53

ПОЧТА "АиФ" (12.06.1991)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23 13/06/1991

За и против

Так кому же повезло?

ПРОЧЕЛ в "АиФ" заметку Н. Ярошенко из Полтавы о том, как он завидует соседу, который вернулся с фронта живым - с ранением и наградой. Все-то у него есть: жилье, импортная мебель, ковры, телефон и много всякого барахла. А вот его дед погиб, и ему, то есть внуку, ничего не дают. Больно читать такое. Не знаю, может, тот особый фронтовик или номенклатура какая-то, но только я и мои земляки- однополчане. Жилье мы никогда не просили, а пришли с фронта - засучили рукава, голодные, не одетые как следует, восстанавливали заводы, города, платили непосильные налоги, займы. А для себя месили глину и лепили хаты- мазанки. Так и прожили в них полвека. И как насмешка звучат слова нашей песни, что "здесь живет семья российского героя, грудью защитившего страну". А импортную мебель и др. мы видели по телевизору. Что касается продуктов - да, раз в месяц ходим "на встречу на Эльбе" (так окрестили мы ту очередь в магазин "Ветеран"). Стоим день, а то и второй за "дефицитными товарами".

А вот лично я завидую Ярошенкову деду, что лежит под Смоленском и не дожил до этого позорного дня, когда за нашу пролитую кровь, пот и всю каторжную жизнь нас те же, которых мы защищали; дали жизнь, теперь называют оккупантами, недобитыми сталинцами. За что?

Д. Яшкин, г. Буденновск, Ставропольский край

До сих пор завидую

ПИСЬМО Н. Ярошенко - задело меня за живое. Правильно он пишет: нет у нас справедливого подхода именно к солдатским детям и вдовам. Они потеряли в лихую годину войны своих мужей, а мы - отцов. Моя мама осталась вдовой, когда ей было 28 лет, а нас, ребятишек, четверо сирот. Помощи практически от государства не было. В колхозе как могли, так и перебивались - чуть выжили, трудно без слез вспоминать.

Обидно, что такие вдовы, как наша мама, не получали и не получают таких льгот как участники войны. Ведь они вынесли все тяжести войны и послевоенные трудные годы. Мы, дети, страдали от невзгод послевоенных, потому, как ни говори - а дети фронтовиков, которые вернулись живыми, жили лучше и легче, как морально, так и материально. И если они тогда не чувствовали себя ущемленными, то и сейчас за счет своих отцов-фронтовиков пользуются благами материальными. Ведь, как ни крути, а факт есть факт: мы не могли по бедности что-либо купить в те трудные годы, а теперь просто не имеем возможности достать необходимую вещь.

Л. Пилипенко, г. Белебей, Башкирия

* * *

Как дела, предприниматель?

Не хочу в подполье

Я ЗАНИМАЮСЬ индивидуальной трудовой деятельностью - шью меховые женские шапки.

Взяла патент на 1 год, уплатив госпошлину 1000 руб. Вызывают меня в финотдел г. Ейска и говорят, что патент стал стоить 3100 руб. Или доплачивайте остальные 2100 руб., или патент будет действителен только 4 месяца.

Нам, "индивидуалам", государство не помогает ничем абсолютно: ни в приобретении оборудования, ни в снабжении мехом, подкладочным материалом, нитками (сейчас все это достать очень трудно). Мне тяжело отработать 1000 руб., а 3100 - практически невозможно, так как у меня весь труд ручной. Что же делать? Дороже продавать шапки? Но цены на мех и так сумасшедшие - никто брать не будет. Или уйти "в подполье", шить "втихаря" и государству не платить ни копейки? К этому, похоже, нас, "индивидуалов", и толкают.

Н. Федотова, Ейск, Краснодарский край

Сначала отчет

ХОТЕЛОСЬ БЫ через вашу газету получить ответ на вопрос: к какому классу защищенности относится подавляющее большинство одураченных советских фермеров, которые поверили в какие-то перемены нашего общества? Нам дали землю, в основном неудобицу, брошенную, короче, которая никому не нужна. В большинстве случаев вкладываем в нее свои кровные деньги. Ссуду взять практически невозможно из- за массы всяческих инструкций и постановлений. Помощи нет ниоткуда. Миллиард, якобы выделенный нам, фермерам, похоже, осел где-то по дороге.

И тем не менее, не вложив ни одной копейки, с нас уже требуют отчета о доходах. Фининспекция уже на страже. А у нас одни расходы! Но нам, чтобы трудиться, еще иногда и есть что-то надо. А мы даже компенсации на подорожавшие товары не получаем - ведь мы не работаем на государственных предприятиях (зачастую негде), мы не пенсионеры и не инвалиды. Так нужны ли мы вообще нашему государству?

П. Матвеев, Маловишерский район, Новгородская обл.

* * *

Письмо плюс совет

Голодать не должны

Я ЖИВУ на Украине, а на все лето выезжаю в деревню в Россию, где похоронены мои родные и есть свой дом. Но там мне отказывают в снабжении продуктами, так как у меня нет местной прописки и, естественно, талонов на продукты.

А. Ионычев, Донецк

Письмо комментирует начальник юридического отдела Минторга СССР Ю. БОЛДЫРЕВ.

ВИЗИТКИ, талоны, карточки - это "творчество" местных властей. Закона о их введении на территории нашей страны нет. В существующем Законе СССР "Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР" о них тоже нет ни единого слова. Но там говорится, что деятельность Советов народных депутатов осуществляется на принципах самостоятельности и независимости, их ответственности за решения вопросов местного значения. Вот власть на местах и решает, что если она ответственна за обеспечение "своих" продуктами, то следует в наше время ограничить к ним доступ "чужих". Такая система распределения неудобна и не нужна всему населению страны. Так что лучше бы на местах больше думали не о ней, а о расширении производства продуктов. А пока оказавшимся в положении "чужих" необходимо обращаться в местные исполкомы за временным разрешением пользоваться правами местного населения.

Ю. РОГОВ

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество