105

В ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АВАРИИ УЧАСТВОВАЛИ 600 ТЫС. ЧЕЛОВЕК. Четыре года лжи?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42 20/10/1990

Более четырех лет прошло после чернобыльской аварии, круто изменившей судьбы сотен тысяч людей. Более четырех лет Минздрав СССР убеждал население, что им сделано все возможное для смягчения последствий катастрофы. Материалы, представленные в редакцию официальными экспертами Комитета Верховного Совета СССР по вопросам экологии и рационального использовании природных ресурсов Э. БОРОВЕЦКОЙ и Н. ДЫРОВЫМ, свидетельствуют - это далеко не так.

МИНЗДРАВ И КГБ

Специалисты Военно-медицинской службы (ВМС) КГБ УССР, начиная с мая 1986 г., проводили самостоятельные, независимые от Минздрава исследования, которые систематизировались ежемесячно. Анализируя результаты этих исследований, они пришли к следующим выводам.

Первый. Масштаб и характер радиационного загрязнения свидетельствует о возможных весьма тяжелых последствиях аварии. Радиоактивные вещества (РВ) распространялись во всех направлениях и на значительные расстояния. Существенное, а порой и решающее значение в загрязнении местности на протяжении длительного периода имели радиоизотопы церия, ниобия, циркония, теллура, неодима, нептуния, рутения, лантана, цезия, а в последующем и трансурановых элементов. С пищей, водой, ингаляторно, через кожу они постоянно поступали в организмы людей.

Второй. В отличие от официальной версии Минздрава, специалисты ВМС считают, что не йод и цезий были основными дозообразующими факторами для человека (кроме щитовидной железы), а целый комплекс радионуклидов. Минздрав утверждал (и взгляды его не изменились), что их вкладом в формирование лучевой нагрузки можно пренебречь. По данным ВМС КГБ, в 1986 г. этот вклад составлял 80% дозы радиации, полученной населением, в последующие годы - 50 - 70%. То есть Минздрав сознательно занижал дозу облучения. Поэтому дозы, установленные участникам ликвидации последствий аварии, должны быть перерассчитаны.

Третий. Минздрав утверждал: поскольку дозы, полученные населением прилегающих районов, невелики, то и обращать на них внимания не стоит. Специалисты же ВМС КГБ пришли к выводу, что малые дозы приводят к различного рода нарушениям в организме человека.

Четвертый. Минздрав безответственно утверждал, что коэффициент совместного воздействия ионизирующего излучения и тяжелых металлов равен 1,3. Специалисты ВМС доказали, что даже совместное воздействие только внешнего и внутреннего облучения дает значительно больший коэффициент.

Пятый. Минздрав заявил, что короткоживущие изотопы не опасны и поэтому учитывать их нет необходимости. Специалисты ВМС считают, что их вклад в формирование лучевой нагрузки обязательно надо учитывать, поскольку при распаде они дают высокоэнергетические частицы и создают высокие дозы облучения.

Шестой. По мнению ученых ВМС КГБ УССР, "35-бэрная" концепция, официально выдвинутая Минздравом, не только научно несостоятельна и потенциально опасна, но и дезинформирует население, научные круги, правительство.

СПРАВКА

В результате чернобыльской катастрофы радиоактивному заражению подверглись территории трех советских республик - Украины, Белоруссии, РСФСР, где проживает сейчас более 5 млн. человек. (Украина - 1 млн. 800 тыс., Белоруссия - 2 млн. 400 тыс., РСФСР - около 1 млн.).

Радиоактивному загрязнению подверглись в РСФСР - Брянская, Калужская, Тульская, Орловская, а также в меньших масштабах - Курская, Смоленская, Липецкая и Тамбовская области, в Украинской ССР - Житомирская, Киевская, Ровенская, Черниговская, Черкасская и Винницкая области, в Белорусской ССР - Гомельская, Могилевская, Брестская, Минская, Гродненская области. Имеются пятна в Краснодарском крае, в районе Сухуми, Прибалтике.

Только 25 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР заявил, что сложившееся положение - результат неправильной оценки масштабов аварии, слабой координации действий, отсутствия информации о радиоактивном заражении (особенно в 1986 г.).

"ЗАПРЕТНЫЙ" МЕТОД

Параллельно с медико-биологическими исследованиями ученые ВМС КГБ УССР вели поиск эффективных методов и нетоксичных средств для лечения пострадавших. И такой метод был найден.

Еще в 1979 г. в Институте проблем онкологии АН УССР был накоплен большой опыт по применению гемосорбции при радиационных поражениях. Авторы методики Л. Пинчук, В. Николаев, В. Стрелко были удостоены Государственной премии СССР.

Вероятно, именно из-за значимости этой работы бывший тогда вице-президентом АМН СССР Л. Ильин решил "украсить" титульный лист фамилиями еще около тридцати своих сотрудников и своей собственной. После такого научного пиратства все дальнейшие пути для реализации метода в Киеве были перекрыты.

Однако Военно-медицинский госпиталь КГБ УССР, не подвластный 3-му управлению Минздрава, продолжал применять "запретный" метод. Когда в мае 1986 г. в госпиталь КГБ стали поступать первые больные (сотрудники КГБ также принимали участие в ликвидации последствий аварии), то для уменьшения дозы и интоксикации организма радиотоксинами были применены гемо- и энтеросорбция.

Министр здравоохранения СССР Е. Чазов, Л. Ильин, Всесоюзный научный центр радиационной медицины проигнорировали положительные результаты лечения. Более того, в апреле 1986 г. начальник ВМС КГБ УССР М. Захараш даже был вынужден обратиться в правительственную комиссию с тем, чтобы Институт биофизики МЗ СССР не мешал работать специалистам госпиталя.

После вмешательства зам. председателя КГБ УССР Ю. Петрова вопрос был решен, но с апреля по июнь 1986 г. лечили сорбентами только работников КГБ. В июле, видя результаты лечения, Министерство обороны СССР решило подключить к данной методике свой контингент.

В 1989 г., зная о тяжелом состоянии здоровья атомщиков, самоотверженно обслуживавших Чернобыльскую станцию в 1986 г., о том, что из трехсот специалистов семьдесят уже умерло, врачи ВМС КГБ предложили им свою помощь. Курс лечения прошли около 200 человек.

Приведем лишь один отрывок из письма человека, потерявшего уже было надежду на выздоровление: "... мы, считавшие себя уже приговоренными к медленному умиранию, ожили. На протяжении трех лет после аварии чем только я не болел, а после прохождения двух курсов энтеросорбции даже полиноз - аллергическое заболевание, возникшее после аварии, меня не слишком беспокоило".

Полученные результаты по всем пострадавшим, прошедшим курс лечения гемо- и энтесорбции, ежегодно отправлялись в Минздрав СССР. В ответ... молчание. Почему же целый ряд инстанций, в которые обращался КГБ УССР, не отреагировал на уникальные результаты работы специалистов ВМС? Почему эффективная методика, которая могла спасти многие жизни, отвергалась теми, кто должен был разрабатывать программу спасения народа? Надеемся, что ответы на эти вопросы вскоре будут найдены.

Но один ответ уже известен. Извечный монополизм и стремление самовластно распоряжаться засекреченной истиной и здесь сыграли свою злую роль. Находясь на вершине социальной пирамиды и привыкнув к тому, что в нашей стране правят не законы, а люди, руководство Минздрава в эйфории полной безнаказанности пыталось проигнорировать и на этот раз законы природы, раздавая ей директивные указания. Только вот не приемлет она административно-командных методов управления радиоактивным распадом. Существуют законы, которые нельзя ни преступить, ни обойти, и чем раньше мы поймем это, тем меньше пострадает общество.

Подготовил В. РОМАНЕНКО.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество