494

Почему в больнице калечат людей?

«АиФ. Здоровье» № 26 27/06/2002

ВСЕ мои проблемы начались с того дня, когда в результате несчастного случая упал с 4-го этажа и разбился мой муж. Случилось это в 1997 году. Умер он в реанимации Центральной городской больницы г. Каменска-Шахтинского Ростовской области. Вначале врачи больницы уверяли меня, что все с мужем будет в порядке, у него нет даже переломов. Потом меня заставили оплачивать дорогостоящие лекарства. Не то чтобы их не было в больнице и я их покупала в аптеке, нет, их выносили из реанимации, и я за них должна была платить. А буквально на следующий день, после того как мне сообщили, что волноваться абсолютно не о чем, я узнала, что у мужа лопнула селезенка и его нужно срочно оперировать. Я, естественно, сразу согласилась на операцию. Увы, после операции муж умер, не приходя в сознание. Впоследствии выяснилось, что никакая селезенка у него не лопалась, - в заключении о смерти, которое мне выдали, написано, что смерть наступила в результате продолжительного коматозного состояния. То есть якобы муж с момента поступления в больницу постоянно находился без сознания. Но я сама с ним разговаривала в реанимации, причем была там не одна, а со знакомой. У меня в милиции работает родственник, и я настояла, чтобы была проведена экспертиза и мне сообщили истинную причину смерти моего мужа. Оказалось, у него были две гематомы в брюшине и тазобедренной части. Таз у него был полностью разбит. Плюс многочисленные переломы ног, перелом ребра, край которого вошел в легкое... Судиться с врачами больницы я не собиралась. Единственное, в сердцах бросила: муж четыре дня пролежал у вас, а вы ничего не сделали, чтобы его спасти. На что мне открыто сказали: попробуй докажи.

На этом несчастья нашей семьи не закончились. В 1999 году я, собирая груши на своем садовом участке, сорвалась с дерева, с четырехметровой высоты. На "скорой" меня отвезли в травмопункт ЦГБ. Меня завезли на каталке в рентгенкабинет и спросили: "У вас деньги есть? Снимки бесплатно делать не будем". В кошельке оказалось 36 рублей. Хватило только на один снимок, второй делать не стали. Затем меня повезли к врачу. Что меня еще поразило: врач не стал накладывать мне гипс до тех пор, пока моя 13-летняя дочь не съездила домой и не привезла деньги.

Боль не утихала ни на минуту: болела рука, ныла спина, очень сильно тошнило. Рано утром в понедельник я пошла в поликлинику к травматологу. Выслушав мои жалобы, врач сказал: "А что вы хотите, у вас ведь травма". Выписал мне на 10 дней больничный лист и отправил домой. Боль становилась все нестерпимее, к тому же все знакомые мне говорили, что при переломе, если правильно наложен гипс, такой боли быть не должно, и я забила тревогу. Куда только я за последние несколько лет не обращалась! И вот результат: на сегодняшний день я страдаю: церебральным арахноидитом (оптико-хиазмальный вариант), внутричерепной гипертензией, частичной атрофией зрительных нервов, посттравматическим артрозом, плексопатией плеча второй степени, грыжей дисков позвоночника, гипертонической болезнью второй степени, хроническим аллергическим ринитом, хронической лекарственной аллергией, лейкопенией (белокровие), гипербилирубинемией (заболевание крови), заболеванием желудочно-кишечного тракта (хронический гастродуоденит с дисбактериозом, хронический холецистит), плюс неправильно сросшийся перелом большого бугорка плечевой кости и подозрение на порок сердца.

Не раз я обращалась с жалобами на неправильное лечение, на некомпетентность врачей в Горздравотдел г. Каменска, к главному врачу ЦГБ и неизменно слышала, что я мнительная, подозрительная, кроме того, хочу отомстить врачам больницы за смерть мужа. Я объясняла, что мстить не собираюсь, что единственное, чего я добиваюсь, чтобы меня просто добросовестно лечили. А мне доказывали, что я совершенно здорова, а все мои болезни якобы оттого, что я себя психически так настраиваю. О заключении ростовских врачей было сказано, что оно не заслуживает доверия, потому что куплено. Мне закрыли больничный лист и выписали на работу, но работать я не могла, потому что испытывала не просто боли, а даже передвигалась с трудом. Мне говорили: не хотите работать? Вы же еще молодая. Вам что, нужна инвалидность? Да не нужна мне инвалидность. Я хочу стать здоровой.

Я продолжала жаловаться. Обратилась в суд. А мне продолжали говорить, что я просто скандалистка, аферистка, что у меня все куплено. Когда все-таки мне удалось "выскандалить", как они это назвали, группу инвалидности, моему адвокату заявили, что я уже сто лет как больна и вины врачей здесь никакой нет.

Суд мой иск не удовлетворил. На последнем судебном заседании судья мне сказала: "Мой вам совет: забудьте о том, что произошло. Мы же не боги, мы не вернем время назад. А вы уже инвалид и пользуетесь всеми льготами, положенными инвалидам. Вот и продолжайте ими пользоваться". На что я ответила, что не хочу пользоваться никакими льготами, а хочу стать такой же здоровой, какой была до травмы. А я действительно была очень здоровым человеком. В моей карточке отмечено, что даже простудными заболеваниями я за последние 17 лет болела всего 3 раза.

Чего я добиваюсь? Хочу обратить внимание общественности на то, что происходит в ЦГБ г. Каменска. То, что случилось со мной, - не единичный случай. Очень многие люди сталкиваются с теми же самыми проблемами в нашей больнице. В результате недобросовестного лечения люди становятся инвалидами, а потом им приходится пройти круги ада, чтобы добиться группы инвалидности. Последний пример: мою знакомую Светлану Каменскую лечили (кололи антибиотиками) в ЦГБ от воспаления легких. Она провела в стационаре 21 день, вышла оттуда, еле передвигая ноги. Кое-как добралась до Ростова, и там выяснилось, что никакого воспаления у нее не было, а была просто-напросто аллергия.

Надеюсь, что после обращения в вашу уважаемую газету будет наконец создана компетентная комиссия, которая разберется, что происходит в нашей больнице, почему вместо лечения здесь калечат людей и почему те, кто это делает, не несут никакой ответственности.

Лилия Муравлева

Из искового заявления Л. Муравлевой:

30 октября 1999 г. при выполнении работ на садовом участке я упала с дерева, с 4-метровой высоты. В тяжелом состоянии была доставлена в Каменскую горбольницу.

Хирург ЦГБ Шемет поставил диагноз: закрытый вколоченный перелом шейки правого плеча. Рентгеновский снимок был сделан один вместо двух. В стационар я не была помещена, выписаны обезболивающие средства, которые не были эффективными.

4 ноября 1999 г. я обратилась с заявлением к заведующему Горздравотделом Сабинину В. О. об оказании мне квалифицированной помощи, так как состояние здоровья резко ухудшилось.

11 ноября 1999 г. поставлен новый диагноз: закрытый перелом большого бугорка правой плечевой кости со смещением по ширине на поверхности коркового слоя. Я требовала направления в Ростов, так как поняла неэффективность лечения и безразличие врачей.

29.11.99 в областной консультационной больнице мне поставили диагноз: консолидирующийся перелом анатомической шейки правого плеча с отрывом большого бугорка правой плечевой кости.

9.12.99 вынуждена была обратиться за консультацией в лечебно-диагностический центр, где был окончательно поставлен диагноз: неправильно сросшийся перелом большого бугорка правой плечевой кости. Посттравматический артроз I степени (послетравматический), плексопатия II степени.

Время было упущено, у меня пошли новые осложнения, была обнаружена частичная атрофия зрительных нервов обоих глаз. Заболевание глаз явилось следствием черепно-мозговой травмы.

Считаю, что работники ЦГБ не только не лечили меня, но и создавали условия, способствующие ухудшению состояния моего здоровья. Меня неоднократно выписывали на работу, в то время как я нуждалась в серьезном лечении, была нетрудоспособна, умышленно вели неверные записи в определении диагноза в больничном листе. Изыскивали любые средства, чтобы не направлять меня на освидетельствование для получения группы инвалидности.

Я вынуждена была в тяжелом состоянии обращаться в Министерство здравоохранения, диагностический центр, медицинский институт и т. д. для определения диагноза и подтверждения состояния моего здоровья.

Врачи ЦГБ г. Каменска не реагировали на мои жалобы, мотивируя, что я мнительная.

По вине врачей ЦГБ я с 20.10.2000 г. являюсь инвалидом второй группы.

За боль и страдания врач ответственности не несет

А вот что думает о произошедшем с Л. Муравлевой главный врач ЦГБ г. Каменска В. САБИНИН:

30.10.1999 г. в 17 часов после бытовой травмы в травмопункт ЦГБ г. Каменска поступила больная Муравлева Лилия Николаевна. Больная жаловалась на боли в правом плечевом суставе. После осмотра ее дежурным врачом Шемет П. И. и выполнения рентгеновского снимка был установлен диагноз: "вколоченный перелом шейки правого плеча".

Больной была оказана квалифицированная помощь: наложена гипсовая повязка Дезо, назначены анальгетики, т. е. обезболивающие средства. Устно врачом рекомендовано 1.11.99 г. явиться на прием к травматологу.

Состояние Муравлевой Л. Н., как тяжелое не расценивалось, так как у нее не было выявлено нарушений жизненно важных функций, нарушения сознания, системного артериального давления, дыхания и не было выявлено травм, могущих вызвать подобные нарушения.

Утверждение о неквалифицированном лечении в ходе служебных проверок подтверждения не нашло, как при консультации в областной консультативной поликлинике 29.11.99 г., так и в результате рассмотрения жалобы Муравлевой Л. Н. комиссией Минздрава Ростовской области в июне 2000 года.

С первых дней лечения больная высказывала недоверие врачам, не выполняла их рекомендации, а 4.11.99 г. уже обратилась в прокуратуру в связи с якобы неквалифицированно оказанной ей медицинской помощью.

После обращения Муравлевой Л. Н. к зам. главврача по лечебной работе она была направлена к заведующему травматологическим отделением Власову Н. В., но также на осмотр не явилась. Мотивом недоверия, со слов больной, явилась консультация "какого-то специалиста". Между тем врач Шемет П. И. является врачом первой квалификационной категории, Власов Н. В. - высшей квалификационной категории, заслуженным врачом РФ, и по уровню своей квалификации они не могут быть некомпетентными в диагностике и лечении данной патологии.

После первого осмотра Муравлевой Л. Н. заведующим травматологическим отделением Власовым Н. В., в связи с недоверием к лечащему врачу поликлиники, сомнениями в правильности лечения, ей была предложена госпитализация в травматологическое отделение, от которой она отказалась. В дальнейшем на ранних сроках лечения предлагалась госпитализация в ревматологическое отделение областной клинической больницы, от которой она также отказалась.

Негативизм больной проявился не только к лечащим врачам, но и к администрации ЦГБ, что проявилось в том, что больная приводила на прием свидетелей, обращалась с жалобами в различные инстанции, тем самым оказывая давление на лечащих врачей и администрацию больницы. После обращения Муравлевой Л. Н. в Министерство здравоохранения Ростовской области была назначена комиссия в составе компетентных специалистов областной клинической больницы: врача-травматолога Глухова Н. В., врача-невролога Гладких Н. М., врача-окулиста Мулатова В. В. Комиссия выезжала в г. Каменск, осматривала Муравлеву Л. Н., провела с ней беседу, предложила госпитализацию в областную клиническую больницу для уточнения диагноза и выбора тактики лечения.

От предложенного стационарного обследования в областной клинической больнице, ведущем лечебном учреждении области, Муравлева Л. Н. категорически отказалась, высказав также недоверие как членам комиссии, так и областной клинической больнице в целом.

Этот факт наглядно демонстрирует несоответствие декларируемого стремления Муравлевой Л. Н. установить правильный диагноз, подобрать эффективное лечение и отказа от реализации этой возможности. Заключением комиссии Минздрава явилось: "На всех этапах проводилось адекватное патогенетическое и симптоматическое лечение больной".

Несмотря на конфликт, спровоцированный больной Муравлевой Л. Н. с самых первых дней лечения, лечащие врачи относились к ней добросовестно, внимательно, а администрация ЦГБ всегда с пониманием и корректно.

Кроме того, следует отметить, что любая травма сопровождается физической болью и доставляет человеку страдания, за которые лечащий врач не может нести ответственности.

Также травма является стрессом, который может спровоцировать манифестацию латентно (скрыто) протекающих заболеваний, что, по всей вероятности, имеет место в данном случае.

Глубокоуважаемая Лилия Николаевна!
По факту Вашего обращения мною было назначено служебное расследование комиссией в составе заместителей главного врача Тыщенко В. И., Тимониной А. Ф., заведующего травматологическим отделением Власова Н. В. Были изучены обстоятельства оказания Вам помощи в связи с полученной травмой.
При этом комиссия пришла к следующим выводам:
врачебная помощь Вам при первичном обращении оказана в достаточном объеме. Повязка Дезо при таком виде травмы является одним из методов лечения, и ее наложение нельзя считать ошибочным;
проведенное на первом этапе лечение не ухудшило прогноза и не должно отрицательно повлиять на сроки и исход травмы.
Выражаю надежду на Ваше скорейшее выздоровление.
Главный врач ЦГБ г. Каменска Сабинин В. О.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы