70

ВОПРОС - ОТВЕТ (05.06.1987)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22 06/06/1987

Наши читатели просят рассказать о положении в районах, пострадавших во время аварии на Чернобыльской АЭС: каким оно было, каково оно сейчас и как предвидится в будущем?

Ответы на многие из этих вопросов дает статья в "Медицинской газете" заведующего лабораторией Института биофизики, члена Национальной комиссии по радиологической защите при Минздраве СССР профессора В. КНИЖНИКОВА.

СРАЗУ ЖЕ ПОСЛЕ АВАРИИ на Чернобыльской АЭС по плотности и по радионуклидному составу выпавшие осадки отличались большой пестротой. Однако в этой пестрой картине есть и свои закономерности. Естественно, больше всего осадков выпало вблизи станции. Соответственно там же возник самый большой уровень радиации. В первые дни и недели главную угрозу представлял йод-131, который мог поступать в организм преимущественно ингаляционным путем, с молоком коров, выпасавшихся на загрязненных участках, и огородной зеленью, а также внешнее гамма- облучение от выпавших гамма-излучающих нуклидов. Чтобы предотвратить облучение в опасных для здоровья дозах, как известно, из 30-километровой зоны было эвакуировано все население.

Через несколько дней обстановка была изучена более детально, и дополнительно при шлось эвакуировать население еще ряда деревень на юге Белоруссии, находившихся в непосредственной близости к первоначальной, так называемой "циркульной" 30- километровой зоне эвакуации. Эта мера позволила предупредить у эвакуированных внешнее облучение сверх допустимых уровней, а также угрожающее жизни и здоровью переоблучение щитовидной железы у всего населения наиболее близкой к АЭС и опасной зоны.

В некоторых более отдаленных регионах загрязненность молока йодом-131 превышала допустимый гигиенический норматив. Потребовалось ввести бракераж молока, а для профилактики у части населения северных областей Украины и юга Белоруссии нежелательных последствий назначать таблетки йодистого калия. Уже в первой декаде мая свежие выбросы - из поврежденного реактора практически прекратились, и через недель проблема защиты от йода-131 потеряла свое значение, его содержание в окружающей среде резко снизилось, а в июле практически его уже не обнаруживали.

Основное значение приобрели два фактора - внешнее облучение и попадание в пищевые продукты радионуклидов цезия - цезия-137 (период полураспада 30 лет) и цезия-134 (пери од полураспада два года).

В середине лета радиационная обстановка относительно стабилизировалась, и специалисты смогли полностью оценить ситуацию, Условно по степени содержания радионуклидов в объектах внешней среды и уровню облучения можно выделить три большие группы мест проживания населения. Первая - эвакуированные из пунктов, примыкающих к АЭС. Вторая - проживающие в относительно отдаленных от станции районах, в которых образовались радиоактивные пятна, не обусловливающие опасные для здоровья уровни облучения, но требующие известных ограничений и тщательного санитарного контроля за продукцией ферм, полей и огородов. И наконец, третья, наиболее многочисленная группа - проживающие на территориях, где приборы отметили существенное возрастание радиоактивности, но не требующее каких-либо мер защиты.

Какова же опасность радиационного воздействия, обусловленного аварией, на население? Когда речь идет о радиации, у специалистов не возникает сомнений в том, что при частичном облучении тела в дозах, не достигающих 75 -100 бэр (биологических эквивалентов рентгена), лучевая болезнь не возникает. Согласно мнению специалистов, какие-либо другие расстройства или отклонения в здоровье, проявление которых возможно в первые дни и месяцы после облучения, возникают и могут быть выявлены лишь при облучении всего тела, превышающем 30 - 50 бэр. Ни у одного из жителей, эвакуированных из наиболее близких к месту аварии населенных пунктов, лучевой болезни и других отклонений в здоровье, связанных с действием радиации, не выявлено даже при самых тщательных медицинских обследованиях.

В январе и марте 1987 г. на юго-востоке и юге Белоруссии, в местах, где часть местного продовольствия оказалась загрязненной, работали бригады Министерства здравоохранения СССР. Самые внимательные обследования взрослых и детей, беременных, родильниц и новорожденных не выявили каких-либо отклонений, связанных с действием повышенного уровня радиации. Это, естественно, относится и к такому расстройству, как импотенция (об этом нам часто задают вопросы). Такая картина (в плане отсутствия признаков радиационного воздействия) в значительной мере обусловлена эффективностью своевременно принятых защитных мер, прежде всего установления жестких гигиенических требований к чистоте продовольствия и действенного контроля за соблюдением гигиенических норм.

Несколько слов об этих нормах. При бракераже молока - основного источника радиоцезия - допускаются к продаже и потреблению продукты с активностью не более 1·10"sup"-8"/sup" кюри на литр (370 беккерелей на литр). Этот норматив в 1,5 раза строже допустимой доаварийной нормы радиационной безопасности (НРБ-76) для питьевой воды, потребление которой допускается в течение всей жизни и соответствует нормативу, действующему в западноевропейских странах для импортируемых продуктов. Дозы внутреннего облучения, которые обусловливает такое содержание цезия-137 в молоке, находятся на уровне 0,5 бэр в год и признаются гарантирующими безопасность.

Ясно, что дозы облучения третьей категории для проживающих на менее загрязненных территориях еще ниже и практически безопасны.

Однако читатель может сказать: "Но, наверно, возможны отдаленные последствия? Каков риск возникновения рака, генетических нарушений?". Именно такие вопросы чаще всего задают специалистам жители пострадавших районов. Число этих вопросов особенно возросло после интервью профессора Гейла американскому телекомментатору Филу Донахью, показанного по советскому телевидению.

Окончание следует.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество