aif.ru counter
114

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ КАЖДОЕ ДЕСЯТОЕ СЛОВО - НЕПЕЧАТНОЕ. Мат: из жизни слова не выкинешь!

Не секрет, что в недрах нашего великого и могучего русского языка есть совершенно особый пласт речи. Это мат - язык, которого нет, но на котором все говорят

Не секрет, что в недрах нашего великого и могучего русского языка есть совершенно особый пласт речи. Это мат - язык, которого нет, но на котором все говорят. Что это за явление? Почему матерные слова в одних случаях воспринимаются как необходимая острая "приправа" - к примеру, в анекдотах и частушках? В других - те же слова превращаются в площадную брань, подзаборное похабство? И наконец, почему вся эта лексика называется "непечатной" - ее действительно избегают публиковать, но нет, пожалуй, в России человека, кроме неговорящих младенцев и немых, который хотя бы раз в жизни не произнес матерного слова?..

СОПРОТИВЛЕНИЕ МАТЕРИАЛА

ПОВЕРИМ на слово лингвистам, которые утверждают, что в русском языке каждое десятое слово - вульгарное, а в речи - каждое второе. Но они же считают - и этот факт не приходится оспаривать, - что никогда еще за всю историю русской словесности мат не достигал такого безмерного размаха, как в годы советской власти.

Научное определение матерщины таково: "Употребление грубых, вульгарных ругательств есть СОЗНАТЕЛЬНАЯ замена эмоционально и стилистически нейтрального слова более грубым, пренебрежительным, заряженным эмоционально- экспрессивной оценкой, чаще негативной". Эта формулировка в те времена подтверждалась полностью. Советская власть навязывала людям свою, "коммунистическую мораль" народ протестовал против фальшивого официоза, выплескивал истинное отношение к происходящему в матерных частушках, побасенках, анекдотах. "Вставай, Ленин, вставай, дедка, уе... нас пятилетка!" Даже зажатое в железные сталинские тиски, народное матерное творчество било ключом: вне закона, но существовали и передавались из уст в уста матерные частушки и прибаутки о колхозном строе, о советском гербе и других "завоеваниях" советской власти. Гораздо позже очень точно напишет поэт Игорь Губерман про то время: "Пей, либерал, гуляй, жуир, бранись, эстет, снобистским матом, не нынче-завтра конвоир возникнет сзади с автоматом".

Если собрать в полном объеме и расставить в хронологическом порядке матерные "политические" анекдоты, прибаутки, четверостишия, вполне может получиться подлинная "История советской власти". Имеющий уши да слышал: "Куба, отдай наш хлеб, Куба, отдай наш сахар...", "Ах, калина-малина, сбежала дочка Сталина...", "Обменяли хулигана на Луиса Корвалана...", "Зае.., замучаю, как Пол Пот Кампучию", "Удивляется народ, что нам партия дает?.." и другие перлы "опальной словесности".

Но если в застойные годы матерные произведения были в подполье, то в период гласности эта лексика зазвучала во всю силу, даже с телеэкранов и депутатских трибун. И положила этому начало одна из первых народных частушек того времени: "Водки мы теперь не пьем, колбасы не кушаем, даже девок не е..., Горбачева слушаем!"

УМОМ РОССИЮ НЕ ПОНЯТЬ?

КСТАТИ, по непроверенным данным, сам Михаил Сергеевич - матерщинник виртуозный. Так это или нет, могут утверждать только люди, достаточно долго проработавшие с ним бок о бок: мат в высоких партийных кабинетах всегда считался, во- первых, признаком некоторой демократичности руководителя, а во-вторых, знаком особого доверия матерящегося к обматеренному. На людях, как все мы помним, Горбачев ни разу не позволил себе "выразиться".

Если из политиков "хай класса", кроме Михаила Сергеевича, мы еще можем вспомнить Хрущева с его кузькиной матерью, или "мамой Кузьмы", как выдал эту фразу вспотевший переводчик, то политики "второго эшелона" материться очень даже любят. Знаток "опальной словесности" В. Л. Гершуни так описывает не столь уж далекое 20 августа 1991 года, когда "люди с ровным характером в те дни не чувствовали достаточным наш словарный запас и выходили за его пределы, дабы полновесно воздать "этим блядям", - такими словами закончил свою речь депутат из Петербурга Н. Аржанников на митинге у "Белого дома", на который собрались сотни тысяч граждан". И это не единственный пример: вся Пушкинская площадь, узнав по включенному громкоговорителю о конце путча, дружно и долго скандировала: "П...ец, п...ец!!" Да и люди, которых не заподозришь в низком культурном уровне, - Мстислав Ростропович и Елена Боннэр - открыто употребили в дни августовского путча опальную лексику.

Кстати, считается, что мат - язык нищеты и отчаяния. Отчаяния - может быть. По свидетельству Льва Скворцова, профессора Литинститута, в 1946 г. академик П. Л. Капица в ответ на грубое обращение Берии к физикам, создававшим ядерное оружие, не побоялся ответно вспомнить родственников Лаврентия Павловича по женской линии. Но то, что мат - язык нищеты, - вряд ли. Есть немало примеров того, как виртуозно матерятся люди, далекие от этого состояния. И в их устах это не звучит пошло и гадко. Говорят, гениально, как и все, что она делала в жизни и в театре, материлась Фаина Георгиевна Раневская. Знаменитый модельер Слава Зайцев делает это, если так можно выразиться, интеллигентно и изобретательно и вообще относится к мату "очень положительно", считает, что именно эта лексика "помогает жить и точно выразить свою идею людям, которые ее не понимают".

Строгие поборники нравственности ратуют за полное исключение мата из обихода. Вряд ли это посильная задача для кого-нибудь... Лингвисты и филологи говорят о засорении русского языка - и это утверждение опровергнуть трудно. Но кто бы и что бы ни говорил, мат жил и живет своей особой самостоятельной жизнью и, по-видимому, будет жить - пока жив "человек ругающийся". И каждый из нас, зная, что ругаться матом в принципе плохо, будет, тем не менее, употреблять эти слова. Что ж, как правильно говорил поэт: "Умом Россию не понять". Но спустя столетие так же верно ответил ему другой:

"Давно пора, е...на мать, умом Россию понимать"...

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. На сколько в 2020 году проиндексируют социальные и страховые пенсии?
  2. Что известно о здоровье Анастасии Заворотнюк?
  3. Что означает отметка GCL в водительских правах?