aif.ru counter
29.07.1989 00:00
302

ЗАБАСТОВКА ШАХТЕРОВ В КУЗБАССЕ. Десять дней, которые потрясли страну

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30 29/07/1989

Прошедшая педеля была заполнена сообщениями о забастовках шахтеров - Кузбасс, Донбасс, Караганда, Воркута, Ростов... Для одних они стали своеобразным шоком, для других - поводом для серьезных размышлений о судьбе перестройки, а значит, и будущего страны. Наши специальные корреспонденты В. РОМАНЕНКО и А. УГЛАНОВ побывали в городах Кузбасса, где встретились с непосредственными участниками событий, послуживших импульсом приостановки работы шахт в разных регионах страны.

ДИНАМИКА ЗАБАСТОВОК В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛ.

Общий ущерб (ориентировочные данные) составил 65 648 тыс. руб.

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 80-х годов, читая в газетах и видя с экранов ТВ бастующих шахтеров, скажем, в Великобритании, мы восхищались мужеством горняков и возмущались непреклонностью позиции "железной леди", не желающей идти на уступки "законным требованиям рабочего класса".

Проблемы, увы, у них и у нас оказались во многом схожими: тяжелый труд, высокий травматизм, неудовлетворительная оплата труда.

"ЭТО НАШЕ ГОСУДАРСТВО"

Площадь города Прокопьевска. Сюда съехались представители бастующих шахт Кузбасса. На центральной площади день и ночь продолжался непрерывный митинг.

- Мы здесь собрались, - говорит заместитель председателя регионального забастовочного комитета, проходчик шахты Ю. РУДОЛЬФ, - не для того, чтобы митинговать, а чтобы обсудить свои насущные проблемы и быстрее прийти к соглашению с правительственной комиссией. Никому из нас не хочется запускать государство "в трубу". Это же наше государство.

- Начиная забастовку, какие цели вы ставили перед собой?

- У нас чисто экономическая забастовка. Политических требований мы не выдвигали. Но когда начинали, то не шахтеры, а некоторые представители неформалов высказывали недоверие Советской власти, призывали "разогнать" горкомы и исполкомы.

- И как вы на это реагировали?

- К микрофону их не допускали. На митингах шахтеры у нас в спецовках - это наша гордость и рабочая честь. Она и дисциплинирует.

- Поддерживают ли вас ваши жены?

- Достаточно посмотреть во время обеда, как они кормят своих мужей-шахтеров. С нами солидарен весь город. Когда к нам хотели присоединиться медики и работники других отраслей, мы обратились к людям: все, кто работает на обеспечении города, бастовать не должны. Наоборот, их солидарность с нами будет заключаться в том, что не прекратится жизнеобеспечение города.

- Вы считаете свою акцию перестроечной?

- Да. В первых пунктах наших требований - региональный хозрасчет, юридически закрепленная самостоятельность предприятий. Все пункты наших требований жизненно важные. Но мы понимаем, что одни могут быть удовлетворены в течение месяца, другие - года.

- Но ведь ваша забастовка привела к большим экономическим потерям.

- Да, потери большие. Но еще до забастовки в целом по Кузбассу на складах скопилось 12 млн. т угля. Он горит, теряет качество. Получается, что он не нужен потребителю.

- Ваша забастовка вызвала волну забастовок и на других шахтах страны. Была ли в этом необходимость?

- Если бы они не забастовали, то наши проблемы решались бы не по горной промышленности в целом, а только для Кузбасса. Но раздувать пожар забастовок мы не намерены.

Многие рабочие, с которыми мы беседовали на площади, в своих высказываниях были более радикальными. Одни требовали "гнать в шею" местного председателя народного контроля. Другие говорили о том, что в магазинах ничего не купишь - все "по блату", из- под прилавка. Что нынешние депутаты местных Советов - "пешки", делают только то, что им скажут. "Надо будет выбирать мужиков из стачечного комитета..."

ИЗ ПАКЕТА ТРЕБОВАНИЙ ШАХТЕРОВ КУЗБАССА

- Широко использовать различные формы собственности на средства производства - государственную, кооперативную, арендную, акционерную и другие;

- продавать продукцию, произведенную сверх заключенных договоров, по договорным ценам как внутри страны, так и в другие страны;

- предусмотреть в проекте о реформе оптовых цен повышение цен на уголь в соответствии с фактическими затратами на добычу;

- систематически корректировать уровень заработной платы в соответствии с ростом индекса цен;

- упростить структуру аппарата управления предприятий, сократить численность специалистов и руководителей;

- для трудящихся, занятых на подземных и открытых работах при стаже работы на них свыше 25 лет, предоставить право выхода на пенсию независимо от возраста с установлением размера пенсии в 70% заработка;

- работникам, занятым на подземных и открытых горных работах во вредных условиях труда, увеличить отпуск до 42 рабочих дней.

СПРАВКА. В 1988 г. в воздух Новокузнецка выброшено 897 тыс. т вредных веществ (в Кемерове - 116 тыс.). Из 13 групп болезней по четырем заболеваемость в Новокузнецке превышает всесоюзный уровень: глазные болезни - на 72%. заболевания органов дыхания у детей - на 30%, злокачественные образования - на 34%. Заболеваемость бронхиальной астмой в районе Кузнецкого металлургического комбината в 7,5 раза выше, чем в контрольном сельском районе.

По мнению местных медиков, на промышленных предприятиях сейчас практически нет здоровых женщин. Группа риска по акушерской патологии составляет сегодня до 99% от общего числа ждущих ребенка. Каждый второй ребенок, рожденный женщиной, работающей на любом из химических предприятий области, требует реанимации.

В Кемерове в год в среднем рождается 8,5 тыс. детей. В 1986 г. больными родились 914 детей, в 1987 г. - 1453, в 1988 г. - 1752. Если эта тенденция будет сохраняться, то к 2000 г. в Кемерове не появится на свет ни одного здорового младенца.

НА ДОВЕРИЕ - ДОВЕРИЕМ

- Когда мы получили первые известия, что в Междуроченске забастовали шахтеры, говорит начальник областного управления внутренних дел В. ШКУРАТ, - нас это шокировало. Такой ситуации в Кузбассе никогда не было. Но собирать людей из других городов, переводить их в Междуреченск мы не стали, чтобы не вызвать нежелательных инцидентов. Мы обратились к шахтерам с тем, что полностью доверяем им и уверены, что, как люди сознательные, они сами будут поддерживать порядок и создадут отряд рабочей дружины.

- Как закрывали винные магазины?

- Тоже совместно. После того как стали появляться пьяные, было решено поставить пикеты около всех винных магазинов, опечатав их. На второй день забастовки вместе с пикетчиками мы изъяли за ночь у торговцев-спекулянтов 450 бутылок спиртного и 2 кг анаши - это только в Междуреченске. Все это сразу было обнародовано.

- Какой была криминогенная обстановка в области до и во время забастовки?

- За неделю до забастовки всего было зарегистрировано 1544 преступления, во время забастовки 1059 - меньше на 31,4%. Ни одного инцидента между рабочими и милицией за время забастовки не было.

"МЫ ДЕЛАЛИ ВСЕ"

В здании Кемеровского обкома партии пустынно Многие партработники выехали на шахты. То, что не делалось годами, нужно наверстывать за считанные часы. Наш собеседник - секретарь обкома, зав. идеологическим отделом В. ЛЕБЕДЕВ.

- Забастовка шахтеров была для вас неожиданной?

- Однозначно ответить трудно. Мы чувствовали, что ситуация обостряется. Особенно в связи с невыполнением многих решений по развитию хозяйственной самостоятельности предприятий, с ухудшением снабжения Кузбасса продовольствием, медикаментами, моющими средствами и т. д. Но что это проявится именно в такой форме, как забастовка, - конечно, нет.

- Принимались вами какие-либо предварительные меры по снятию нарастающей социальной напряженности?

- В силу тех возможностей, которые входят в компетенцию местных органов, конечно, мы делали все. Главная причина создавшегося положения - отсутствие реальной власти у Советов.

- Побывав во многих шахтерских городах области, мы не почувствовали ни силы, ни авторитета партийных комитетов. Наоборот, со стороны рабочих было высказано немало нареканий в их адрес.

- Для многих партработников неожиданной была не столько забастовка, сколько вопрос о том, как действовать в данных условиях. Ведь подобного опыта ни у кого из нас нет. Особенно остро растерянность ощущалась в первые дни забастовки. Но затем многие партработники сориентировались и активно включились в работу.

Не следует забывать и о том, что еще до забастовки бюро обкома был принят документ, осуждающий забастовку как форму протеста. В нем, в частности, отмечалось, что коммунист, участвующий в забастовке, должен привлекаться к партийной ответственности.

- Это постановление и сейчас в силе?

- Официально его никто не отменил. Но сегодня такая позиция совершенно неприемлема. Сама жизнь выплеснула это решение за борт.

- Какова, по вашему мнению, дальнейшая судьба лидеров забастовки?

- Думаю, что это хороший резерв для формирования местных Советов, профсоюзов, народного контроля.

"СЮДА ЕЩЕ НЕ ДОШЛА ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕФОРМА"

Прокопьевск, 19 июля. Когда согласование неотложных мер между правительственной комиссией и региональным забастовочным комитетом близилось к завершению, мы обратились к председателю комиссии, члену Политбюро, секретарю ЦК КПСС Н. СЛЮНЬКОВУ с просьбой дать свою оценку забастовке шахтеров.

- Я прямо должен сказать: рабочий класс здесь высокосознательный и высокоорганизованный. В сложной ситуации, когда события готовы были вырваться из- под контроля, он не потерял выдержки, не поддался на экстремистские призывы некоторых неформальных лидеров. Вы сами убедились, что практически все рабочие были в душе против забастовки, понимали серьезность экономических последствий. Но запущенность социально-экономической сферы, нерешенность многих хозяйственных вопросов вынудили их обратиться к подобной форме протеста.

С первого дня правительственная комиссия приступила к конструктивному диалогу с представителями забастовочных комитетов.

Но мы сейчас решаем не только те вопросы, которые были подняты шахтерами. Нам было бы проще ответить на их конкретно поставленные вопросы. Не в этом дело. Мы убедились, что за этими, порой мелкими, частными, несистематизированными вопросами стоят большие проблемы развития региона.

Треть вопросов, вызвавших неудовлетворенность всего Кузбасса, связана с внедрением нового экономического механизма. Чрезмерное местное администрирование сильно тормозит внедрение новых форм хозяйствования. Сюда практически еще не дошла экономическая реформа.

Если бы предприятиям области была предоставлена хозяйственная и юридическая самостоятельность, предусмотренная Законом о государственном предприятии, хотя бы год назад, уверен, не было бы никакой забастовки и той социальной напряженности, которая существует в регионе сейчас.

- Какие конкретные решения были приняты?

- Во-первых, мы договорились ввести с 1 августа этого года районный коэффициент к заработной плате 1,3 для всех трудящихся области, определили источники введения доплат за работу в вечерние смены.

Во-вторых, обсудили вопросы улучшения снабжения населения продовольствием, товарами народного потребления первой необходимости.

В-третьих, полностью поддержаны предложения о предоставлении трудовым коллективам права самим решать ряд вопросов их хозяйственной деятельности и т. д.

Мы договорились о том, чтобы внимательно рассмотреть все поставленные трудящимися вопросы и по ним максимально найти положительные решения.

- Вам удалось найти взаимопонимание с руководителями забастовочных комитетов?

- Полное. Более того, это люди большого государственного подхода, горячо болеющие за дело. Они трезво оценивают возможности и принимают решения, исходя из реальных условий. Работа с региональным забастовочным комитетом шла конструктивно, по- деловому, мы вместе искали и находили компромиссы.

- Не считаете ли вы, что эта забастовка подтолкнет местных руководителей к более интенсивному внедрению в жизнь нового хозяйственного механизма?

- Нет. Таким путем мы перестройку вперед не продвинем. Забастовка - это не конструктивный метод решения вопросов. Я не говорю уже об экономическом и особенно политическом ущербе. Учиться надо на хорошем опыте. Если человек не учится на ошибках других, то сама жизнь заставляет его учиться на своих. А они слишком дорого обходятся стране. Необходимо трезво и грамотно оценивать реалии сегодняшнего дня, предвидеть развитие событий и избегать подобных ошибок.

ГДЕ ЗОЛОТАЯ СЕРЕДИНА?

Итак, забастовки в Кузбассе и других регионах страны прекращены. Кто-то вздохнет в тиши своих кабинетов с облегчением, что на этот раз пронесло. Но большинству становится ясно, что борьба за перестройку перешагнула некий рубеж. Из верхних этажей политической власти, минуя среднее звено, во многих случаях все еще чего-то выжидающее, она пришла к тем, кому больше всего нужна.

Но дело не только в торможении экономических преобразований. Не по-хозяйски, как с чужим, обращались местные руководители и с тем, что имелось. Как заявил председатель ЦК профсоюза рабочих угольной промышленности М. Сребный, на социальные нужды в регионе не осваивается ежегодно около 100 млн. рублей! Как раз на то, чего сегодня остро не хватает.

Результаты забастовки оцениваются по-разному. Наряду с резко позитивными оценками существуют и прямо противоположные. Многие люди считают, что требовать повышения зарплаты и пенсии, когда в стране 40 млн. человек живут за чертой бедности, - значит либо делать их еще беднее, либо опять включать печатный станок и тем самым подстегивать инфляционные процессы. Товаров от этого больше не станет.

Чтобы ответить на эти вопросы, нужны люди, кровно заинтересованные в процветании своего края. И таковые появились. Ждать, вероятно, осталось недолго - до первых выборов в местные Советы и до принятия Закона СССР о местном самоуправлении.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество