 1971 году.

- Первый раз вижу совершенно здорового 73-летнего человека.

- Знаете, я всю жизнь дружил со спортом. С 4 лет в футбол играл. В 13 лет выделывал с мячом такое, что сегодня не каждому опытному мастеру окажется под силу. Эх, если бы не война... И отец мне всегда говорил: "Франек, станешь курить, выпивать - девчата любить не будут". А я девчат всегда очень любил. Но не всех, абы какую не хочу. Женщина должна мне нравиться: чтобы и красивая была, и хозяйка хорошая, и поговорить с ней было о чем. И сейчас живу с молодой женщиной, которой 28 лет.

- Что вы говорите?..

- Правду говорю, как перед Господом Богом. Уже около четырех лет мы вместе. А когда я слышу, что человек в шестьдесят лет ничего не может, мне смешно. Все зависит от самого человека. Делай, как я: ежедневные пятикилометровые пробежки в любую погоду - и зимой и летом, гантели, гири, гоняй с пацанами в футбол во дворе и все сможешь.

Разъяснить ситуацию, сложившуюся с выплатой денежной компенсации бывшему узнику нацистских лагерей, мы попросили председателя экспертной комиссии Фонда взаимопонимания и примирения Н. Г. ЗУБКОВУ.

НИЧЕГО конкретного по поводу того, когда мы сможем рассмотреть дело Пятницкого, вследствие ряда причин сказать не могу. Очень много дел еще не рассмотрено тех людей, которые сдали документы раньше, чем он. Причем есть среди них и люди более пожилого возраста. У нас было проведено очень большое сокращение аппарата, на сегодняшний день осталось всего 4 эксперта. Если Германия перечислит дополнительные суммы, то, конечно, мы наберем новых людей, будем их обучать и в первую очередь разгребем старые завалы. Пока же обходимся теми силами, которые есть. Может быть, нам и удастся рассмотреть дело Пятницкого в январе - феврале 2001 года, тогда мы ему об этом сразу сообщим.

- Франц Петрович сказал, что вы лично обещали, что его дело будет рассмотрено в октябре 2000 года.

- Таких обещаний ему никто не давал и дать не мог. Просто у человека неадекватная реакция вследствие тяжелой судьбы или вследствие тяжелого характера. Знаете, когда он вошел в мой кабинет, ногой открыв дверь, я решила, что нахожусь на грани физического уничтожения. А почему мы должны оказывать ему приоритет за счет других? Все, кто к нам обращается, находятся в одинаковом положении.

- Неужели так много узников концлагерей еще осталось в живых?

- Да, много. По России и республикам бывшего Советского Союза их более 380 тысяч. А дел, которые мы еще не рассмотрели, более 20 тысяч. Только за последний месяц мы получили полторы тысячи новых дел: кто-то не знал, кто-то стеснялся, кто-то разыскивал документы. Поэтому каждый из претендентов на немецкую компенсацию не должен забывать, что рядом с ним стоят еще 380 с лишним тысяч человек, которые так же ждут вот уже столько лет этой помощи.

- Вы можете сказать, сколько из этих 380 тысяч уже получили деньги?

- Из 380 тысяч получили... Нет, точно не могу сказать, этот вопрос не в моей компетенции. Но могу сказать, что положительное решение получили 320 тысяч человек. Остальным, кому было отказано, мы, к сожалению, в соответствии с немецкими законами компенсацию выплатить не можем. В эту категорию попадают военнопленные. Существуют очень жесткие условия немецкой стороны - ни в коем случае военнопленным компенсацию не выплачивать, иначе они потребуют, чтобы были выплаты и с нашей стороны для их военнопленных. Бывает, что обращаются за компенсацией бывшие полицейские, власовцы, старосты... Поэтому процесс рассмотрения документов - это не формальность, а тяжелый, кропотливый труд, который в силу ряда причин может и затянуться.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. О чем фильм Yesterday Дэнни Бойла?
  2. В каком состоянии сейчас находится Анастасия Заворотнюк?
  3. Кем теперь будет работать Надежда Савченко?