aif.ru counter
66

Онкология не должна отнимать красоту

«АиФ. Здоровье» № 12 21/03/2001

У каждой онкологической клиники, каждого института есть свои "фирменные" методики, свои "ноу-хау". Есть они и в одном из ведущих онкологических учреждений России - Московском научно-исследовательском онкологическом институте им. П. А. Герцена. К слову, именно здесь была проведена первая одномоментная пластика молочной железы - т. е. во время операции в один прием и удалили опухоль и воссоздали новую грудь, сформированную из собственных тканей пациентки. Хирурги института нашли способ восполнить эстетический изъян, избавив женщину и от опухоли, и от стресса. Сейчас такие операции делают уже во многих клиниках.

А потом появились и другие интересные, порой остроумные решения по исправлению пострадавшей при лечении внешности. Ибо есть такое понятие, как качество жизни. Человек должен чувствовать себя привычно, уверенно и комфортно после лечения, которое, что говорить, травмирует и тело, и душу.

- ОЙ! ЕЩЕ лучше, чем было... - пациент, глядя в зеркало, потрогал шевелюру. - Доктор, а расти волосы будут?

- Будут. Волосяные луковицы же сохранились.

Хирург с удовлетворением окинул взглядом дело рук своих. Ну вот, теперь другое дело. Человек выписывается совсем с другим настроением. А это жизненный тонус, новые силы для борьбы с болезнью. Рак кожи, конечно, - не самый суровый диагноз в онкологии, но все-таки... Если бы не мастерство хирургов Московского научно-исследовательского онкологического института им. П. А. Герцена, оставаться бы их пациенту, молодому еще мужчине, с огромной лысиной после лечения.

А сделали они вот что. При раке кожи, захватывающем волосистую часть головы, приходится удалять скальп. Обнажается череп, возникает открытая рана. Закрыли ее сальником - есть в брюшной полости такой замечательный пластический материал с уникальными по приживляемости свойствами, - наложили кожу, взятую с другой части тела. Все прижилось, все хорошо. Но человек-то лысый... Переживает, комплексует. Подумали: нельзя ли "заставить" затылок поделиться волосами? Выход нашли: в затылочную часть, где много волос, вживили эспандер - баллончик, который постепенно раздували и понемногу, по 1-2 сантиметра в день, растягивали кожу затылка. Через пару недель она увеличилась настолько, что излишки уже можно было пересадить на облысевшее место. Что и сделали, как здесь шутят, - "методом кройки и шитья".

Не сразу удалось преодолеть проблему многоэтапности. Приходилось сначала удалять опухоли, проводить химиотерапию, облучение, и только после основных действий принимались за какие-то меры по реконструкции. И лечение растягивалось на месяцы, а порой и годы. Со временем появились приборы, приспособления, микрохирургия прочно вошла в практику института. Здесь создано специальное отделение - реконструктивно-пластической хирургии, которым руководит профессор И. В. Решетов. Сейчас подавляющему большинству больных исправляют косметический дефект прямо во время основной операции.

- Они длятся порой по многу часов, - рассказывает заместитель директора института профессор А. В. БУТЕНКО. - Ведь зачастую приходится заменять утраченную часть тела инородным материалом или протезом, закрывать донорской тканью, совмещать и сшивать мельчайшие сосуды, чтобы трансплантат прижился... К примеру, при саркоме костей, которой страдают чаще всего молодые люди, руку или ногу раньше просто ампутировали. Это же катастрофа для человека, превращающегося в инвалида. Мы отработали методики пересадки различных заменяющих материалов. Недавно у нас прооперировали художника, молодого мужчину, по поводу саркомы предплечья. Хирурги убрали опухоль с пораженными участками обеих костей, рука фактически держалась на сосудах и нервах, не вовлеченных в опухолевый процесс. Кости же взамен утраченных взяли с участков малой берцовой кости пациента, зафиксировали их с помощью аппарата Илизарова, сшили нервы, сосуды. На оперированной площади провели лучевую терапию, затем воссоздали мягкие ткани и закрыли кожей. Человеку сохранили руку, сразу после выписки из стационара он уже смог вернуться к своему труду. У нас в институте хранится шкатулка, которую художник изготовил после нашего лечения.

- Алексей Владимирович, извините... - Нашу беседу прерывает сотрудник, принесший на подпись бумаги.

- Куда направляем? В МОНИКИ? - Бутенко подписывает направление. - Вот как раз уникальный случай, по которому только что принято решение. Молодой женщине удалили злокачественную опухоль слюнной железы. Пришлось убирать вместе с ней и челюсть и окружающие ткани лица. Во время операции хирурги воссоздали с помощью сальника контуры лица, выкроили из ребра пациентки челюсть на сосудистой ножке и пересадили на место удаленной, затем закрыли рану кожным лоскутом. И все одномоментно!

- Этот "момент" длился, наверное, часов пять-шесть?

- Да уж не меньше. Но, трансплантат прекрасно прижился. Сейчас, когда больная приехала на очередной осмотр, никаких дефектов лица мы не заметили. Как и рецидива болезни, пациентка поправилась. Можно уже имплантировать зубы, для чего и направляем ее к нашим коллегам-смежникам.

Реконструктивные операции делают в институте не реже двух-трех раз в неделю. Но, может быть, отбирают для них пациентов "перспективных" - с высокими шансами выздоровления?

- Ничего подобного, - развеивает мои сомнения профессор, - мы делаем такие реконструкции всем нуждающимся, даже с неутешительным прогнозом. Человек должен выглядеть нормально. И потом, кто знает, сколько ему отмерено? Может быть, больной и при 3-4-й стадии выкарабкается. Такие случаи бывают.

С приемами микрохирургии мы пролечили более 500 пациентов, в том числе с 3-4-й стадиями рака. Должен сказать, что сочетание лучевой терапии с операциями одномоментной пластики сокращает сроки лечения до 3-4 месяцев, включая время реабилитации. Люди возвращаются в строй зачастую сразу после выписки из стационара.

К микрохирургии в институте часто прибегают и при операциях на пищеварительном тракте. Больному формируют новые органы взамен удаленных - желудок, пищевод, их выкраивают из фрагментов кишечника и перемещают в нужное место. За новые разработки в онкологии с применением микрохирургии авторский коллектив института был удостоен Государственной премии.

Естественно, возникает вопрос о стоимости подобных операций. Всем ли нуждающимся они доступны? Есть приказ Минздрава РФ, по которому любой онкологический больной житель России имеет право на бесплатное лечение в столице, в том числе и в Институте им. П. А. Герцена. Для этого надо получить направление органов здравоохранения.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы