aif.ru counter
101

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Н. С. Хрущев. Год 1964-й - неожиданное смещение

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27 02/07/1988

Публикация "Н. С. Хрущев. Год 1957-й - укрепление позиций" ("АиФ" N 25) вызвала многочисленные читательские отклики. Отвечая на просьбы читателей, помещаем еще один отрывок из политической биографии Н. С. Хрущева, написанной советским историком Роем МЕДВЕДЕВЫМ.

КОНЕЦ ЛЕТА и начало осени 1964 года были наполнены для Хрущева обычной работой. После возвращения из Скандинавии и поездки в ЧССР он начал готовить новую реформу управления сельским хозяйством. Но проект Хрущева встретил возражения и в кругах Президиума ЦК, и среди секретарей обкомов, которым новая перестройка казалась ненужной и даже вредной при слабом развитии специализации в колхозах и универсальной взаимосвязи всех отраслей сельского хозяйства. Но Хрущев настаивал на перестройке, он изложил свои предложения в пространной Записке и разослал ее по областным комитетам партии и в ЦК республиканских компартий. Предполагалось обсудить этот вопрос на Пленуме ЦК в ноябре.

В октябре Хрущев решил отдохнуть на государственной даче в Пицунде. Он не чувствовал себя усталым или больным.

Находясь на даче, Хрущев следил за подготовкой полета в космос корабля "Восход" с тремя космонавтами на борту, а также принимал и на юге различных государственных деятелей. А между тем в Кремле уже началось расширенное заседание Президиума ЦК КПСС, на котором Суслов и Шелепин поставили вопрос о смещении Хрущева со всех его постов.

Конечно, этот вопрос возник не в один день. Обсуждение вопроса о возможной замене Хрущева происходило в кругах ЦК и Президиума еще в первые месяцы 1964 года. Развитию этих настроений и обсуждений способствовал и тот факт, что за девять месяцев 1964 года Хрущев 135 дней провел в поездках по разным краям и странам. Есть свидетельство о том, что более детальное обсуждение вопроса о снятии Хрущева было проведено группой членов Президиума и ЦК в сентябре, когда они проводили свой отпуск на юге. Приглашенные первым секретарем Ставропольского крайкома Ф. Кулаковым для охоты в район озера Маныч, эти члены ЦК меньше занимались стрельбой или рыбной ловлей, чем политическими обсуждениями. Важную роль в подготовке смещения Хрущева играл Н. Г. Игнатов. Он долгие годы работал секретарем ЦК КПСС, с 1957 года по 1961 год входил в Президиум ЦК КПСС. Однако у Хрущева сложились с Игнатовым плохие отношения, и после XXII съезда последний потерял свои высшие посты. В 1962 - 1964 годах Игнатов был Председателем Президиума Верховного Совета РСФСР. Он не пользовался на этом посту никакой реальной властью, но мог беспрепятственно ездить по всей стране и помогать созданию антихрущевского блока.

После отъезда Хрущева на юг подготовка к его смещению происходила уже в Москве. В центре обсуждений находились, как можно было судить, М. А. Суслов и А. Н. Шелепин. Решающее значение имело согласие с ними секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева и министра обороны СССР Р. Я. Малиновского. Это исключало возможность различного рода случайностей. Президиум ЦК собрался уже тогда, когда большинство членов Президиума и большинство членов ЦК КПСС высказались за смещение Хрущева.

Утром 13 октября Хрущев принял на своей даче министра Франции Г. Палевского. Когда Хрущев намеревался пригласить Палевского к обеду, в это время его познали к телефону.

Звонил Брежнев и передал, что в Москве собрались члены ЦК и хотят провести Пленум с обсуждением предложений Хрущева по сельскому хозяйству. Хрущев выразил крайнее недовольство:

- Этот вопрос не срочный, к тому же я в отпуске, и вы могли бы подождать.

Но Брежнев настаивал, к телефону подходил также и Р. Я. Малиновский. Сопротивление Хрущева оказалось сломленным только тогда, когда Брежнев сказал, что люди собрались и Пленум будет обсуждать намеченные вопросы без его участия, если Хрущев не приедет.

- Ладно, - сказал с раздражением Хрущев, - присылайте самолет...

Вместе с Хрущевым в Москву вылетел и Микоян. На аэродроме в Москве Хрущева встречал только председатель КГБ В. Е. Семичастный. Для Хрущева и Микояна стало очевидным, что на Пленуме ЦК речь будет идти отнюдь не о структуре управления сельским хозяйством.

В ЗАСЕДАНИИ Президиума ЦК КПСС участвовало 22 человека. Кроме членов и кандидатов в члены Президиума, здесь присутствовали министры СССР А. А. Громыко и Р. Я. Малиновский, несколько секретарей обкомов, в том числе секретарь Волгоградского обкома А. М. Школьников, резко выступивший против Хрущева.

Председательствовал на заседании сам Хрущев, никакой стенограммы не велось. Обсуждение было бурным, резким, откровенным, временами очень грубым. Хрущев решительно отвергал почти все обвинения в свой адрес и сам выдвигал немало обвинений в адрес присутствующих членов Президиума. В защиту Хрущева выступал один Микоян, который заявил, что деятельность Хрущева - это большой политический капитал партии, который она не вправе так легко растрачивать. Но Микояна никто не поддержал.

Было очевидно - в том числе и для Хрущева, - что Пленум ЦК КПСС, который в июне 1957 года поддержал его и отверг решение Президиума, на этот раз окажется не на его стороне. Все же среди 330 членов и кандидатов в члены ЦК у Хрущева мог оказаться не один десяток сторонников, и обсуждение на Пленуме могло быть также не очень гладким, и члены Президиума ЦК стремились этого избежать.

Однако убедить Хрущева "добровольно" уйти в отставку не удалось, и заседание, начавшееся 13 октября, пришлось прервать поздно ночью для отдыха. Все разошлись по домам, условившись возобновить заседание утром 14 октября. Однако ночью Хрущев позвонил Микояну, который также не ложился спать.

- Если они не хотят меня, то пусть так и будет, - сказал Хрущев. - Я не буду больше возражать.

На следующий день заседание Президиума ЦК продолжалось не более полутора часов. Первым секретарем ЦК КПСС было рекомендовано избрать Л. И. Брежнева, Председателем Совета Министров СССР - А. Н. Косыгина.

По свидетельству Мишеля Татю, еще 31 октября 1963 года, когда Хрущев принимал лидера французских социалистов Ги Молле, последний спросил его о новом поколении советских лидеров, которые могли бы наследовать власть Хрущева. В своем ответе Хрущев на первое место поставил Л. И. Брежнева, которого очень хвалил. Затем он назвал А. Н. Косыгина, которого хвалил за компетентность. Хрущев назвал также Н. В. Подгорного. Мы видим, что Никита Сергеевич весьма точно назвал своих преемников, хотя и не подозревал, что все эти перемены произойдут так скоро.

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ДНЯ 14 октября в Кремле открылся Пленум ЦК КПСС, члены которого уже заранее прибыли в Москву со всех концов страны.

Заседание Пленума открыл Л. И. Брежнев. Председательствовал А. И. Микоян. Присутствовал на заседании и Хрущев, который за время заседания не проронил ни слова. Доклад на Пленуме сделал М. А. Суслов. Этот доклад продолжался всего один час. В нем не содержалось попытки проанализировать деятельность Хрущева за 11 лет, подвести итоги или сделать выводы. Это был крайне поверхностный документ, в котором все сводилось главным образом к перечислению личных недостатков или "грехов" Хрущева.

Суслов сказал, что Хрущев допустил крупные ошибки в своей работе, в руководстве партией и правительством, принимал необдуманные, торопливые решения, допустил организационную чехарду. В последние 2 - 3 года Хрущев сосредоточил в своих руках всю полноту власти и стал ею злоупотреблять. Все достижения и успехи в стране он относил к своим личным заслугам, совершенно перестал считаться с членами Президиума, не прислушивался к их мнению, постоянно всех поучал.

В основном эти замечания являлись справедливыми. Нужно было сказать, однако, что Хрущев сосредоточил в своих руках всю полноту власти не 2 - 3, а 5 - 6 лет назад и что члены Президиума слишком редко обращались к нему с критическими замечаниями, но гораздо чаще поддакивали ему. Большая часть непродуманных и поспешных решений Хрущева проводилась им через Президиум и Пленум ЦК КПСС.

Суслов сказал, что в печати все больше и больше писали о заслугах Хрущева. За 1963 год в центральных газетах 120 раз помещался портрет Хрущева, а за 9 месяцев 1964 года - 140 раз. Между тем даже портреты Сталина печатались 10 - 15 раз в год. Хрущев окружил себя советниками из родственников и журналистов и прислушивался к их голосу больше, чем к голосу членов Президиума.

И здесь Суслов многого недоговаривал. Портреты Сталина печатались в центральных газетах куда чаще, чем 10 - 15 раз в год. Хрущев все время ездил по стране. Он более 40 раз побывал за границей, и все это, естественно, находило отражение в центральных газетах. Между тем Сталин почти никуда не выезжал из Москвы и Кремля. Суслов явно преувеличил роль сына и дочери Хрущева: практически при решении важных государственных дел они не имели никакого влияния на отца. Верно, что в прессе и идеологических органах партии имелось немало подхалимов. Но это были, как правило, члены ЦК, а не случайные люди. Среди подхалимов можно было бы назвать и часть членов Президиума ЦК, которых продвинул сам Хрущев.

Суслов очень критически высказался далее о разделении партийного руководства по производственному принципу. Эта работа стала началом как бы двух партий - рабочей и крестьянской.

Но в конце 1962 года эта реформа не встретила возражений на Пленуме ЦК КПСС, ее тогда одобрил и сам Суслов.

СУСЛОВ резко критически отозвался о предложениях Хрущева по созданию специализированных управлений в сельском хозяйстве. Записку Хрущева по этому поводу Президиум ЦК отозвал и обсуждение ее отложил.

Хрущев, как сказал Суслов, возомнил себя специалистом во всех областях: в сельском хозяйстве, дипломатии, науке, искусстве и всех поучал. В ГДР он держался, как в одной из областей СССР, и учил немцев вести сельское хозяйство. Многие материалы, подготовленные аппаратом ЦК, Хрущев публиковал под своим именем.

В первой части этих упреков Суслов, несомненно, прав. Хрущев не страдал недостатком скромности и даже американскому кукурузоводу Р. Гарсту при посещении фермы сделал ряд замечаний, с которыми тот не мог согласиться. Но второй упрек Суслова несправедлив. Многие послания и заявления Хрущева действительно готовил аппарат ЦК, но это является прямой обязанностью аппарата. Тот же Суслов, выступая на съездах компартий Запада и Востока, произносил речи, подготовленные для него аппаратом ЦК. При этом Хрущев даже в большей мере, чем Суслов, принимал участие в составлении подобного рода речей.

По свидетельству Суслова, рассылая членам Президиума записки, Хрущев требовал письменных заключений, давая для этого иногда лишь 40 - 45 минут. Никто из членов Президиума не мог составить за столь краткий срок письменных заключений, и заседания Президиума превращались в формальность.

Вероятно, такие случаи имели место, но не как правило, а как исключение. Хрущев не мог лишить членов Президиума ЦК нрава голоса, хотя бывали ситуации, как, например, в дни Карибского кризиса, когда он был вправе требовать от членов Президиума самого быстрого ответа на те или иные предложения.

Суслов заявил, что Хрущев так запутал управление промышленностью, создав госкомитеты, совнархозы, что представляется очень трудным все это распутать. Промышленность сейчас работает хуже, чем при прежних методах управления.

Этот упрек Хрущеву был справедлив, хотя было неправильным делать одного Хрущева ответственным за плохую работу и за плохое управление промышленностью.

Как заявил Суслов, Хрущев проводил неправильную политику в области ценообразования. Повышение цен на мясо, молочные продукты, некоторые промтовары ударило по материальному положению рабочих. Неправильную политику вел Хрущев и в отношении животноводства, в результате чего было вырезано много коров и сократилось поступление мяса.

Суслов был прав, обвиняя Хрущева в ошибочной политике в области животноводства. Но если повышение цен на мясо и молочные продукты являлось ошибочным, то почему новые цены сохранились и после октябрьского Пленума? Почему повышение цен на многие промтовары происходило и в 60 - 70-е годы?

ПО СВИДЕТЕЛЬСТВУ Суслова, Хрущев был неосторожен в своих выступлениях и беседах.

Хрущев и в самом деле - и в частных беседах с корреспондентами и бизнесменами, и при встречах с главами государств, и с ораторской трибуны - часто говорил не только с необычной, но подчас и с излишней откровенностью. Стенограммы любых бесед Хрущева тщательно выправлялись и затем одновременно публиковались как в зарубежной, так и в советской печати.

Суслов рассказал членам ЦК и о некоторых ошибочных решениях Хрущева в области внешней торговли. Так, например, в рамках совместной договоренности Польша построила авиационный завод для производства самолетов АН-12, и Советский Союз должен был приобрести 500 таких самолетов. Но Хрущев отказался от покупки, заявив, что мы можем делать такие самолеты дешевле.

По словам Суслова, за 10 лет работы Хрущев не только ни разу не принял министра внешней торговли Патоличева, но ни разу ему не позвонил.

Трудно оценивать эти решения Хрущева, не зная его мотивы. Можно предположить, например, что Польша запросила за самолеты АН-12 слишком высокую цену, гораздо большую ранее запланированной. Странно, что Хрущев и Патоличев никогда не встречались.

ИЗ ПРИМЕРОВ САМОУПРАВСТВА Хрущева М. А. Суслов остановился на эпизоде с Тимирязевской академией. Узнав, что в Московской сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева есть ученые, не согласные с его сельскохозяйственными рекомендациями, Хрущев решил выселить академию из Москвы, а ее факультеты расселить по глубинке в разных местах. При этом он говорил: "Нечего им пахать по асфальту". Суслов сказал, что члены Президиума ЦК не были согласны с Хрущевым и под разными предлогами оттягивали переселение, создавая различные комиссии.

Эти обвинения совершенно справедливы. Если перевод Министерств сельского хозяйства СССР и РСФСР на базу совхозов "Михайловское" и "Яхрома", расположенных в 100 - 120 километрах от Москвы, являлся явно ошибочной мерой, то попытка разрушить Тимирязевскую академию могла служить примером нелепого самоуправства и самодурства.

Суслов подверг критике и многие из аспектов сельскохозяйственной политики Хрущева. Выступая против паров, Хрущев снимал с работы директоров совхозов, которые оставляли в своих хозяйствах чистые пары, не считаясь с их доводами. Он хотел снять и секретаря ЦК КП Казахстана Кунаева, который защищал чистые пары. Хрущев снял с поста министра сельского хозяйства Пысина, не дав никаких разъяснений на этот счет членам Президиума.

В последние годы Хрущев развернул ничем не оправданное наступление против приусадебного хозяйства колхозников. Он даже распорядился уменьшать и урезать приусадебные участки, что вызвало раздражение в деревне, так как отрезанные участки обычно ничем не засевались и зарастали бурьяном. Хрущев предложил Академии наук СССР открыть две вакансии для избрания в академики сторонников Лысенко Н. Нуждина и В. Ремесло. На заседании Академии наук академик А. Д. Сахаров отвел эти кандидатуры. Лысенко выступил в связи с этим с грубой речью и позже сообщил об этом Хрущеву. Хрущев был разгневан и заявил, что если Академия наук будет заниматься политикой, то "мы такую академию разгоним, нам она не нужна". Об этом стало известно в кругах академии. Во многих областях Хрущев предлагал ликвидировать колхозы и создавать совхозы, мотивируя это нерентабельностью колхозов. Между тем, заявил Суслов, колхозы более рентабельны, чем совхозы.

Все эти замечания Суслова в адрес Хрущева совершенно справедливы, и их можно было бы продолжить. Во многих областях и районах личное хозяйство колхозников и рабочих совхозов деградировало до уровня более низкого, чем уровень 1953 года.

ОПУСКАЮ далее ряд мелких придирок и замечаний, которые вряд ли следовало упоминать на Пленуме. В заключение Суслов поставил вопрос: "Могли ли раньше призвать Хрущева к порядку? Члены Президиума это делали, предупреждали Хрущева, но, кроме грубого отпора и оскорблений, они ничего от него не слышали". В конце своего доклада Суслов сказал, что смещение Хрущева - проявление не слабости, а смелости и силы, и это должно послужить уроком на будущее.

Во время доклада Суслова члены ЦК нередко выкрикивали реплики, которые были направлены против Хрущева и свидетельствовали о накопившемся раздражении. Когда Суслов сказал, что дело шло к культу Хрущева, из зала выкрикнули: "Он давно культ". После доклада Суслов сказал, что, судя по репликам, Пленум одобряет решение Президиума и поэтому нет необходимости открывать прения. Решение было принято единогласно в следующей формулировке - Н. С. Хрущев освобождается от своих постов в связи с преклонным возрастом и состоянием здоровья. Выло принято еще одно решение - не допускать впредь совмещения в одном лице должности Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР.

Избранный Первым секретарем ЦК КПСС Л. И. Брежнев сказал в своей краткой речи, что незачем выливать на самих себя грязь. Он рекомендовал на партийных собраниях и совещаниях вопроса об освобождении Хрущева подробно не обсуждать, а на собраниях беспартийных говорить лишь то, что будет опубликовано в газетах.

Один из западных исследователей писал о результатах Пленума ЦК:

"Пленум проголосовал против Хрущева, хотя, безусловно, он имел какую-то поддержку. В некотором смысле это был его лучший час: еще 10 лет назад никто не мог предположить, что преемник Сталина может быть устранен таким простым и мягким методом, как простое голосование".

То же самое сказал и сам Никита Сергеевич. Вернувшись вечером домой, он бросил портфель в угол и сказал:

"Ну вот, теперь я в отставке. Может быть, самое главное из того, что я сделал, заключается в том, что они могли меня снять простым голосованием, тогда как Сталин велел бы их всех арестовать".

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы