aif.ru counter
28

ИЗ ПОЧТЫ "АиФ" (15.04.1988)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16 16/04/1988

Перестройку не загнать в тупик

ТРИ ГОДА в стране идет перестройка, и все это время нам говорят, что у нее есть противники. Конкретно же, кто они такие, так и нельзя было понять до статьи в газете "Советская Россия" под названием "Не могу поступиться принципами". Автор открыто призывал нас отступить от перестройки, вернуться к осужденным XXVII съездом партии формам и методам работы. Как сигнал "назад" восприняли эту статью в ряде партийных комитетов и даже распечатали ее и раздали пропагандистам, как руководство к действию. Меня это, прямо скажу, очень сильно озадачило. К тому же вся пресса, в том числе и моя настольная газета "АиФ", очень долго молчали, не было никакого обсуждения выдвинутых автором призывов.

И только 5 апреля, а у нас в Вязьме даже 6-го, в редакционной статье "Правды" дана оценка как самим этим призывам, так и основным направлениям перестройки в стране. И люди вздохнули облегченно, поняли, что альтернативы перестройке, хода обществу назад нет и не будет.

А. Егоров, г. Вязьма, Смоленская обл.

* * *

Кому нужна такая келейность

В НАШЕЙ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ проводится аттестация коммунистов. На каждого члена партии секретарем партбюро пишется партийная характеристика, которая затем утверждается на бюро. Не спорю, видимо, это необходимо. Однако не согласен с тем, что с написанными характеристиками (аттестациями) членов партии не знакомят, их на бюро не приглашают. Судьба членов КПСС, таким образом, решается келейно.

Секретарь партбюро И. Шендеровский ссылается на имеющуюся инструкцию, которая якобы не предусматривает знакомство аттестуемого с подготовленной на него характеристикой. Если это так, то где же гласность, партийная демократия? Ведь это благодатная почва для сведения личных счетов.

А. Перепелкин, член КПСС с 1947 г., Черновцы

* * *

Коммунист должен быть на виду

С БОЛЬЮ ЧИТАЮ корреспонденции о различных злоупотреблениях служебным положением и даже преступлениях, совершаемых членами КПСС. Как это может происходить? Ведь коммунисты - наша честь и совесть. Думается, такое в значительной мере возможно оттого, что у партийцев нет своего знака отличия. Партийный билет у него спрятан в кармане, дабы не потерять. Думается, если бы был на груди у члена партии отличительный знак, то совершаемых проступков было бы гораздо меньше. Ну а если ты боишься, или стесняешься, или, еще хуже, прячешь его при совершении подлости - тогда извини, тебе не место в партии. Может быть, и в быту у нас стало бы порядка больше. И в магазине продавец постеснялся бы хамить, видя, что в очереди стоят члены партии. Так почему же мы нашу с вами совесть прячем подальше в карман? Считаю, что подобный знак у коммуниста должен быть обязательно. Хотелось бы услышать по этому поводу мнение других товарищей.

В. Захаров, Первоуральск

* * *

Не славить работу, а славно работать!

В ПРОГРАММЕ "ВРЕМЯ" традиционно много говорится о наших трудовых победах, досрочном выполнении планов, вводе новых мощностей.

А минуту спустя в "Прожекторе перестройки" ведущий с тревогой размышляет о том, что перевыполнение плана идет в ущерб качеству, а очередная "трудовая победа" дается неоправданно высокой ценой.

Не надо нам пышных речей и витиеватых фраз - нужна правда!

На фасадах домов часто начертано слово "Слава!!!" в различных вариациях. А может быть лучше делом доказать наши успехи в какой-то конкретной среде жизни. А то обидно, мы поем здравицы, а потом выходит, что наши легковые машины, например, не выдерживают конкуренции с западными автомобилями. А о легкой промышленности и вообще говорить не приходится! Не надо бояться, что о нас скажут недруги. Надо быть объективными и, говоря о наших преимуществах, смело бороться с недостатками.

В. Введенский, Светлогорск

* * *

Приказ есть, дело - за выполнением

ПУБЛИКУЯ МНЕНИЕ читательницы А. Романовой "Как распорядиться шинелью?" ("АиФ", 1988, N 1) мы имели в виду не только и не столько саму шинель, ее стоимость, сколько морально - этические проблемы, связанные с воинским обмундированием. Отклики читателей на эту заметку (а их поступило около тысячи) подтвердили, что затронутые в письме вопросы волнуют и воинов запаса, и военнослужащих срочной службы, и их родителей. Все они вносят конкретные предложения по обсуждаемому вопросу, делятся своими мыслями по различным аспектам армейской службы.

"Уволенные в запас, - пишет В. Попович из Киева, - возвращаются домой в новом обмундировании по той причине, что перед увольнением раздевают (в прямом смысле) вновь призванных солдат, а им отдают свои старые шинели. Порочная практика "переодевания" существует в армии едва ли не с 50-х годов, а некоторые наши командиры и политработники на эти факты закрывают глаза. Это составная часть пресловутой "дедовщины".

В самом деле, когда смотришь на улице, вокзале, в аэропорту на уволенного в запас воина, создается впечатление, что на нем одето то, что выдано ему со склада. А ведь это не так. Он должен быть в чистом, отутюженном, но не новом обмундировании.

Для Министерства обороны факты грубых нарушений при увольнении в запас не являются откровением. Не случайно в полученном редакцией официальном ответе начальника Центрального вещевого управления МО СССР генерал-майора М. Хренова говорится: "Центральным вещевым управлением дано указание войскам о проведении воспитательной работы, направленной на недопущение случаев подмены обмундирования на лучшее по качеству у молодых солдат. Командованию частей дано указание усилить контроль за порядком увольнения в запас".

"Постановка вопроса о дальнейшем использовании военного обмундирования уволенных в запас, - пишет Г. Волков из Севастополя, - правомочна и своевременна. Хотя соответствующие приказы есть, но на местах они не всегда выполняются, так как требуют дополнительных хлопот. Я за то, чтобы увольняемые в запас покидали воинские части в гражданской одежде, как это делается в армиях других стран - участниц Варшавского Договора. Тогда вопрос, что делать с формой, отпадет сам собой".

Такого же мнения придерживается и А. Новиков из г. Великие Луки Псковской области. "Мой сын вернулся из рядов Советской Армии в 1987 г. в гражданской одежде. Некоторые вещи я ему выслал из дома, другие он купил на месте".

О том, что приведенные читательские мнения не плод их фантазии, свидетельствует и вышеуказанный ответ из Центрального вещевого управления Министерства обороны СССР.

"Военнослужащие срочной службы, уволенные из рядов Вооруженных Сил СССР в запас, могут при желании сдавать предметы военного обмундирования, полученные ими при увольнении, в ближайшие к месту жительства воинские части. Порядок приема вещей от уволенных в запас военнослужащих доведен до воинских частей.

Также принято решение в порядке эксперимента разрешать закончившим срочную службу военнослужащим по их желанию увольняться в собственной гражданской одежде. В этом случае соответствующие предметы военного обмундирования им не выдаются.

Сокращено количество предметов, выдаваемых военнослужащим при увольнении в запас, а отдельные предметы полностью исключены из перечня вещей, подлежащих выдаче увольняемым. Военнослужащим, увольняемым в запас в апреле- июне, суконная шинель и поясной ремень не выдаются".

Итак, вопрос состоит в том, чтобы определенный министром обороны Порядок увольнения в запас выполнялся неукоснительно и повсеместно.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы