aif.ru counter
521

В 1989 г. КОНКУРС В МГИМО СОСТАВЛЯЛ 6 ЧЕЛОВЕК НА МЕСТО. В дипломаты - без протекции?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46 18/11/1989

Московский государственный институт международных отношений МИД СССР - один из самых престижных вузов нашей страны. Сегодня МГИМО это 3,5 тыс. студентов (из них 1000 иностранцев из 14 государств), 40 кафедр, 800 человек профессорско-преподавательского состава и 900 - обслуживающего персонала. На протяжении длительного времени аббревиатура МГИМО ассоциировалась у "простых смертных" с чем-то недостижимым и таинственным. И вот теперь вуз внесен в справочник для "рядовых" поступающих, а в самих его стенах происходят важные перемены. О них рассказывает ректор МГИМО Р. С. ОВИННИКОВ.

- БЫЛО БЫ ОШИБОЧНО ДУМАТЬ, что в МГИМО до моего прихода учились только "блатные". Но дети руководящих работников среди студентов на самом деле преобладали- Существовал и ряд ограничений для поступающих, многие из которых за последние 3 года в корне пересмотрены. Прежде всего в 2 раза увеличен прием иногородних (сейчас они составляют половину всех студентов), Сняты ограничения на девушек - если раньше они составляли только 7-8% от общего числа обучающихся в вузе, то в этом году - 17%. Отменены также льготы производственникам - теперь все поступают на общих основаниях. Единственное ограничение, которое сохраняется, - возрастной ценз (25 лет) для поступающих на дневное отделение.

- А каков социальный состав поступавших в МГИМО в этом году?

- Около 20% рабочие, остальные - служащие, учащиеся средних школ, демобилизованные воины Советской Армии. Из поступавших 12 колхозников ни один не прошел по конкурсу, который в этом году составлял 6 человек на место.

- У всех ли абитуриентов были равные условия при поступлении в МГИМО? Ведь сын рабочего и сын дипломата, проживший долгое время за границей, знающий страну я хорошо владеющий иностранным языком, заведомо не равны по силам, что неизбежно проявляется в ходе экзаменов...

- Разумеется, знания детей дипломатических работников по отдельным дисциплинам выше, чем у абитуриентов из рабочих семей. Но мы старались создать для всех равные условия при поступлении, организовав для желающих подготовительные курсы продолжительностью полгода (стоимость курсов - 180 руб. на человека). Для иногородних такое обучение проходило заочно, что, конечно же, было менее эффективным. Есть в МГИМО и подфак, на который приходится 1/3 приема. В этом году на него было принято 117 человек, в основном производственники, а также воины- "афганцы" (26 человек).

- Как известно, для многих желающих поступить в МГИМО непреодолимым препятствием является необходимость наличия рекомендаций обкомов и горкомов КПСС. Таким образом уже на уровне своеобразных "верительных грамот" происходил отсев. Интересно, как можно доверять "поручительству" подписавшего рекомендацию для поступления в МГИМО абитуриенту, которого он зачастую и в глаза не видел?

- Я считаю, что система выдачи рекомендаций для поступления в наш вуз должна быть изменена. Практика показывает, что чем выше уровень "поручительства", тем мы меньше получаем реальной информации об абитуриенте. Сейчас существует правило, по которому в МГИМО можно поступать только при наличии рекомендации от обкомов, ЦК компартий союзных республик, а для Москвы и Ленинграда - райкомов.

Сразу хочу предупредить, что мы не собираемся отказываться от рекомендаций совсем (ведь наш вуз - политический), а предлагаем передать право их выдачи непосредственно советам трудовых коллективов по согласованию с общественными организациями. В школах, к примеру, рекомендации будут выдаваться учебными советами, в армии - руководством воинских частей, где служит абитуриент (сейчас такая рекомендация дается на уровне дивизии) и т. д.

- Недавно "АиФ" опубликовал заметку о заработках советских дипломатов. Оказалось, что получают они по сравнению даже с инженерами совсем немного. И тем не менее конкурс в МГИМО из года в год остается высоким. Только ли интерес "посмотреть мир" движет абитуриентами вашего вуза, или здесь преобладает меркантильный расчет?

- Я затрудняюсь ответить, чем руководствуется абитуриент, пытаясь поступить в МГИМО. По собственному опыту могу сказать, что раньше в дипломаты шли не ради наживы, а действительно стремясь найти интересную работу. Сейчас некоторые рассматривают профессиональную дипломатическую карьеру в качестве возможности пожить за границей и хорошо заработать. Но я глубоко убежден, что профессия дипломата - это отнюдь не путь к обогащению.

- Вы уже упомянули тот факт, что МГИМО - вуз политический. Очевидно, поэтому все ваши выпускники - коммунисты...

-... и комсомольцы. Думаю, что даже после введения новых рекомендаций большинство наших выпускников будут составлять члены КПСС и ВЛКСМ. В любом случае они окажутся лучше политически подготовлены, чем беспартийные. Тем не менее мы будем готовы принять на учебу и их, если за них поручится коллектив.

- Ваш институт осуществляет первый этап подготовки будущих советских политиков и дипломатов. Чему их в МГИМО, на ваш взгляд, "не учат совсем" или "учат плохо"?

- Мы не можем в стенах вуза научить главному - жизненному опыту. Любое образование по своей сути всегда прежде всего теоретично. Часто "отличники" не "вписываются" в жизненные реалии, а "троечники", наоборот, быстро двигаются по служебной лестнице. Для будущего дипломата главное - сочетание хорошего базового образования и жизненного опыта.

- А насколько подобная дипломатическая "самостоятельность" бывает присуща нашим послам, назначаемым на эти посты с советской и партийной работы? Ведь они МГИМО не кончали...

- В прошлом послами за рубеж действительно часто отправляли "штрафников". Тут уж было не до самостоятельной позиции, а как бы "пересидеть" бурные времена. Естественно, подобные назначения отрицательно сказывались на работе коллективов совзагранучреждений. А вот в соцстраны назначение послами СССР авторитетных партийных работников, на мой взгляд, оправданно. И хотя они в МГИМО в большинстве своем не обучались, им удавалось в целом успешно справляться со своими обязанностями.

- Пост ректора МГИМО - своеобразная "дипломатическая номенклатура". Как вообще назначают руководителя этого вуза и как вы попали на столь высокий пост?

- Прежде всего хочу сказать, что мое появление в МГИМО совпало с началом перестройки в нашей стране.

- Совпало или непосредственно связано?

- Наверное, и то, и другое. Когда я в ноябре 1985 г. стал ректором МГИМО, в институте был сильный застой, и мне поручили его ликвидировать. До МГИМО я работал начальником управления МИД по внешнеполитическим мероприятиям. При назначении на пост ректора у меня было довольно много конкурентов, а кандидатура согласовывалась не только в МИД, но и в тогдашнем Минвузе.

- Насколько ректор МГИМО независим от постороннего давления? Ведь руководителя такого престижного вуза наверняка одолевают просьбами помочь при поступлении тому или иному абитуриенту...

- Да, как и четыре года назад, мне по-прежнему звонят высокопоставленные мамы и папы. Но за все это время я не говорил ни с одним из них по личным вопросам. Если у кого-то из абитуриентов или студентов возникают проблемы, они могут в любое время прийти ко мне в кабинет и поговорить. Моя принципиальная позиция - покончить в стенах МГИМО с "блатом", и я думаю, что наши усилия в этом деле уже дали ощутимые результаты.

Беседу вел Ю. СИГОВ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество