aif.ru counter
178

ПРОИГРАВ В ДОМИНО, БРЕЖНЕВ СПРОСИЛ: "А КАК У НАС В СТРАНЕ С КОЗЛОВОДСТВОМ?" Охота в сезон вождей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 09/09/1992

Геннадий ВОРОНОВ, бывший председатель Совета Министров РСФСР, член Политбюро ЦК КПСС, сброшенный Брежневым в 1973 г., отвечает на вопросы А. ИВАЩЕНКО.

- Как вы узнали о готовящихся событиях (смещение Хрущева), какую позицию заняли?

- В том, что Хрущеву пора уходить, сомнений у меня не было. Смущало одно - он сделал и много доброго. К тому же помог и мне. Вот почему я ориентировался на позицию Алексея Николаевича Косыгина.

- Из публикаций последнего времени явствует, что Косыгин узнал о готовящейся акции последним.

- Я этого не знаю. Брежнев незадолго до октябрьского пленума позвонил мне и говорит, что затеял, мол, в Завидове охоту на уточек и неплохо бы пострелять вместе. Занятие это я любил, охотником был страстным. В Завидове кроме Брежнева меня встретили Полянский, Андропов, Громыко....

После охоты застолье было против обыкновения кратким. Когда засобирались домой, Андропов предложил мне ехать в Москву с ним и Брежневым. Едва вырулили на трассу, Андропов поднял стекло, отделяющее в салоне заднее сидение от шофера с охранником, и сообщил мне о готовящемся свержении Хрущева.

- Что изменилось при Брежневе?

- Бестолковщины стало больше. Еще в хрущевское десятилетие энергетики и строители носились с идеей новых гидростанций на Волге. Оборотная сторона была кошмарной: потеря земель, подтопление городов, переселение множества деревень, гибель исторических памятников.

Хрущев проекты решительно завернул. Теперь Брежнев вытащил все это на свет божий. И Кириленко - тогда чуть ли не вторая фигура в государстве - начал противников затеи обрабатывать поодиночке. Ко мне не заходил. Вскоре узнаю: "вопрос пробит". Пробит "методом опроса", чего прежде не случалось. Раньше, если хоть один член Политбюро был против, любые предложения откладывались.

Ну а дальше - больше. Был я как-то во Владимирской области. Вдруг звонит Брежнев и требует срочно вернуться "по неотложному делу". Пришлось катить во все то же любимое брежневское Завидово. После непременного поцелуя Леонид Ильич, уже под мухой, гаркнул: "Штрафную ему!" Я пригубил, жду вопроса. Брежнев говорит: "Доложи, как идут дела в России с уборкой". Объясняю, что Ставрополье и Кубань план заготовок выполнили, очередь теперь за Доном. Полным ходом жатва развернулась по всему Поволжью...

"Ладно, - остановил меня Брежнев, - с уборкой все ясно. Мы вот морокуем насчет министра внутренних дел. Кого бы ты рекомендовал?" Отвечаю ему, что коль с упразднением российского министерства внутренних дел глава его свободен, то стоит сделать его союзным министром. Человек вполне достойный...

"Нет! - чуть не плачет Брежнев. - Хочу Колю Щелокова, а Косыгин уперся рогами, возражает. Не хочет, видишь ли, моего старого дружка. Остальные все "за", давайте добро и вы". Так в Завидове и назначили его на министерский пост.

В Крыму Леонид Ильич меня здорово повеселил. После купания резались в домино. Занятие это в верхах было тогда в большой моде. На этот раз у Брежнева партнером был его помощник, у меня - мой. Проигрывать Леонид Ильич не любил, но, когда дважды подряд остался "козлом", неожиданно спросил: "А как у нас в стране с козловодством?" Плохо, говорю, оренбургские платки вязать не из чего, шерсть возим из Средней Азии. Брежнев выслушал и всерьез говорит помощнику: "Позвони в Москву, чтобы мне приготовили обстоятельную справку о состоянии козловодства и путях его развития".

- Вы упомянули Андропова и его роль в отставке Хрущева. Это новые детали. Что за человек был Андропов?

- Близко я его не знал. Но он казался вдумчивым, старательным работником. Когда я готовился во главе партийно-правительственной делегации отправиться в Монголию, заходил к нему в отдел соцстран ЦК знакомиться со справками о монгольской экономике и предложениями но ее преобразованию. Тут у меня обозначилось много разногласий, особенно по сельскому хозяйству. Замечания мои Андропову не нравились. Договорились, что я разберусь со спорными положениями на месте.

А тут еще Брежнев напоследок подкинул щепетильное поручение: "Улучи подходящий момент и попроси Цеденбала укоротить свою Настю. Обнаглела окончательно, лезет во все дела, требует для детей квартиры в Москве. Смеются монголы над Настей". Уже перед возвращением домой сидели мы вдвоем с Цеденбалом в гостинице. Настроение у него благодушное, хлопает коньяк рюмка за рюмкой, тут я и принялся за "Настин вопрос". Напомнил Цеденбалу случай, свидетелем которого был сам. Мы пригласили монгольских лидеров посмотреть в Сибири крупное тепличное хозяйство. Наши специалисты объясняли скучающим гостям тонкости технологии. И тут жена Цеденбала взорвалась. "Чего вы, - кричит, - носами клюете? Вернетесь в Улан-Батор, будете редиску сажать вверх ногами!"

Едва вернулись в Москву, Андропов напустился на меня: "Кто дал тебе право вмешиваться во внутренние дела суверенного государства да еще оскорблять жену его лидера? Брежнев поручил? Ну и что? Надо свою голову иметь. А я теперь расхлебывай кашу".

Так что не сложились у нас отношения.

Полностью воспоминания Г. Воронова читатель найдет в ближайшем номере журнала "Новое время". Подписная цена журнала: на один месяц - 44 руб., на три месяца - 132 руб., на полгода - 264 руб. (не считая услуг предприятий связи). Индекс - 70621.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы