aif.ru counter
14.10.1992 00:00
36

В КОРИДОРАХ ВЛАСТИ. Мы вытянем Россию из "канавы"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40 14/10/1992

В последнее время имя вице-премьера России М. ПОЛТОРАНИНА все чаще упоминается в качестве критика спикера российского парламента Р. Хасбулатова. Между тем это весьма незначительная и не самая главная сторона его жизни.

- Михаил Никифорович, глядя на вас, не скажешь, что вы находитесь в плохом настроении.

- А почему оно у меня должно быть плохим? Сколько бы ни чадили ненавистью вокруг себя большевистские публицисты, реформы идут. Оторвитесь от газет и телеэкранов, стращающих катаклизмами, и поезжайте в глубинку - люди делают свое дело, пашут свою землю, строят свои большие дома. Они становятся хозяевами. Еще один долгожданный момент: началось сокращение спада производства в группе Б, производящей товары народного потребления.

- Чем это вызвано?

- Первыми шагами структурной перестройки экономики. И тем, что заканчивается период выжидания - кто победит: потребитель или производитель? Цены взламывались такие, что товары мало кто брал. Поэтому мясом забиты все холодильники, "тряпками", бытовыми приборами - все склады и т. д. Производитель стал понимать, что реформы пошли всерьез и правительство на измор не возьмешь. Только обанкротишься. И начинают везти, сбавляя цены, продукцию на рынок. И ищут, конечно, на чем и где снизить издержки производства.

- А настроение в личном плане? Недавняя ваша "перестрелка" с Русланом Хасбулатовым: что за ней стоит, и реальна ли угроза спикера отправить вас в отставку?

- Перед предыдущим, шестым съездом народных депутатов России в одном из интервью, если помните, Хасбулатов за несовпадение моих взглядов с его позицией обещал не только снять меня с работы, но и посадить в тюрьму. Он в последние полгода чрезмерно строг к тем, кто не уважает газету "Советская Россия" и не называет наше правительство "оккупационным". Но я, как видите, пока без наручников. Даже при том, что в Белом доме, под крылышком спикера, свили гнездо структуры, открыто призывающие к свержению исполнительной власти.

Не любят в этом "доме", когда много властей: первая, вторая, третья, да еще навязалась четвертая. А я за многообразие, на этой почве и столкновения. Но не хочу углублять эту тему дальше.

- Мы видим, что устанавливается живая очередь на пост премьер- министра. Это отрадно, но как в свое время "всплыл" на эту должность Е. Гайдар, когда Россия стала похожа на большое, тихое кладбище?

- По поручению Президента Г. Бурбулис и в какой-то степени я занимались подбором претендентов. Мы разговаривали со многими. Несколько команд представили методики для осуществления идей президента. И самыми удачными показались разработки Егора Гайдара. Команду он комплектовал по ходу дела.

- Но вас тогда тоже прочили в премьер-министры? Ну и как вы смотрели, так скажем, на чужое счастье?

- Считаю, что Гайдар - попадание в яблочко. А мы с вами должны заниматься своим делом.

- Надо сказать, что выбирать-то особенно было не из кого: старые экономисты народу давно надоели. Новая поросль еще только подрастала.

- Выбирать было действительно сложно, потому что многие экономисты оказались горазды только на декларации. А какие механизмы подобрать для демонтажа нашей военизированной экономики, как безболезненно перейти от планового бурлачества к процессам саморегулирования? С этой проблемой было очень сложно. Не потому, что у нас люди глупые, а потому, что такая работа делается впервые в мире. С такими структурными перекосами экономики, как у нас, страны погибали (нас еще выручали нефтедоллары и кредиты). Тем более, к тому времени многое развалилось, от нас откололись союзные республики с производством, работающим на человека. Другие экономисты, осознавая все это, отходили чинно в сторонку. А Гайдар со своими соратниками решился. Кто-то должен был резать нарыв - иначе коллапс.

- Вы вице-премьер и министр. Какую работу вам приходится выполнять?

- Самую разную. Ситуация заставляет меня быть не столько политиком, сколько хозяйственником и пробивалой. Здесь, в министерстве, много сил тратим на создание материально-технической базы. Она очень слабая, старая, требует инвестиций. Кооперируемся с другими и стараемся перевооружать производство. Например, впервые в России на бывшем минометном конвейере начался выпуск четырехкрасочных машин. Мы их размещаем на полиграф- комбинатах в Твери и Смоленске.

Скажем, школьные учебники традиционно печатались в Германии. По сей день приходится тратить десятки миллионов долларов ежегодно за их оплату. Но в следующем году намечаем печатать уже у себя. Я этому рад больше, чем чему- либо другому. Занимаюсь, естественно, средствами массовой информации. Главное здесь - укрепление четвертой власти в России.

- Готовится ли выпуск сборника речей и выступлений Бориса Николаевича?

- Даже в мыслях такого ни у кого не было, чтобы выпускать сборник его речей.

- В чем вы видите наиболее заметные свои достижения?

- Разве сейчас время распространяться о достижениях?

- Но я вижу книги, которые стоят у вас в кабинете. Это не воспоминания Брежнева, Андропова, Горбачева, Ельцина и т. д. Это книги о неизвестном русском авангарде, о Гавеле, Рейгане, Иоанне Павле II, ГУЛАГЕ. Вижу книги с русским орлом, вот полки репринтных изданий, в том числе 90- томник Толстого. Разве это не вклад? То, например, что на улицах Москвы можно купить практически любую книгу? То, что ушла вся эта марковско- бондаревская рать - разве это не вклад?

- Это просто работа раскрепощенных людей. В России зарегистрировано почти 4 тыс. независимых издательств. И именно независимые издательства выпускают сегодня самую интересную литературу.

- Стало быть, государственные издательства надо распускать, как, скажем, слабые колхозы?

- Зачем распускать? Пусть в конкурентной борьбе определяют свое будущее. Так они и делают. Мы здесь обходимся без буденновских атак, без лязга шашек. Зачем обязательно взрывать плотину? Достаточно открыть шлюзы.

- Но это же походит на концепцию "Гражданского союза": открывать двери в рынок "чуть-чуть". Под эту модель "Союз" требует скорректировать программу Гайдара, которую называют "дверь нараспашку".

- Походит, да не совсем. Мне кажется, "Гражданский союз" запоздал со своей программой как минимум года на два. Он хочет открывать шлюзы тогда, когда почти вся вода утекла через промоины. Вы же знаете, что мы взялись за реформы в издательском деле еще в 1990 году. И шаг за шагом ослабляли государственный контроль. Год назад, когда начинал работать Гайдар, я был сторонником немного большего, чем "предлагала его команда, государственного контроля за процессом реформ. В частности, за уровнем рентабельности монополистов, за их экспортом, ценами и т. д. Во-первых, не верил в товарную интервенцию Запада. А во-вторых, слегка сомневался в усидчивости новых членов правительства из экономического блока.

- В усидчивости или способностях?

- Именно в усидчивости. Способностей им всем хватает. Но кроме хороших мозгов в такой работе нужен еще, извините, "чугунный" зад. А он у талантливой молодежи - вещь, как правило, дефицитная. Нужны были глубокий анализ, наработка вариантов, прогнозирование моделей. И как венец всему этому нужны были заготовки широкого комплекса мер саморегулирования, чтобы подкладывать, например, амортизаторы при либерализации цен. Все это сложно делать при главной задаче - стабилизации финансовой системы, но делать надо.

И делалось, конечно, но далеко не всегда со старанием. Теперь из-за этих недоработок, просчетов сотрясается от ударов критики вся концепция Гайдара. Нужно просто улучшить работу правительства на определенных участках, а не возвращаться к исходным позициям, куда тянут оппоненты, что будет означать "заморозить" низкий жизненный уровень на многие годы. Мы как бы плывем по штурмовому морю, и берег уже виден, надо лишь подналечь на весла, а не кричать истошно: "Назад!"

- Часто путают: чьи это реформы - Ельцина или Гайдара?

- Вообще-то Борис Николаевич никогда не отдаляет себя от правительства. Но есть заказчики, и есть исполнители. С идеями этих реформ Ельцин победил на президентских выборах, а Гайдар и мы вместе с ним как бы наняты для разработки методов осуществления этих идей. Право президента - менять исполнителей. У президента как высшего должностного лица государства, избранного Россией, имеются для выполнения наказа избирателей две опоры: правительство и Верховный Совет. Видимо, еще очень низка у нас политическая культура; если иные законодатели, приподнявшись на цыпочки, все время пытаются стягивать на свои плечи президентские "эполеты".

- Как вы восприняли введение в состав правительства новых лиц, как говорят, из консерваторов?

- Когда читаешь статьи о правительстве, видишь, насколько часто, может быть в 90%, журналисты попадают "в молоко". Как говорится, лень-матушка. Лень перепроверить слухи, а часто специально вплетают в материалы тенденциозность, чтобы кого-то скомпрометировать, а кого-то поднять. Было совсем не так, как писали. Само руководство правительства "попросило" подмогу. Это единая команда. И новые, и старые члены правительства работают на благо людей.

- Вот типичное письмо в "АиФ": "... ограбили народ", "я пенсионерка, сейчас мне на гроб не хватает..." и прочее. Какова боль у правительства за этих людей? Это, кстати, основной пункт критики со стороны оппозиции.

- Огромная боль. Но если бы мы даже хотели кого-либо грабить, не смогли бы. Ресурсы вычерпаны, золото КПСС отправили на экспорт мировой революции. В наследство нам остались долги, исчисляемые десятками миллиардов долларов. Что имеем, то и делим. Цены поднялись. Но и доходы исчисляются другим рядом цифр. Как только любая страна начинает выходить из тоталитарного режима, у нее обычно меняется курс денежной единицы. Это было с Японией. Раньше там зарабатывали по 100 - 120 иен. И, естественно, продукты стоили гораздо дешевле, а потом, когда страна стала врастать в мировую экономику, то заработок дошел до 300 - 400 тыс. йен. То же самое с итальянской лирой. То же самое и с рублем. Когда нас сдерживала зарплата на уровне 100 - 300 руб., мы не могли развивать наши бытовые отрасли по-настоящему. Мы не могли делать, скажем, высококачественные стиральные машины с очень хорошей, а значит, и дорогой начинкой. Никакой комитет цен не позволил бы выпускать стиральную машинку по цене несколько тысяч при зарплате в 150 - 200 руб. Сегодня же разморозилась не только цена, но и зарплата.

- Вокруг России много полувраждебных государств. И в это время вы говорите о ней, как о гуманной и общечеловеческой стране. Но у людей, привыкших к тому, что они живут в великой державе, приходит уверенность в том, что Россия - страна слабая и любой мало-мальский хан, председатель, президент микроскопической "банановой" республики может вытворять все что хочет.

- То, что Советский Союз был сильным государством и его все боялись, я бы с этим не согласился. Вспомните Афганистан. Кроме тысяч погубленных и искалеченных жизней, позора, кроме бросания валюты в эту бездонную бочку, ничего мы не получили. И именно в Советском Союзе начался этот беспредел, в частности Нагорный Карабах, мы никак не могли решить эту проблему.

Но есть и вторая сторона. Ничего никогда Россия не захватывала. Мы издали сборник архивных документов, когда в Россию просились все. Шли междоусобные войны. Везде, как и сейчас. Сплошь и рядом слова: "Возьмите нас под свое крыло, иначе мы истребим друг друга". И Россия брала. Брала для того, чтобы спасти эту нацию. Уже многих - грузин, осетин и других могло и не быть. И сейчас, когда часть из них разбегается, снова та же история: междоусобные войны друг с другом, стрельба. Они настреляются, напугают друг друга, набалуются, как говорится, а потом опять начнется процесс интеграции.

- Возвратимся к тому, что ваши министры молодые и не дорожат своим местом. Может быть, дело не в том, что они наработались, а в том, что наворовались, приватизировали загородные казенные дома или просто купили их за взятки. Это расхожие мнения. У вас есть свой собственный загородный дом?

- У меня есть дом на садовом участке в 6 соток, который мы строили с сыновьями. Я рад тому, что его построил, потому что научил сыновей держать в руках топор, рубанок. Но я тоже в курсе этих слухов. Что сказать? Уверен в честности тех, кого знаю близко. За других ручаться не буду. Вам известно, что президент создал группу для борьбы с коррупцией в государственных органах, прежде всего центральных. Уже сейчас эта группа "разматывает" некоторые дела.

P.S. После того как интервью с М. Полтораниным было подписано в печать, из кругов, близких к правительственным, нам стало известно, что не исключена возможность назначения Михаила Никифоровича на пост руководителя внешней разведки России взамен Е. Примакова. Сам М. Полторанин отказался комментировать эти слухи.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество