aif.ru counter
48

БЕСЕДЫ О ПЕРЕСТРОЙКЕ В ЭКОНОМИКЕ. Член-корреспондент АН СССР П. Бунин: "Только революционно, только радикально"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 2 17/01/1987

С 1 января предприятия семи министерств перешли на самофинансирование и самоокупаемость

Продолжение. Начало см. N 1.

КОРР. Павел Григорьевич, как можно в наших условиях организовать самоснабжение предприятий?

БУНИЧ. Мы чрезвычайно привыкли к картонной системе снабжения, и дело доходит до абсурда. Фонды предприятию выделяет Госснаб, и деньги при этом особой проблемы не составляют. А между тем нормальный здоровый лимит - это именно деньги. Можем ли мы говорить о самофинансировании, самопланировании, если нет самоснабжения? Именно снабжение предопределяет, предрешает все, что предприятие будет делать. Если у него плохое снабжение, оно будет выпускать плохую продукцию, которая оказывается ненужной стране и в конечном счете убыточной.

Снабжение - настолько сильная гиря на чаше весов, что одна лишь инициатива предприятия - на другой чаше - вряд ли даст возможность выйти на самофинансирование. На пустом снабжении оно не получится, но и на полном - тоже, если оно наполнено не тем, что конкретно предприятию нужно.

КОРР. Есть ли выход?

БУНИЧ. Выходом является изменение, улучшение самого снабжения. Нельзя же сохранять такую систему, что предприятие за два года вперед дает заявки! Предприятия за эти годы уже забывают, что они заказывали, и, кстати, правильно делают, что забывают, потому что им все равно потребуется не то, что они просили. Надо научиться планировать быстро и гибко. Неужели можно считать преимуществом социализма именно то, что снабжение в нем медлительно, громоздко и неповоротливо? Ничего подобного! Надо предоставить право предприятиям приобретать себе все необходимое в оптовых магазинах. Правда, в магазине тоже могут быть плохие товары, но могут быть и хорошие. Словом, возможен выбор. И он возникнет, когда самофинансирование оживит интерес к производству и повысит строгость спроса.

Первые ростки оптовой торговли появились на строительстве в Эстонии и Армении. Снабжение здесь ведется в порядке оптовой торговли через территориальные базы Госснаба. Все, что нужно, приобретается там не за два года, а практически когда надо.

КОРР. Во всяком случае, это привело бы и к уменьшению "захватнических" интересов многих предприятий, к выработке разумных потребностей...

БУНИЧ. Безусловно. Когда мы говорим о том, что предприятие само из своей выручки должно покупать себе сырье и само платить себе заработную плату, то иным кажется, что здесь самофинансирование присутствует давно. Но это самообман. Сырья у многих предприятий навалом, запасы растут быстрее производства (минимум в 2 раза), и в конце концов - если так пошло бы дальше - все мы будем работать на запасы, а не на потребление.

Нормы расходования материалов очень высоки, но конкретно каждое предприятие этого не ощущает, так как вся величина затрат входит в плановую себестоимость, а отсюда и в плановую цену. И этого не чувствует никто, кроме... потребителя. Помилуйте, но это же не самофинансирование! Это же практически избыточно полученные деньги! А зарплата! На предприятии масса народу, полно лишних людей, низкие нормы выработки. И тем не менее высокие оклады. Все это по смете вошло в себестоимость и цену, и каждый вроде бы может сказать: "Я по зарплате на самофинансировании". Ничего подобного! Практически он благодаря вот такой завышенной оплате - будем называть вещи своими именами - имеет нетрудовой доход. Причем это самый большой по размеру нетрудовой доход в стране.

КОРР. В чем корни того бюрократизма, который теоретически не должен быть свойствен социализму, а практически - лезет из каждой щели?

БУНИЧ. В чем сущность бюрократизма? Иным кажется, что если есть центральный хозяйственный орган, то бюрократизм ему присущ как таковой, из него вытекает. Но бюрократизм встречается не только в центральных хозяйственных органах, он есть и "внизу". И чем ниже, тем его больше. Потому что чем у человека меньше прав, чем больше он работает "от сих до сих", тем меньше он себе позволяет. Уж если с кем еще можно договориться, то только с тем, у кого есть власть.

А корень зла в том, что тот, кто принимает решения, ни рублем, ни как-либо иначе не отвечает за результат своего решения. Он может позволить себе быть холодным, чужим, ему ни до чего нет дела. Сейчас он полный хозяин, а тот, другой, - полный исполнитель. Если что неудачно получится - это ляжет на исполнителя. Его снимут, обвинят во всех грехах, а этому - бюрократу - все будет нипочем. А вот если бы он знал, что за свое неправильное решение отвечать будет он сам, он был бы другим человеком. Когда вы можете спрятаться за план и другие "галочки", то вы имеете почву для пассивности. Но если вы осторожничаете и этим губите коллектив, то он вас выгонит. Найдет того, кто не боится.

КОРР. Самоуправление, самоокупаемость, самофинансирование... Не означает ли это, что, как говорят недруги, "верхи" идейно и экономически выдохлись, сдались и все бразды правления предоставили "низам"?

БУНИЧ. У социализма есть два преимущества, хотя часть людей видит одно. Когда мы говорим: принцип демократического централизма, то весь упор почему-то делается на слове "централизм" и получается, что только в нем наше преимущество, а в демократизме, самостоятельности вроде и не наше. Это в сути неверно!

Да, централизм - наше преимущество, и это сомнения не вызывает, так как частная собственность при капитализме команды над собой не особенно воспринимает. Но у трудящихся при капитализме нет и самостоятельности, поскольку вся она сконцентрирована в руках капиталистов.

В капиталистическом обществе, например в Японии, развивается теория человеческих отношений. Однако там она противоестественна. Не может быть истинно человеческих отношений между эксплуатируемым и эксплуататором, конем и всадником. Но будем откровенны. Несмотря на "разные группы крови" между "теорией человеческих отношений" и сутью системы, она (теория) используется умело, демагогия подкрепляется разными выражениями "демократии", и в итоге, вопреки капитализму, трудящийся человек оживляется. Пусть ограниченно, но интерес его разжигается, активизируется.

Мы же долго недооценивали действие человеческого потенциала. Хотя именно для нас оно природно, органично, предельно эффективно. Это - наша теория, и пора ее превратить в наше знание. Если мы включим эту демократическую внутриядерную энергию многих миллионов трудоспособного населения, то какого всемогущего, доброго джинна мы выпустим!

Сейчас мы говорим о многих факторах самостоятельности: это самопланирование, самоснабжение, самофинансирование и т. п. И положительный эффект здесь заключается в том, что кто "само" - тот и отвечает за результат. Мы хотим, чтобы люди отвечали не за процент выполнения плана - иначе это будет ответственность за процент выполнения спущенного сверху приказа, которая характеризует только степень его исполнения и является фактически ответственностью перед вертикалью, т. е. перед начальством. А нам нужна другая ответственность - по горизонтали, и вот почему. Чтобы иметь хорошие результаты, я должен быть хорошим партнером и своему поставщику, и покупателю.

Процент выполнения плана и хороший результат - это разные и нередко даже противоположные вещи. Допустим, я принял самый низкий план и его перевыполнил. Значит, я - передовик, хотя у меня самый низкий результат. В этих условиях тройной план хуже двойного, двойной - хуже повторения пройденного. Такая система провоцирует быть последним - не надо выкладываться. И не случайно мы по этой системе - последние десятилетия работали плохо, начали утрачивать высокие темпы развития.

Когда даются права, то автоматически снимается вопрос: кто отвечает за результаты? Тот и отвечает, у кого права. Как говорится, какова сошка, такова и ложка, что наработал - то и заработал. Наконец закончится непотопляемость плохих руководителей - их вымоет самой жизнью.

В условиях самофинансирования человек экономически вынужден быть хорошим хозяином. И он станет таким - не потому, что его уговорили на это, а потому, что ему это выгодно. В той же злобинской бригаде (беру ее для примера, хотя уже появились другие не хуже) каждый рабочий является как бы контролером изнутри: и себя самого, и своих коллег; своего рода оппонентом и проектировщиков, и снабженцев, и своего начальника. Не потому хороший директор в Сумах, что им был В. Лукьяненко (теперь министр химического и нефтяного машиностроения СССР), а потому, что условиями самофинансирования он должен быть таким. Если человек поставлен в условия, когда он должен сам себя кормить, - поверьте, он будет беспощаден. Он будет тщательно выбирать всех, вплоть до директора. Так вот, своего человека, просто хорошего парня он, нет, не выберет. Ему нужен не "свой" парень, а тот, кто даст ему хорошо работать и сам будет работать так же. Практика выборности (та маленькая, которая есть у нас, и та большая, которая есть в других социалистических странах) показала, что пьяниц, приятелей, как правило, не выбирают. Выбирают строгих, волевых, справедливых, лично честных, грамотных.

КОРР. Все, что вы сказали, относится к принципу "демократический". Значит ли это, что "централизм" больше не нужен?

БУНИЧ. Давайте разберемся. Может ли одна самостоятельность решить все те вопросы, которые возникли в стране? Например, самого революционного научно - технического прогресса? Конечно нет, потому что тем, кто находится на самофинансировании, оно не по плечу, кроме разве что сверхмощных объединений типа ВАЗа. Если вы хотите сделать научно-техническую революцию в самом высшем ее витке, то самый худший способ для этого - перевести дело на хозрасчет. Так что самофинансирование хорошо для одних и плохо для других. У нас корабль сначала накренился на один бок - в сторону наибольшей централизации и... черпанул воду. Но разве истина заключается в том, чтобы он накренился теперь на другой бок?

Централизация нужна, и здесь нет вопросов. Но нужна такая централизация, которой мы до сих пор не знали, т. е. та, которая бы не подрывала самостоятельность. Поймите, стоит только централизации опровергнуть самостоятельность, как человек нам скажет: все, я опять отвечаю перед начальством, а не перед партнерами. Теперь я снова буду принимать и перевыполнять низкие планы и вы будете меня хвалить.

КОРР. Какую же форму централизации вы имеете в виду?

БУНИЧ. А вот хотя бы такую, какая вводится в легкой промышленности. Мы сказали предприятиям Минлегпрома: вы сами полностью формируете себе портфель заказов. Связывайтесь с торговлей, со своими поставщиками. Нам нужен готовый, высокий, конечный результат. И они будут делать то, что нам, потребителям, а значит, и им выгодно. Все основано на взаимовыгоде и интересе.

КОРР. Но при этих условиях предприятия, занятые изготовлением товаров по социально низким ценам (детские вещи и прочее), быстро прогорят или будут вынуждены поднимать цены!

БУНИЧ. Ничего подобного. И вот как раз для того, чтобы эти предприятия не стали (в условиях самофинансирования) судорожно переориентироваться на выпуск более выгодной продукции, нужен централизованный запрещающий приказ. А чтобы этот приказ - выпускать нужную обществу продукцию - не выглядел для предприятий насилием, государство станет доплачивать им до того уровня, на котором предприятия выпускали бы взрослые вещи. В данном случае общество не только заказывает, но и платит. Эта система так и называется: планов-заказов.

Когда промышленности не только приказывают, но и заказывают, вот тогда соединяется воедино административная сила приказа с экономической выгодностью заказа.

Беседу вела Н. ЖЕЛНОРОВА.

Окончание следует.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы