aif.ru counter
79

ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ. Международное коммунистическое движение: современное состояние

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13 25/03/1986

В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ со страниц буржуазной и социал- реформистской печати не сходит тезис о "кризисе" коммунистического движения, утрате им исторической перспективы. Порой пессимистические настроения оказываются присущи и теоретикам коммунистических партий, особенно тех, которые столкнулись с серьезными трудностями. Эти трудности проявляются в сокращении численности отдельных партий, уменьшении количества голосов, которые коммунисты в ряде стран получают на выборах расколах в рядах коммунистов, обострении разногласий как внутри некоторых партий, так и между ними.

При оценке подобных явлений важно прежде всего реалистически оценивать их масштабы и истоки. Обращает на себя внимание то, что трудности возникли у группы коммунистических и рабочих партий развитых капиталистических стран.

В обширных районах мира коммунистическое движение развивается по восходящей линии. Например, в Латинской Америке за 80-е годы численность коммунистов возросла почти на 200 тыс. человек.

Растет число авангардных партий в государствах Азии и Африки, эти партии превращаются, в важный резерв развития коммунистического движения.

Да и в зоне развитого капитализма многие из компартий, например в Португалии, ФРГ, Дании, Австрии и ряде других стран, не только не несут значительных потерь, но и в определенной степени укрепляют свои позиции.

Все это позволяет заключить, что постановка вопроса о кризисе коммунистического движения в мировом масштабе абсолютно неправомерна. Самое большее - речь идет о трудностях его развития в группе стран, порожденных воздействием как объективных, так и субъективных факторов.

В БОРЬБЕ С РЕАКЦИЕЙ

Хорошо известно, что в периоды революционных подъемов влияние и численность компартий могут стремительно возрастать за считанные недели и месяцы. Примеров тому немало: об этом свидетельствует и опыт России после Февральской революции 1917 г., и опыт Португалии после революции 1974 г., и многих стран Западной и Восточной Европы после крушения фашизма и выхода партий из подполья. Напротив, временное торжество реакции, наступление правых сил неизбежно ослабляют позиции коммунистов, о чем тоже свидетельствует исторический опыт. Так, например, произошло в конце 40-х - начале 50-х годов, в период "холодной войны". Тогда численность ФКП, достигшая к 1947 г. 908 тыс. членов, к 1954 г. сократилась до 506 тыс., к 1961 г. - до 300 тыс. Компартия Великобритании, в рядах которой в 1945 г. было свыше 45 тыс. человек, к 1959 г. насчитывала около 25 тыс. членов. Численность Компартии Люксембурга с 1945 по 1954 г, уменьшилась а 10 раз.

Видеть в подобных колебаниях численности и влияния проявления "кризиса" может лишь тот, кто представляет себе развитие революционного процесса в виде цепи сплошных триумфов и успехов. На деле в истории каждой партии бывают периоды, когда критерием ее жизнеспособности выступает умение сохранить свои основные кадры, исходные позиции для расширения влияния при смене обстановки, связи с массами, возглавить их в борьбе с наступлением реакции и при неблагоприятном соотношении сил.

Именно такая неблагоприятная ситуация сложилась в странах Запада в начале 80-х годов. Там, отмечалось на XXVII съезде КПСС, "...в последние годы верх в целом берут наиболее непримиримые реакционные группировки господствующего класса. Этот период отмечен особо массированным и ожесточенным наступлением монополий на права трудящихся".

Усиление реакции в капиталистическом мире связано с ростом кризисных явлений в его экономике, глубокими качественными сдвигами в социально-экономическом и политическом развитии стран Запада, вызвавшими опасения за прочность своей власти у монополистической буржуазии и стремление сохранить и упрочить ее традиционными методами политики и идеологии воинствующего антикоммунизма и антисоветизма.

Изменение ситуации в капиталистических странах, разумеется, потребовало от братских партий новых решений, определенного переосмысления стратегии и тактики, сложившихся в 60-70-е годы, в период относительно мирного развития. Тогда кое-где сложились представления о возможности "легкой" победы над силами реакции, установления власти коммунистов и их союзников без острой классовой борьбы, только путем завоевания большинства на парламентских выборах. Сложились и такие взгляды - их иногда называли "еврокоммунистическими", - будто капитализм настолько истощил резерве своего развития, что малейший сдвиг влево, даже ограниченные реформы уже ознаменуют собой решающую победу над механизмами власти монополий.

Появившиеся под влиянием одержанных успехов иллюзии подогревались буржуазной пропагандой. Коммунистов убеждали, что избиратели отдадут им свои голоса на выборах, если они докажут, что выступают в роли подлинно "национальной" силы, разорвут интернациональные связи с компартиями социалистических стран, исключат из своих программных документов те позиции, которые избиратели не готовы поддержать.

Одновременно из Вашингтона раздавались недвусмысленные угрозы, что если коммунисты будут "слишком" революционными, то против тех стран, где их позиции укрепятся, будет использована машина НАТО.

Это давление было ориентировано на то, чтобы толкнуть коммунистические партии на путь компромиссов с империализмом. И, как писал член Политбюро ЦК Компартии Австрии Э. Виммер, "было бы весьма нереалистично предполагать, что специфические формы антикоммунизма, направленные на "размягчение" компартий, на то, чтобы социал-демократизировать, дезориентировать их, посеять неуверенность среди их членов и сторонников, не могут воздействовать на кадры партии".

Серьезные проблемы для коммунистов создали возникшие в 70-е годы концепции так называемого "еврокоммунизма". Эти концепции были основаны на отрицании исторического опыта КПСС и известных марксистско-ленинской теории закономерностей социалистической революции и строительстве социализма, организационных принципов партии ленинского типа, классовых критериев подхода к внешнеполитическим проблемам.

Часть традиционной избирательной базы оказалась утраченной, ибо массы перестали видеть принципиальное отличие предложений коммунистов от предвыборных обещаний социал-демократии. Избиратели же, разделяющие антикоммунистические предрассудки, увидели в "еврокоммунизме" лишь тактический маневр.

Там, где буржуазные, социалистические партии шли на сотрудничество с коммунистами (в Италии в 70-е годы, во Франции в начале 80-х), реакция старалась возложить на коммунистические партии "вину" за ухудшение положения трудящихся, вызванное условиями экономического кризиса, саботировать те элементы совместных программ, которые предполагали ущемление интересов монополий.

Конечно, в этих условиях серьезные изменения в обстановке создали трудности для компартий. Необходимость переосмысления накопленного опыта вызвала в ряде партий внутренние трения, конфликты в руководстве. Можно ли считать это симптомом кризиса? Нет, ибо в ситуации наступления правых сил коммунисты активно противодействуют реакционным тенденциям, продолжают мобилизовать массы на борьбу против растущей военной угрозы.

ПЕРЕОСМЫСЛИВАЯ ОПЫТ

Западноевропейские коммунисты ныне переосмысливают свой опыт, при этом, что отвечает ленинской традиции и отражает силу коммунистического движения, подходят к нему весьма самокритично. Так, на XXV съезде ФКП в феврале 1985 г. был поставлен вопрос о "стратегическом отставании" партии в разработке концепции борьбы за социализм.

Как писал М. Гремец, член Политбюро, секретарь ЦК ФКП, партия "фактически способствовала распространению среди трудящихся иллюзий относительно того, что победа на выборах левых сил автоматически повлечет за собой перемены во Франции", "не сумела использовать весь потенциал широкого народного движения".

Еще ранее ИКП критически обобщила свой опыт участия в правительственном большинстве в парламенте (стратегия "исторического компромисса") и признала его ошибочным. Генеральный секретарь ИКП А. Натта, выступая на пленуме ЦК ИКП 25 мюля 1985 г., поставил задачу - проводить "курс на более смелое обновление без нужных отречений или дешевой распродажи исторического наследия".

Бывший Генеральный, секретарь КПИ С. Каррильо, (он был одним из основоположников теории "еврокоммунизма", ныне возглавляет Испанскую марксистско-революционную коммунистическую партию, отколовшуюся от КПИ осенью 1985 г.) также склоняется к критическому переосмыслению своих прошлых идей.

Переосмысление опыта деятельности коммунистов в последние годы тесно связано с анализом современных условий классовых боев в капиталистических странах, особенностей их развития, новых проблем и возможностей, раскрывающихся перед коммунистическим движением. Вопрос стоит об активизации поиска новых форм и путей борьбы за социальный прогресс. Такая необходимость обусловлена следующими факторами.

Во-первых, ускоренные темпы интернационализации производства и капитала усиливают взаимозависимость западноевропейских стран. Транснациональные корпорации, интеграционные процессы, создание наднациональных механизмов - все это меняет условия деятельности коммунистов, ибо наднациональные структуры могут стать в руках монополистической буржуазии серьезной преградой на пути развития революционного движения в отдельных странах.

В подобной ситуации, очевидно, возрастает, с одной стороны, роль коммунистов как наиболее последовательных защитников национальных интересов своих стран. С другой - особую актуальность приобретает интернациональная взаимоподдержка национальных отрядов рабочего класса и его авангардов в борьбе против космополитизированной стратегии монополистического капитала.

Проблеме совместного поиска ответов на процессы, развертывающиеся на наднациональном уровне, была посвящена состоявшаяся 12-13 июня 1985 г. встреча представителей коммунистических и рабочих партий Западной Европы. Такие ответы не легко найти. Но нет ни одной партии, которая в современных условиях ставила бы под сомнение необходимость международного сотрудничества коммунистов.

Во-вторых, в условиях роста военной угрозы произошло вовлечение в политическую жизнь тех слоев населения, которые раньше были политически индифферентны или поддерживали буржуазные и социал-реформистские партии. Разочаровавшись в традиционных партиях, средние слои, интеллигенция, молодежь во многом еще сохранили предубеждения по отношению к коммунистам. Формой выражения политической активности этих социальных сил стали новые демократические движения, наиболее массовыми и влиятельными из которых являются антивоенные движения.

Огромное влияние этих движений, их объективно антимонополистическая ориентация привели к изменению политической структуры и соотношения сил в капиталистических странах. Значительно расширились возможности для проведения коммунистами политики союзов в борьбе за требования, жизненно важные для всего народа.

В то же время активность новых демократических движений притягивает к ним симпатию и поддержку широких народных масс, втягивая в их орбиту и часть избирателей, традиционно голосовавших за коммунистов.

Нарастают и попытки социал-демократии, буржуазно- либеральных сил привлечь демократические движения на свою сторону. Все это создает для коммунистов во многом новую ситуацию, побуждает их искать такие формы союзов, которые были бы наиболее эффективны.

Порой высказываются и сомнительные предложения о том, будто бы надо, учитывая результативность и массовость движений, стремиться превратить сами компартии в их подобие, скопировать их организационную структуру (а точнее, ее отсутствие). При этом не учитывается, что сами демократические движения в возрастающей мере тяготеют к формированию более четких политических структур, а некоторые из них уже конституировались в партии.

В-третьих, коммунисты ищут ответ на новые проблемы, связанные с воздействием научно-технической революции на рабочий класс. В последние годы наметилась тенденция к усложнению его структуры, что используется буржуазией для обострения розни в среде трудящихся. В ней четко выделяются группы работников, занятых преимущественно умственным и высококвалифицированным трудом. Они сосредоточены в основном в наиболее передовых отраслях промышленности (аэрокосмической, электронной, химической, медицинской и др.). Здесь доля таких работников, получающих высокую зарплату и меньше остальных страдающих от угрозы безработицы, достигает 70%.

В то же время ряд отраслей (в том числе металлургическая, угледобывающая, текстильная, пищевая), где высок удельный вес работников физического труда, приходят в упадок или подвергаются модернизации, в результате которой значительная часть занятых в них попадает в ряды безработных, депролетаризируется. Значительная часть рабочего класса ныне распылена по мелким предприятиям (особенно это типично в сфере обслуживания и в мелкотоварном производстве, которое возрождается на новой базе, как компонент разделения труда в рамках монополистических объединений).

Отвергая утверждения буржуазных идеологов об "исчезновении" рабочего класса, коммунисты в то же время вынуждены учитывать эти изменившиеся социально- психологические характеристики. Роль авангарда рабочего класса в целом (а не отдельных его профессиональных групп) требует умения находить лозунги, которые отражали бы чаяния различных слоев трудящихся.

Кроме того, объективно возрастающее противоречие между монополиями и всем народом в целом, вовлечение новых социальных групп и слоев в борьбу за мир и демократию, за социальный прогресс создают ситуацию, в которой возможно расширение социальной базы коммунистического движения (ныне в большинстве компартий удельный вес рабочего класса составляет около 50%, в некоторых компартиях больше - в Коммунистической партии Великобритании, Германской коммунистической партии, Компартии Ирландии - от 70% до 90%).

* * *

В целом, несомненно, перед коммунистами развитых капиталистических стран возникли новые серьезные проблемы.

Однако нет никаких оснований полагать, что эти проблемы создают для коммунистических партий непреодолимые трудности. Процессы, развивающиеся в недрах современного капитализма, раскрывают большие перспективы роста влияния коммунистов, новые сферы деятельности. Само развитие капиталистического мира становится все более противоречивым, и все слои общества во все большей степени осознают необходимость что-то противопоставить стратегии наиболее реакционных сил крупного капитала.

В этих условиях складываются предпосылки для того, чтобы в полном масштабе проявилась сила коммунистического движения, революционных партий, которые, как подчеркивается в новой редакции Программы КПСС, "твердо отстаивают права и жизненные устремления трудового народа, указывают пути выхода из кризисного состояния буржуазного общества, выдвигают реальную альтернативу эксплуататорскому строю, дают проникнутые социальным оптимизмом ответы на коренные вопросы современности. Они - подлинные выразители и наиболее стойкие защитники национальных интересов своих стран".

* * *

РОСТ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММУНИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Диаграмма из журнала "Хорицонт" (ГДР).

Н. ЗАГЛАДИН, доцент Академии общественных наук при ЦК КПСС.

* * *

В последние годы коммунистическое движение столкнулось со многими новыми реальностями, задачами, проблемами. Все говорит о том, что оно вступило в качественно иной этап развития. Быстро и глубоко меняются международные условия работы коммунистов. Происходит существенная перестройка в социальной структуре буржуазного общества, в том числе и в составе рабочего класса. Непростые проблемы встают перед нашими друзьями в молодых самостоятельных государствах. Противоречивое воздействие на материальное положение и сознание трудящихся в несоциалистическом мире оказывает научно-техническая революция. Все это требует умения многое переосмыслить, требует смелого, творческого подхода к новым реальностям на основе бессмертного учения Маркса - Энгельса - Ленина.

Из Политического доклада ЦК КПСС XXVII съезду партии.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы