aif.ru counter
58

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЛЕКТОРА. Перестройка и идеологическая борьба (29.05.1987)

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 30/05/1987

На вопросы корреспондента "АиФ" отвечает кандидат исторических наук Л. Н. ДОБРОХОТОВ.

КОРР. Леонид Николаевич! В нашем социалистическом доме осуществляется большая, фундаментальная перестройка. Значительные перемены происходят во всех областях жизни общества. Мы отказываемся от многих представлений, стереотипов, психологических установок, на многое смотрим сегодня совсем иными глазами, чем вчера, даем другие оценки. В сложной диалектике преемственности и новаторства прорисовываются контуры будущего нашей страны.

Все это так. Однако процесс обновления, как свидетельствует редакционная почта, идет трудно, неритмично, не везде одинаково. Чем, на ваш взгляд, это объясняется?

ДОБРОХОТОВ. Прежде всего хотелось бы предостеречь от какой-то попытки облегченного показа отношения нашего народа к тому, что происходит, как чего-то унифицированного. Да, выход на качественно новые рубежи социализма, указанные партией, встречает активную поддержку подавляющего большинства советских людей.

Но это, как показывают исследования социологов, письма трудящихся, да, наконец, сам ход развернувшейся в обществе борьбы, не значит, что у нас нет противников взятого курса. Впрочем, немало у нас и людей, которые и хотели бы, чтобы все менялось к лучшему, ждут при этом самого новаторского и самого смелого курса от всех окружающих, однако меньше всего относят необходимость этого к самим себе. Еще многие из нас считают, что кто-то должен перестраиваться, кто-то должен работать лучше и даже кто-то, кто не в состоянии справиться с новым положением дел, обязан освободить место для других. Но вот когда дело касается тебя самого, того, как ты перестраиваешь свое мышление, свое отношение к делу...

Абсурдно говорить об организованной оппозиции перестройке в условиях, когда она выражает общенародный, общенациональный интерес. В то же время прав, на мой взгляд, писатель С. Залыгин, говоря об усиливающемся сопротивлении тех, кого он называет "новыми консерваторами". В обществе происходит серьезная и, видимо, затяжная борьба. Наряду с фактором ускорения усиливается и фактор торможения. От этого и многие сбои. Причем явление это - объективное. Изменения революционные без борьбы происходить не могут.

КОРР. Надо, видимо, понимать так, что это в первую очередь борьба интересов. Она развертывается в самых разных областях. Но, наверное, наиболее сложное, что нам предстоит изменить, - это сознание людей.

ДОБРОХОТОВ. Думается, что это так. Ясно, что сознание наших людей, каждого из нас, складывалось на протяжении длительного периода. В научном плане оно представляет собой сложное сочетание в разной степени усвоенных основополагающих принципов научного социализма и вместе с тем нередко различного рода социал-утопических, вульгарно-социологических настроений, волюнтаристских интерпретаций марксизма, а в обыденном сознании, наряду с социалистической этикой и нравственностью, каких-то мещанских представлений и нередко - усталости, даже цинизма, неверия в возможность устойчивых позитивных перемен. Сказалось тут, наверное, и то, что за последние десятилетия нам несколько раз давали возможность поверить в резкий поворот к лучшему, но, к сожалению, надежды не оправдывали себя. Это, естественно, наложило свой отпечаток на сегодняшние взгляды многих людей, их настроение, отношение к происходящему.

Словом, положение в обществе непростое. Думаю, самая главная проблема - неуверенность многих в необратимости перемен, в то, что на этот раз получится.

КОРР. Это заметно и по содержанию редакционной почты. "Рада происходящим переменам, - пишет, например, И. Сипович из Кемерова, - но боюсь, что пройдет какое-то время - и покатится жизнь прежним порядком".

ДОБРОХОТОВ. Даже если бы мы свои внутренние проблемы решали в одиночестве, жили в полной изоляции от внешнего мира, и то справедливой была бы мысль, высказанная М. С. Горбачевым на встрече с заведующими кафедрами общественных наук, о том, что в нашем обществе происходит острая борьба идей. Она, конечно, не в том, быть или не быть социализму. Мы как народ, как общество (единицы не в счет) за него. Но вот каким он должен быть, как добиваться поставленных целей - об этом теперь много спорим.

Дело, однако, осложняется тем, что у нас немало недругов на Западе, которые эту борьбу стремятся обострить, придать ей разрушительный для судьбы перестройки (а значит, и социализма) характер. Силы реакции, империалистические идеологи и пропагандисты самым внимательным образом наблюдают за тем, что происходит у нас. И, конечно, реагируют на события по-своему, пытаясь помешать выполнению наших задач. Тут и их попытки всеми способами и путями получить военное преимущество, добиться нашей экономической блокады, политической изоляции, нагнетать кризисные ситуации для прогрессивных режимов в "третьем мире", намерение ухудшить наши отношения с союзниками и стремление подорвать социализм изнутри. Расчет при этом делается на то, что экономические трудности, сопровождаемые психологической войной, будут все больше и больше отвращать население нашей страны от политического руководства, от партии, от существующей системы.

С попытками реализации этих целей мы постоянно сталкиваемся в жизни. Однако, как недавно подчеркнул М. С. Горбачев на одной из своих встреч с партийным активом, социализм, вопреки надеждам его врагов, оказался на редкость живучей системой. Он выдержал и внешнюю агрессию, и попытки "удушения", и, скажем откровенно, многочисленные ошибки и извращения, которые мы сами совершали по отношению к этой системе, к этой идеологии.

Нам было трудно, мы многого не выполнили из того, что обещали народу, но тем не менее основополагающие преимущества социализма были сохранены. Наше общество вопреки всему развивалось, хотя и не такими темпами, которые были необходимы, люди в подавляющем своем большинстве жили сравнительно лучше, социализм, в общем, твердо стоял на ногах. А то, что было сделано в последние годы, помогло укрепить все позитивное в нашей стране - и в военной области, и в экономической, и в политической, и в идеологической.

КОРР. Хотелось бы, чтобы вы на проблемах идеологической борьбы остановились подробнее.

ДОБРОХОТОВ. После апрельского (1985 г.) Пленума ЦК партии в стране произошли изменения, которые практически для Запада оказались не просчитанными, хотя рассматривали (и рассматривают!) нас там и в телескопы, и в электронные микроскопы. Имеется в виду коренной поворот в подходе к экономическим проблемам социализма, к социальной сфере, к идеологической работе, к демократическим процессам, изменения в подходе к политической системе общества, к положению в области культуры, поворот, который произошел в нашей международной политике. Были, правда, на Западе отдельные специалисты по СССР, предполагавшие возможность подобного варианта. Но это тогда казалось полной утопией, совершенно несерьезным делом, их не слушали люди, которые практически определяют политику Запада.

КОРР. Как отреагировала на эти перемены буржуазная пропаганда?

ДОБРОХОТОВ, Если говорить о том, как отнесся капиталистический Запад к XXVII съезду нашей партии, к январскому Пленуму ЦК КПСС, к основным поворотам в нашей политике, то, на мой взгляд, здесь проявились разные формы реакции на события. Естественно, в большинстве это, конечно, реакция нашего идеологического противника" но нельзя говорить о том, что она едина. (Я, кстати, противник использования слов "советолог", "советология" в качестве бранных понятий. Советолог - это специалист по Советскому Союзу, и я знаю советологов, стоящих на крайне реакционных позициях, и советологов, стоящих на крайне левых, в том числе советологов - коммунистов, ультралевых, либералов, правоцентристских и умеренно консервативных, консервативных и т. д.)

КОРР. И все-таки во всей гамме этих взглядов есть какие-то главные, наиболее распространенные.

ДОБРОХОТОВ. Да, конечно. Я выделил бы три главные из них. Приверженцы первого направления (это крайне правое крыло, консерваторы) признают, что в Советском Союзе происходят серьезные дела. Однако, утверждают они, у русских все равно ничего не получится, потому что намеченные ими реформы в экономике и в других сферах являются "урезанными", непоследовательными и они не в состоянии обеспечить того коренного поворота, который нужен русским не только для "спасения" системы, но даже для сохранения Советским Союзом статуса великой державы. Их мнение сводится к тому, что социализм по своей структуре, по своим фундаментальным основам является системой, способной лишь на экстенсивное развитие. Отсюда, мол, сенсационные успехи, которые были достигнуты Советским Союзом в 30-х годах, ибо это система жесточайшей централизации в экономике, это - "тоталитарная политическая система". В условиях "слаборазвитой страны", какой являлась Россия в 30-е годы, а затем в условиях войны такая отмобилизованная командная экономика, говорят они, дала действительно выдающиеся результаты. Но в нынешних условиях, в век компьютерной техники, автоматизации, в условиях, когда экономика может развиваться только интенсивно, а роль человека, личности занимает в ней все более определяющее значение, - эта система недейственна, и она автоматически потерпит крах. Следовательно, считают приверженцы этого направления, если русские хотят что-то сделать, они должны отказаться от самих основ своей системы.

Такова точка зрения специалистов, близких по своему положению к нынешним руководителям США, Англии. Франции. Она излагается в различных массовых изданиях на Западе, в радиопередачах на Советский Союз.

Здесь хотелось бы обратить внимание читателя на следующее. На события в СССР политики и идеологи на Западе смотрят теми же глазами, какими они глядят на происходящее в собственном доме. Рейган, Тэтчер и Ширак пришли к власти прежде всего под флагом борьбы с "ползучим социализмом" в своих странах (хотя, как всем понятно, никакого социализма там и в помине не было, а были лишь малоудачные попытки государственного регулирования, внедрения ряда социальных программ) и, как вторичное, под лозунгами наступления на "мировой коммунизм". Соответственно декорированный образ "неизлечимо больного" Советского Союза очень важен для них как пугало для собственных либералов и социал-демократов, не говоря уже о коммунистах и их сторонниках. Культ Рейгана процветал на фоне Уотергейта, неудач "арахисового" Картера, в связи с временным подъемом деловой активности и темпов роста экономики, со снижением налогов, инфляции, уровня безработицы, "победы" над Гренадой и т. п. Прямо скажем, углубление к началу 80-х гг. застойных, даже кризисных явлений у нас в стране тоже "работало" на пропагандистскую мельницу неоконсерваторов. Среди них выделилось крайне правое крыло тех, кто под лозунгом "сегодня или никогда" призывал к активному "подталкиванию" истории, которая, по словам Рейгана, и так уже "переворачивала печальную страницу под названием "коммунизм".

Всем нам хорошо известно, как изменилась и продолжает меняться ныне ситуация в Советском Союзе. Мы знаем, что сегодня творится в США. Рейгановская фортуна, еще год тому назад красочной гондолой гордо плывшая в небесах, корчится сегодня на земле проколотым сморщенным шариком. Говорят, что воздух из нее выпустили "ирангейт", промежуточные выборы и геронтологические трудности в администрации. На самом деле это и многое другое - лишь внешнее проявление экономического, политического и морального краха неоконсерватизма как части углубляющегося кризиса капитализма. Конечно, у нас еще проблем полон рот, а США - мощная, с современной экономикой, сильной военной и идеологической машиной страна, но важна тенденция, перспектива, а здесь все разительно изменилось.

Отсюда нынешние трудности противника и в толковании происходящего в СССР, и в выработке соответствующей этим изменениям политики. "Простые взгляды" Рейгана на становящийся все более сложным мир все меньше что-либо объясняют. Но и отказываться от них трудно. Отсюда поиск пропагандистской уловки без изменения существа ориентации.

Новая формула выглядит так: Советский Союз получил выдающегося лидера, к власти пришли сильные, одаренные, динамичные, современно мыслящие люди. Несомненные патриоты, эти люди хотят, чтобы их страна была сильной, и они пойдут на все, чтобы у страны был сохранен статус великой державы, чтобы СССР вступил в XXI век как современное и великое государство. В условиях социализма такую задачу решить невозможно, а поэтому сейчас в СССР дело практически ведется к деконструкции социализма, и реальные факты об этом уже якобы свидетельствуют.

В подтверждение буржуазная пропаганда подняла, например, большой шум по поводу принятого у нас Закона об индивидуальной трудовой деятельности. Многие западные газеты отвели ему целые " полосы комментариев. По этому поводу были организованы специальные дискуссии советологов, вещали на Советский Союз Би-би-си, "Голос Америки", "Немецкая волна", проводились советологические конференции.

Но вот деталь: в изданиях, радиопередачах, дискуссиях этот документ почти нигде не назывался Законом об индивидуальной трудовой деятельности. Его именовали законом "о частном предпринимательстве". А раз так, делался вывод: в СССР "возрождается капитализм". В таком же духе обсуждался документ о создании кооперативов. Указывалось, что это опять же разрешение все того же "частного предпринимательства".

Продолжение следует.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы