aif.ru counter
34

ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ. Заложники и террористы

"Всем оставаться на местах, вы - заложники! - все больше россиян имеют теперь шанс услышать эти страшные слова в жизни, а не со звуковой дорожки американского боевика. О том, как вести себя заложникам, рассказывают специалисты- психологи из МВД

"Всем оставаться на местах, вы - заложники! - все больше россиян имеют теперь шанс услышать эти страшные слова в жизни, а не со звуковой дорожки американского боевика. О том, как вести себя заложникам, рассказывают специалисты- психологи из МВД.

ПЕРВОЕ правило выживания заложника - "прикинься ветошью и не отсвечивай". Кстати, это и самый верный способ не попасть в заложники. Но уж если попал, следует понять, что в данный момент является самым важным. А самое важное для заложника - это остаться в живых.

Террористы, от которых зависит жизнь заложника, - тоже, как ни странно, люди. И нервы у них тоже не железные. Поэтому самое важное - не провоцировать террористов на насильственные действия. Лучше всего сидеть тише воды, ниже травы и не привлекать к себе внимания. То есть: не вставать без разрешения, не ходить, даже не смотреть в сторону террористов. Еще Казанова знал, что, если не смотреть человеку в глаза, он вообще может тебя не заметить. Именно так он сбежал однажды из тюрьмы. К тому же в дикой природе прямой взгляд в глаза означает вызов, а в такой обстановке над человеком безраздельно властвуют инстинкты. В присутствии террористов желательно не вести разговоров между собой (могут решить, что вы затеваете побег). В крайнем случае - разговаривать тихо. На вопросы захватчиков отвечать односложно, только по существу, и опять же без вызова в голосе.

Более того: следует избавиться от всего, что выделяет вас из общей массы заложников. Особенно это касается женщин - снять косметику, украшения, серьги. Последнее - на случай возможного грабежа: серьги могут вырвать. Ведь никогда не скажешь заранее, кто тебя захватил - "идейные" террористы или бандиты.

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ТЕРРОРИСТ

ДЛЯ только что выпущенных или освобожденных заложников мир часто переворачивается. После нескольких дней пребывания рука об руку с террористами они (особенно женщины) проникаются чуть ли не любовью к террористам, зато резко отрицательно начинают воспринимать тех, кто пытается их освободить. После освобождения заложников в Буденновске многие из них говорили примерно следующее: "Они хорошие, они нас поили и кормили, последним куском хлеба делились, а плохие федералы по нам стреляли". При этом из восприятия людей начисто выпадало то, что эти "добрые люди" согнали их под автоматами в больницу и по необходимости выставляли у окон в качестве живого щита.

Это явление - сужение сознания при интенсивном стрессе, когда нарушается логика и происходит отождествление своих целей с целями террористов, на Западе получило название "стокгольмского синдрома". В ФРГ Патриция Херст, дочь немецкого миллиардера, настолько сроднилась с "красными бригадами", которые взяли ее в заложники, что некоторое время вместе с ними грабила банки. Ей даже оружие доверяли!

Как все на этом свете, террористы бывают разные. Хуже всего иметь дело с террористами-фанатиками, как в Алжире и Палестине. Жизнь заложников для них - копейка, а своя собственная - максимум две. Слава Богу, у нас таких нет - пока. Другое дело - "террористы поневоле": люди шли грабить банк, да слегка просчитались. Волей-неволей пришлось брать заложников и вступать в переговоры.

Заложники тоже бывают разными. Понятно, что сотрудники милиции более подготовлены к любым превратностям судьбы, чем пассажиры на борту авиалайнера, солдаты срочной службы или банковские кассиры.

БЕЗ ПАНИКИ!

СРЕДИ заложников почти всегда попадаются эмоционально неустойчивые личности. После сильнейшего стресса, связанного с самим захватом, у них может проявиться одна из двух реакций: ступор или бурный истерический всплеск эмоций. Последний особенно опасен: помимо заложников, истерия "заводит" и террористов. И вовсе не факт, что вид умоляющего о пощаде человека заставит сжалиться над ним. Скорее наоборот - это вызовет в террористах дополнительный прилив агрессивности. Поэтому впавших в панику совершенно необходимо хоть как-то успокоить, а кроме товарищей по несчастью сделать это некому. Чтобы поддержать человека, не следует говорить: "Не будь тряпкой". Лучше помочь поверить в свои силы и дать надежду на благоприятный исход.

Сильнее всего настроение заложников воздействует на рядовых исполнителей. С вожаком сложнее - иначе он бы не был вожаком. Благодаря этому довольно часто удается добиться освобождения женщин, детей, стариков, получить согласие на оказание заложникам медицинской помощи. С одной стороны, это хорошо. С другой же, главарь, видя колебания своих подчиненных, может кого-нибудь расстрелять для острастки. Если террористы согласны идти на уступки, можно попробовать перевести общение с ними в человеческий план. Установление каких-то минимальных личностных отношений чисто теоретически может предотвратить убийство заложников.

Игорь КОЗЛОВСКИЙ, Вадим НИКОНОВ, Научно- исследовательский центр проблем медицинского обеспечения МВД

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что известно об актёре Игоре Шибанове?
  2. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  3. Когда включат отопление в Москве?