aif.ru counter
10.06.1989 00:00
39

ТРИБУНА НАРОДНОГО ДЕПУТАТА. От имени народа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23 10/06/1989

В дни работы Съезда специальные корреспонденты "АиФ" Н. ЖЕЛНОРОВА и Л. НОВИКОВА встретились в Кремле с народными депутатами СССР и взяли у них короткие интервью, которые публикуются в этом номере.

А. С. КАПТО, заведующий Идеологическим отделом ЦК КПСС, член ЦК КПСС.

- Что вы ожидали от Съезда?

- Я ожидал, что Съезд будет интересным во всех отношениях, как по содержанию, так и по форме. Ведь там должен обсуждаться самый широкий спектр проблем: политических, экономических, межнациональных отношений. Такого Съезда - по накалу страстей, свободе высказывания мнений, уровню дискуссий - у нас, конечно, еще не было. Это действительно огромное политическое событие в нашей истории, событие, которое будет иметь огромное значение и для последующих этапов нашего развития.

- Но и минусов в работе Съезда, наверное, тоже немало?

- Я бы не столько говорил о минусах, хотя они, безусловно, тоже есть, сколько о том, что какого-то опыта у нас еще не накоплено. Нам часто не хватает культуры дискуссий, не хватает терпения до конца понять, выслушать друг друга, а самое главное - осуществить конструктивный поиск. Думаю, от такой нетерпимости надо со временем избавляться, потому что народные депутаты должны будут принимать решения, а чтобы принять самое правильное решение, надо все выслушать до конца, все взвесить, все осмыслить.

Во-вторых, конечно, не все вопросы с одинаковой глубиной освещаются. Например, вопросы культуры были подняты достаточно глубоко лишь в выступлениях Д. Лихачева, Ч. Айтматова, Б. Олейника, В. Белова и В. Распутина. Многие же выступающие касались лишь отдельных моментов, хотя сейчас в духовной сфере тоже накопилось очень много сложных проблем, требующих незамедлительного разрешения. Третье. Я ожидал, что более панорамно, в широком плане, будут освещены проблемы молодежи. Эта тема мне близка, поскольку раньше я ею достаточно занимался. Отдельные аспекты, правда, на Съезде поднимаются, но весь комплекс молодежных проблем, с прикидкой на будущее, т. е. что нужно решать, не нашел достаточного отражения.

- Александр Семенович, вам не кажется, что очень много звучит нападок на партию? Почему?

- Вопрос правильно задан. Многими здесь, на Съезде, было отмечено, что партия начала перестройку, была ее инициатором, она очень остро почувствовала необходимость радикальных изменений и в сфере экономики, политики, и в сфере духовной жизни. И это какой-то парадокс, что со стороны отдельной части депутатов проявляется не только непонимание вопроса, а действительно во всех отношениях незаслуженные нападки. И сейчас, когда нам как никогда необходима консолидация общества, на это надо обратить внимание каждому участнику перестройки. Ведь такие нападки - это удар по перестройке.

- А почему партийные работники, если можно так выразиться, не защищаются, не выступают?

- Некоторые выступали. Думаю, будут и еще выступления, но суть не только в этом. Я считаю, что защищать партию надо делами, повышением ее авторитета. Ведь решить все те вопросы, которые сегодня прозвучали на Съезде, можно только благодаря тому, что партия будет интегрировать усилия всего общества - партийных и беспартийных, интеллигенции, рабочего класса, крестьянства.

- Вас избрали в Совет Национальностей. Как вы будете работать, ведь у вас и так "тяжелый портфель"?

- Мне хотелось бы внести свой вклад в работу Совета Национальностей в меру своих сил, возможностей, опыта. Я ожидаю, что в комиссиях комитетах, как и на Съезде, не будет формализма, будет дух дискуссий, дух поиска новых решений назревших проблем. Поэтому оказаться в стороне от этих процессов я просто не могу, и я с готовностью и большим желанием включусь в эту работу, возьмусь за тот участок, который мне достанется.

***

С. АХРОМЕЕВ, Маршал Советского Союза, главный военный консультант при Президиуме Верховного Совета СССР, член ЦК КПСС.

- Почему, по вашему мнению, в последнее время ругают армию?

- Я бы не сказал, что ругают. Да, есть критика армии, во многом справедливая, мы к этому не привыкли, т. к. раньше этого не было, хотя это явление нормальное. Меня беспокоит скорее другое: у людей складывается впечатление, что в современных условиях армия становится ненужной. Вот это - ошибка большая.

- Сейчас часто поднимается вопрос: должна ли армия участвовать в разгоне митингов, как это было в Тбилиси?

- Армия в принципе не должна участвовать в событиях, которые происходят внутри страны и связаны с национальной рознью. Но бывают всякие ситуации. Сейчас, скажем, в Азербайджане, в Армении, в НКАО существует комендантский час, и он спас немало людей от гибели. Все зависит от конкретных условий и от того, чтобы участие армии, было умным, гуманным, как это ни парадоксально.

***

АЛЕКСИЙ, митрополит Ленинградский и Новгородский.

- Что бы вы хотели услышать с высокой трибуны с точки зрения религиозного деятеля?

- Я не считаю возможным частные вопросы, касающиеся религиозных объединений и церкви, ставить на Съезд. Этим будет заниматься комиссия по законодательству, которая будет вырабатывать закон о свободе совести. Надеюсь, этим она будет заниматься всерьез, ведь здесь надо все наши проблемы высказать. А проблем у церкви много. Это и принятие нового законодательства о свободе совести, и дискриминационное налогообложение духовенства и всех работающих в религиозных организациях. Но эти вопросы нужно решать в рабочем порядке, ведь на Съезде и так поднимается множество сложнейших проблем.

***

Б. ЕЛЬЦИН, член ЦК КПСС.

- Как вы объясняете разногласия среди депутатов московской группы?

- Московская группа образовалась как бы из двух групп. Одних работать никто не заставлял, собрались и решили: давайте мы будем готовиться к Съезду. Работали полтора месяца, оставляя двери открытыми для всех, пожалуйста, приезжайте с Камчатки, юга, севера. И действительно, приходили, участвовали. Потом нас решили, грубо говоря, взять под крышу, объединив всех депутатов, которые живут в Москве. Но столкнулось 200 разных интересов, не все хотят участвовать в работе, а ведь это же нелегкая работа, порой до 10 - 12 часов ночи. Причем группа работала не только по проблемам Москвы, она готовила для Съезда проекты всех документов. Подготовили их профессиональные юристы, экономисты. Мы считали, что главное - отчитаться перед народом, сделать доклад, обсудить его, а уже потом выбрать Председателя Верховного Совета. Так же и всех остальных.

Наша позиция была следующей: выборы только из альтернативных кандидатур: Верховный Совет, всех председателей комиссий и т. д. Понятно, М. С. Горбачев - лидер, он победит, но московская группа ради принципа оставила альтернативу, хотя знала, что потерпит поражение. Однако хотелось создать прецедент, чтобы в будущем это стало правилом.

- Скажите, новый состав Верховного Совета вам нравится?

- Нельзя сказать нравится - не нравится... Ведь за всех депутатов голосовал народ, а народ может их и отозвать.

Сама идеи сосредоточить в одних руках большую власть очень ответственна. Сегодня это хороший человек, завтра неизвестно, каким он будет. Но он всегда будет чувствовать, как народ отреагирует на его ошибки. Если эта политика народу не нужна, если решения народ не воспринимает, он через год скажет свое слово. А это очень важно, это - форма очень сильного контроля, это - механизм, который должен исключить рецидивы, которые у нас, к сожалению, были.

Давайте на это и будем рассчитывать. Мы с вами свидетели, как народ быстро просыпается, демократизируется, как этот процесс идет дальше.

***

Р. ЩЕДРИН, композитор.

- Мы сейчас с горечью констатируем, что наша политическая культура чрезвычайно низка. А она непосредственно связана с общей культурой. На Съезде же об этом говорят мало. Каково ваше мнение?

- Конечно, душа болит, сердце болит: вопросов у нас - миллиарды, в том числе и музыкальная культура.

Но я хочу сказать, что вопросы политические, экономические сегодня важнее. Я понимаю, что это все взаимосвязано, без культуры мы тоже не сдвинемся. Но в конце концов строительство нашей государственности, которая сейчас создается, которая будет потом решать и вопросы культуры, вышло сейчас на первый план.

Мне думается, что Съезд пока выработал и что мне кажется до чрезвычайности важно - это механизм выдвижения новых, талантливых, смелых, бескомпромиссных людей.

- Но Съезд многих уже выявил...

- Да, богата страна талантами, хорошими, умными, толковыми людьми. Но хочется, чтобы они не просто поговорили и разъехались, надо, чтобы они влияли на наши умы и сердца, нашу политику и дальше.

- Как нам объяснили, в Верховный Совет выдвигали только тех, кто изъявил желание работать постоянно. Предлагали ли вы свою кандидатуру?

- Нет, ибо у меня есть до говорные обязательства.

- Как вы считаете, сильный Верховный Совет избрали...

- Нет, и я об этом уже говорил, опять избрали в основном должности и место работы, а не живых людей. Сегодня, на 10-й день работы Съезда, я мог предложить и предлагал людей типа Травкина. Пусть они бывают с острыми углами, не всегда удобные, но они не дадут бюрократу без конца говорить или спокойно на полатях спать. Они будут будоражить людей, бить набат, когда это нужно.

***

А. ОБОЛЕНСКИЙ, инженер-конструктор Полярного геофизического института Кольского научного центра г. Апатиты Мурманской области.

- Когда вы предложили свою кандидатуру на пост Председателя Верховного Совета, это прозвучало как гром среди ясного неба.

- Не согласен. Может быть, для многих это действительно было неожиданным, но не для всех. Это не мальчишеское решение, а продуманный, запланированный поступок. Я об этом говорил и на теледебатах, которые очень активно проходили и транслировались по Ленинградскому телевидению. А получилось это таким образом. Среди народа очень сильно желание видеть выборы выборами, чтобы на одно место, на любые посты, было не менее 2 претендентов. Это показывают и социологические опросы. И во время предвыборной кампании этот вопрос постоянно будировался. У меня прямо спрашивали: если мы вас изберем, что вы сделаете для того, чтобы выборы были конкурсными? Отвечал: товарищи, но я же один, даже если вы меня изберете, кроме меня будет еще 2 тыс. депутатов. Но народ требовал конкретного ответа. Говорю, единственное, что могу, - это выставить свою кандидатуру на пост президента в качестве альтернативной, здесь никакого принципиального решения не требуется, только моя личная воля.

Ну а когда это решение родилось, как говорится, все остальное было делом техники. На следующих собраниях уже интересовались, правда ли я собрался баллотироваться на пост главы государства, эти же вопросы задавали и во время теледебатов. А коль дал обещание, его надо выполнять.

Вот такая предыстория. Но я ни о чем не жалею. Единственное, о чем не думал - не гадал, это о внезапно свалившейся известности,

- Но как депутату это вам, наверное, будет только помогать?

- Хочется верить. Но все-таки это хлопотно и очень непросто.

- Александр Митрофанович, а держите ли вы связь со своими избирателями сейчас, в дни работы Съезда?

- За время Съезда я получил уже более 500 телеграмм и не менее 100 писем. Многие посвящены моему выдвижению.

- И какие оценки?

- Примерно 1% не одобряют, остальные поддерживают, понимают важность этого поступка. Ведь это начало выборов, хотя мою кандидатуру и не включили в список для тайного голосования.

- Каковы ваши дальнейшие планы как народного депутата?

- К сожалению, информированность на Съезде очень слабая, и относительно составов комиссий и комитетов нас держат в неведении. Я бы хотел работать в комитете по законодательству и правопорядку.

- Почему? Вы ведь сугубо человек технический.

- Да. Но в нашей стране передний рубеж перестройки проходит именно в законодательной сфере. Необходимо закладывание основ правового государства, ведь сейчас мы практически бесправны, каждый чиновник творит, что хочет. Об этом можно судить даже по обращениям моих избирателей, которые уже до меня дошли. Многие жалуются на нарушения органов правопорядка, судебных органов. Конечно, я понимаю, что это одна точка зрения, а нужно смотреть и вторую, и разбираться в этом чрезвычайно сложно. Но нужно. Мне, например, странно, что так "выпятили" дело Гдляна - Иванова, причем именно сейчас. У нас ведь все суды и прокуратура не без греха. Поэтому, конечно, в работе данных следователей не может быть все гладко. Но все же главное, чем должна заняться комиссия, это не искать оплошности Гдляна - Иванова, а разобраться в тех обвинениях, которые они предъявили в адрес руководства, а потом уже переходить дальше. Наивно думать, что за в лет люди не писали о превышении следственной группой своей власти. Почему же тогда прокуратура молчала? То есть тут масса вопросов, в которых нужно спокойно, серьезно разобраться. И непонятно, почему Съезд так легкомысленно к этому отнесся.

- С чего вы все-таки начнете свою работу?

- За мной более 3 миллионов избирателей. И все же я считаю, что нельзя скатываться на местнический тон, ведь, не решив общего, мы не решим и частного.

В докладе Н. И. Рыжкова прозвучало, что мы поднимем жизненный уровень примерно 22 млн. пенсионеров. Но ведь он же привел и еще одну цифру - более 40 млн. у нас живут за чертой бедности. Поэтому это не решение проблем, а очередное латание дыр.

- А вы знаете решение?

- Группа депутатов в порядке законодательной инициативы подготовила проект улучшения условий малообеспеченным категориям населения. Просчитав прожиточный минимум, который пока у нас является государственной тайной, с 1 января 1990 г., не дожидаясь пенсионного законодательства, мы предлагаем доплачивать необходимую сумму бюджета государства до этого минимума.

- А успеете выступить с этим предложением, ведь Съезд заканчивается?

- Да, Съезд стараются свернуть, хотя мы, например, против. Если не выступим, подадим свой проект в Верховный Совет, а уж отклонить или нет, пусть он решает. Мы же будем бороться, для этого нас и выбирали. Есть у нас еще целый ряд предложений, но о них будем говорить в дальнейшем.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество