aif.ru counter
49

М. Таривердиев: "Искусство - не сфера обслуживания, а высокое служение". О нашей музыкальной культуре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43 24/10/1987

Госкомстат СССР регулярно сообщает о количестве в нашей стране рабочих, колхозников, учителей. А сколько у нас всяких творческих работников, хоров, музыкантов разных мастей? Чем вызвана такая чрезмерная потребность в оркестрах?

Н. Дрозд, Харьков

На вопросы отвечает композитор, лауреат Государственной и премии Ленинского комсомола, народный артист РСФСР М. ТАРИВЕРДИЕВ.

ЕСЛИ ОТВЕЧАТЬ на вопрос: "Много ли?" односложно, я бы ответил: "Мало!" Мало у нас высококлассных коллективов - симфонических, камерных, вокальных. И не потому, что у нас мало музыкантов, которые могли бы решать самые сложные художественные задачи. Просто большинство симфонических оркестров страны (за исключением симфонических оркестров столиц и еще двух-трех) не укомплектованы необходимым инструментарием, а главное - не имеют условий для работы. В исполнении оркестра, в котором, к примеру, нет второй флейты, фагота, полного набора ударных инструментов, слушатель с трудом узнает симфонию Брамса или Чайковского. Не только потому, что оркестр плохо играет. Не хватает инструментов! А плохое звучание, отсутствие самого факта искусства отбивает у любителя музыки желание ходить на симфонические концерты. Он предпочитает хорошую запись посещению концертного зала. Да и состояние залов, в подавляющем большинстве своем неуютных, порой неотапливаемых, лишенных акустики, также отталкивает слушателя. Что же говорить о человеке, который далек от музыки? У него складывается впечатление, что симфония - это крайне неинтересно, что опера - это рутина, что "слишком много у нас оркестров...".

Огромное количество прекрасных оркестровых музыкантов также не могут раскрыть себя из-за отсутствия нормальных условий для работы. Ведь если у руководителя любого ранга рабочим местом является кабинет учреждения, у ученого - лаборатория, у рабочего - станок в цехе, то музыкант должен готовиться к репетиции дома. Ведь на репетицию он должен приходить, зная свою партию, для того, чтобы являть собой частицу общего мастерства. Ведь только тогда концерт станет рождением Музыки. Разве нечто похожее можем услышать мы у большинства профессиональных коллективов?

А ТЕПЕРЬ посмотрим, почему так обстоит дело. Представьте себе, в городе создается симфонический оркестр. Приглашаются музыканты, часто молодые выпускники ведущих консерваторий, горящие желанием подарить свое искусство людям. Как правило, они приезжают из других городов. И они много лет вынуждены жить в общежитиях, скитаться по частным квартирам, гостиницам. Кто-то, не выдержав, бросает работу, уезжает, кто-то теряет свой профессиональный уровень. Прежде чем открывать новый коллектив, необходимо многое предусмотреть. Ведь не случайно, когда было принято решение об укреплении потенциала Сибирского отделения Академии наук, был построен прекрасный Академгородок, были приглашены ученые со всей страны, и они приехали не на пустое место. Было жилье, институты, лаборатории. Были созданы условия для мозгового штурма. Ну, а его результаты известны всем.

Были подобные прецеденты и в музыке. Например, когда создавался Томский симфонический оркестр, для музыкантов специально был построен большой жилой дом. Вот город и имеет свой прекрасный оркестр, на концертах которого залы не пустуют. Но это - исключение. Правилом же на сегодняшний день является невнимание многих партийных, советских органов на местах к материальным нуждам культуры. Иметь свой симфонический оркестр, камерные коллективы считается для города или области престижным. Но этот престиж требует от руководства области или города больших усилий, хлопот, понимания, да и материальных затрат.

К КУЛЬТУРЕ, искусству привыкли относиться как к сфере обслуживания. Это сфера высокого служения народу, стране. Музыка, а она является частью идеологии, требует вложения материальных средств. И ошибочно ожидать от нее финансовых прибылей. В конечном итоге, вложение этих средств оборачивается ростом нравственного состояния общества. А как часто мы забываем об этом. Да что говорить о периферии, когда знаменитый Московский камерный музыкальный театр, руководимый Борисом Покровским, открыл свой 16-й сезон все в том же подвале! 12-й год известная хореографическая труппа Бориса Эйфмана не может добиться у ленинградских властей решения вопроса о постоянном помещении. Такие условия выдержит далеко не каждый. А ведь речь идет о коллективах, имеющих международную известность. Сколько же талантов пребывает в безвестности, так и не добившись признания. А земля наша талантами не оскудела.

Совсем недавно, например, произошел случай, приятно удививший многих. Неизвестный публике молодой пианист, преподаватель детской школы искусств города Бологое, студент второго курса Горьковской консерватории Валерий Кулешов произвел сенсацию и получил признание (золотую медаль) на представительном конкурсе в Италии. Попал он на конкурс чудом, благодаря личным усилиям известного пианиста Николая Петрова.

Мы часто говорим: талант - достояние народное. Эта фраза стала избитой. Но как она далека от наших сегодняшних реалий. О каком достоянии может идти речь, если, к примеру, один из лучших органистов страны, неизменно собирающий повсюду полные залы, первый солист-органист, вошедший в состав Московской филармонии более тридцати лет назад, оказался не включенным в органную секцию этой концертной организации. Я имею в виду Гарри Гродберга. Наверное, сложно было бы объяснить позицию в том вопросе директора Московской филармонии А. Федотова.

Мы много сегодня пишем и говорим о безвременно ушедших от нас талантах, музыкантах, артистах, поэтах. Это правильно. Но разве живые таланты нуждаются в меньшем внимании, заботе, в ощущении своей необходимости?

Возвращаясь к вопросу о том, много или мало у нас симфонических оркестров, я хочу обратиться к цифрам, весьма для нас неутешительным. В Болгарии, что называется, "на душу населения" симфонических оркестров в четыре раза больше, чем в СССР, в Румынии - в семь раз. В Германской Демократической Республике 96 симфонических оркестров, тогда как в Советском Союзе их всего 56. Мнение, что их много, говорит о падении музыкальной культуры народа.

НЕДАВНО на страницах одной из центральных газет Владимир Спиваков рассказал об эксперименте, проведенном среди учащихся средней школы Уфы. Детям поставили запись Первого фортепианного концерта Чайковского и ансамбля "АББА". Музыку Чайковского не узнал никто. А вот "АББУ" назвали почти все. А вот еще факты. В наших общеобразовательных школах на музыкальные занятия отводится один час в неделю. Для сравнения: в Японии музыке в обычных школах отводится в неделю восемь часов.

Что же касается регламентации количества музыкальных коллективов, то это прерогатива местных властей - городских, областных органов культуры, решения которых о создании новых оркестров, театров, ансамблей утверждаются республиканскими министерствами.

В первые годы существования нашей страны совершенно правильно ставился вопрос о том, что серьезное искусство из элитарного должно стать достоянием масс. Естественно, музыкальная культура стала развиваться вширь, охватывая все больше и больше людей. Это было первое приобщение народа к подлинным ценностям мирового музыкального искусства. Звездами и любимцами публики были Обухова, Нежданова, Лемешев, Козловский, Софроницкий, Мравинский, другие великие музыканты. Большой театр тогда еще не был "валютным" театром для иностранцев, а был очагом подлинной культуры, предназначавшейся для народа.

Но вот прошли годы. Процесс расширения и пропаганды высокой культуры не сопровождался процессом ее углубления. И музыкальная культура стала мелеть. Тем более, что долгие годы, годы застоя, мало уделялось внимания вопросам подлинной музыкальной культуры. Вот почему мы имеем сегодня такие результаты.

Записала Л. ЕРШОВА.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы