aif.ru counter
100

ПРОКУРОР В ОТСТАВКУ НЕ СОБИРАЕТСЯ. В. Степанков: "Не надо втягивать прокуратуру"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 01/09/1993

Во всех странах мира Генеральный прокурор входит в пятерку высших должностных лиц. Но в отличие от выборных лиц он по своему положению обязан стоять вне политики, осуществляя общий надзор за состоянием правопорядка, за соблюдением законов.

События последних месяцев показывают, что в России есть силы, которые хотели бы втянуть Генпрокуратуру в политическую борьбу. И, судя по всему, попытки эти не пропали даром. А что по этому поводу и вообще о борьбе с коррупцией думает Генпрокурор России Валентин СТЕПАНКОВ, вы узнаете из беседы с ним корреспондента "АиФ" Д. МАКАРОВА.

- Валентин Георгиевич, вы пришли на нынешнюю свою должность на демократической волне. Но сейчас трудно разобрать, кто есть кто. Поэтому проще спросить: вы из команды Ельцина или Хасбулатова?

- То, что я пришел в этот кабинет на демократической волне, - несомненно. Если бы не было этих преобразований, то в 39 лет человеку, который не имел отношения к ЦК КПСС, более того, вообще не имел к Москве никакого отношения, оказаться в должности прокурора России было бы просто невозможно. Но мало кто знает, что впервые я встретился с Ельциным спустя неделю после того, как Верховный Совет назначил меня Генпрокурором. Решение о моем назначении, несомненно, было принято с согласия Ельцина, но тем не менее до этого назначения он со мной не беседовал.

Будучи депутатом - а избирался я по Хабаровскому национально-территориальному округу, где работал краевым прокурором, - я ни в какие политические фракции не входил. Об этом, вообще-то говоря, свидетельствует само мое назначение на должность Генпрокурора спустя почти год после работы парламента. Если бы я примкнул к какой-либо из фракций, это назначение тоже бы "зарубили". Сам я точно уверен в том, что был в команде тех лиц, которые стояли за суверенизацию России. Ну и еще знаю, что никого локтями я не расталкивал, на эту должность не рвался, чтобы кого-то обойти на повороте.

- Ну а сегодня-то чья позиция вам ближе: Президента или спикера?

- К моему большому сожалению, есть некоторые политические силы, которые пытаются втянуть меня в лагерь Верховного Совета, причем не говорят -Верховного Совета, а лично Хасбулатова, лично Руцкого. Но я в такие игры не играю. Если сегодня ВС выступает за соблюдение Конституции, то я на его стороне, если Президент готов и будет пресекать все действия, направленные против существующего государственного строя, то я в лагере Президента. Не надо втягивать прокуратуру, а тем более Генерального прокурора в политическую борьбу. Но, к моему сожалению, сегодня так именно и происходит. Поэтому все мои усилия в основном направлены на то, чтобы отсечь всю систему прокуратуры от этой борьбы и замкнуть ее на себе, раз уж так моя судьба сложилась... Потому что иначе система прокуратуры просто- напросто развалится.

- История с Дмитрием Якубовским, который был вашим внештатным советником, показывает, что вы не слишком хорошо разбираетесь в людях.

- Возможно, вы и правы. Но когда он пришел ко мне, то официально был помощником первого вице-премьера, а потом полномочным представителем правительства в правоохранительных органах, а также заместителем начальника Федерального агентства правительственной связи (ФАПС) в звании полковника на генеральской должности. Он был советником в Министерстве внутренних дел и других ведомствах. То есть это был общий ряд, куда входила и прокуратура. Наше удостоверение давало ему право как полномочному представителю правительства беспрепятственно проходить в прокуратуру. Никакими полномочиями прокурорского работника он не наделялся.

- Часто ли вы его принимали?

- Принимал его несколько раз. В том числе и по просьбам Шумейко. Моя ошибка, которую потом стали активно использовать, возможно, заключалась в том, что мне лично не надо было идти на контакт с Якубовским.

- Скажите, пожалуйста, что собой представляет Якубовский как личность? Может быть, он действительно был достоин тех званий и чинов, которые ему были даны?

- Его личность сейчас внимательно изучают наши следователи в связи с расследованием уголовного дела. У них там есть все его личные дела и большая информация о нем. Я знаком с этим очень схематично.

- Но вы все-таки хорошо знали его лично?

- Ну не настолько хорошо. Это теперь я знаю, чего он стоит.

- Вас обвиняют в том, что вы его упустили и не арестовали, когда недавно он приезжал в Москву по вашему вызову. А потом, когда он уехал, выдали ордер на его арест.

- Ну, это абсолютная белиберда, которая передается теми, кто не знает сути вопроса. После известного выступления А. Руцкого Якубовский звонил, высказывал готовность дать пояснения. А поскольку все люди, дававшие пояснения комиссии и. о. зам. Генерального прокурора Н. Макарова относительно ВАМО, так или иначе ссылались на Якубовского, то и было решено его вызвать.

Оказалось также, что об этой ВАМО МВД начало собирать документы еще с сентября 1992 г. и насобирало три тома. Но поскольку в этих материалах фигурировала фамилия Шумейко, никто из МВД не решался дать им ход. А "жареные" материалы никогда долго не лежат. Из-под них начинают течь ручейки. И один "ручеек" притек к Руцкому. И когда он озвучил то, что знал, из МВД прислали нам эти три тома. А в них, как оказалось, все было собрано.

Шумейко своими руками "сделал" Якубовского, последний напрямую общался с ним и получал от него визы на довольно серьезные документы. Поэтому, когда говорят, что Генерального прокурора нужно снять только за то, что он разговаривал с Якубовским по телефону, мне смешно.

- Поговорим о пресловутой фирме "Сиабеко". Имеет ли она отношение к партийным деньгам?

- Фирма "Сиабеко" была всего лишь мелкой составной частью в огромном деле, которое мы ведем по деньгам партии, это 300 томов материалов. И нам нужен был выход на Швейцарию и швейцарские банки. А Якубовский как раз был тот человек, который там несколько лет проработал и знает все ходы и выходы. Тем более что его коммерческие интересы столкнулись с интересами фирмы "Сиабеко".

- Так почему все-таки партийные денежки так и не были найдены?

- Все, что было в России, давно следствием найдено и учтено. Другие ниточки ведут на Запад и там обрываются.

- Не связано ли, на ваш взгляд, освобождение зятя Брежнева, бывшего 1-го заместителя министра МВД Чурбанова, с тем, что его адвокат Андрей Макаров занял теперь высокий пост в администрации Президента?

- Когда я делаю какой-то вывод, за ним стоят факты. А делать выводы, не имея фактов... я не хочу уподобляться моим оппонентам. Мы знаем только, что Макаров защищал Чурбанова, что теперь он работает в администрации Президента, а какие мотивы содержатся в заключении по делу Чурбанова, подготовленного Комиссией по вопросам помилования при Президенте, я не знаю. Прокуратура к помилованию Чурбанова не имеет никакого отношения.

- Существует мнение, что ключевые фигуры администрации Президента и в Верховном Совете РФ - не более чем марионетки в руках некоей организации, которую условно можно назвать мафией. Вы с этим согласны?

- Я уже сказал, что могу соглашаться только с тем, что уже доказано.

- Что вас может заставить уйти в отставку?

- Если такое решение мне надо будет принять, приму я его не исходя из количества или активности нападок на меня. Для меня речь об отставке может пойти только тогда, когда я буду искренне убежден, что исчерпал все силы и возможности препятствовать нарушению законности в России. Когда я увижу, что все структуры власти ради своих корыстных политических интересов отказываются от идеи создания правового государства и соблюдения принципов законности, - тогда я уйду.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы