aif.ru counter
54

ДЛЯ ОБЩЕГО СПОКОЙСТВИЯ ДАННЫЕ ПО ТЕРАКТАМ ЗАСЕКРЕЧЕНЫ. Как я была террористкой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32 07/08/1996

Вообще-то я не паникерша. Ездила к морю, когда астрологи объявили, что Крым не сегодня-завтра уйдет под воду. И когда была повышенная солнечная активность, и когда холера, и когда не было воды. Однако "рельсовая война" - согласитесь, это уж слишком. Все мы ходим под Богом. Но бережет он только береженых. Поэтому я решила проверить, как меня берегут.

НА МОСКОВСКИХ вокзалах всем службам я задавала один и тот же вопрос: что изменилось за последний месяц? И все с заговорщицким видом отвечали: "Идет усиление! "В отделениях милиции мне объяснили, что "усиление" ходит повсюду, уже второй год, частично в штатском. Я предложила пройти с ними по маршруту. Но мероприятие оказалось секретным. Пришлось составить маршрут самой.

ИХ НРАВЫ

ОДНАЖДЫ я уже была "террористкой" и представляла, как с ними борются. Это было этой весной в Париже. На вокзале мне понадобилось сдать вещи в камеру хранения. Все автоматические ячейки были закрыты "в связи с угрозами терактов (последний из которых был, кстати, год назад!), из соображений вашей же собственной безопасности. Пользуйтесь услугами ручной камеры хранения. Спасибо за понимание".

На ручной камере хранения тоже висело объявление: "Не удивляйтесь, если вас попросят открыть багаж". И нерасторопный служащий африканского происхождения, абсолютно не смущаясь, переворошил мою сумку и чемоданы респектабельной пожилой пары, стоявшей за мной.

Тогда в Париже вся эта возня с бдительностью вызывала у меня не понимание, а глухое раздражение. Так же, как горки мусора рядом с заколоченными урнами не только на вокзале, но и в метро, и на улицах. Кто бы подумал, что за какие-то три месяца я так переменюсь!

НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД КАК БУДТО НЕ ВИДНА

НА МОСКОВСКИХ вокзалах о бомбах никто, кроме меня, не думал. На каждом углу стояли урны. Около коммерческих ларьков - свалки коробок. Работали камеры хранения. На Павелецком вокзале - даже автоматические. "Нас закрывали после взрыва в Воронеже на три дня, потом опять открыли". - "Милиция ходит с собаками, с миноискателями?" - "Последний раз месяц назад были. А как в других сменах, не знаем".

Мне, наверное, не повезло со сменой. На Ярославском и Казанском вокзалах в камере хранения собаку видели тоже недели три назад. Если учесть, что смена работает сутки, трое - отдыхает, получается, что в каждую конкретную камеру хранения собака попадает раза четыре в месяц.

Кладовщики открывать сумки права не имеют. Только при милиции и со всякими заморочками. "А вы не боитесь бомбы?"

- "Чему быть, того не миновать. Я вообще фаталист. Вы Лермонтова читали?" Оно, конечно, заманчиво - поговорить с интеллигентным человеком, но непонятно, почему моя безопасность должна зависеть оттого, что суждено на веку кладовщику.

На Павелецком мне сказали: "У нас здесь в окошечке вмонтирован металлоискатель". Они так шутили, а я подумала: "Почему бы и нет?"

"У нас вход только по билетам, - успокоила дежурная в зале ожидания Ярославского вокзала.

- Посторонний не пройдет". Билет стоит 7 тыс. руб. В туалетах проверяющих сроду не видели.

Из этого рейда я сделала два вывода. Во-первых, усиленные наряды милиции, конечно, работают, но никаких технических средств при себе не имеют. Во всяком случае в достаточном для моего успокоения количестве. Во-вторых, смотрят они, главным образом, не на бомбы (коробки, сумки), а на лиц "кавказской" национальности.

ПОЧЕМУ "ОНА" ТИКАЕТ

ВЗРЫВ был назначен на 15.30. Бомбу я изготовила сама: в пустую коробку из-под китайских роликов сунула 3 пустые бутылки (для веса) и будильник, купленный тут же на вокзале. Все это было заложено в полтретьего на перроне Казанского вокзала столицы рядом с урной под расписанием пригородных поездов. Вокруг толпились люди, чем-то торговали... Два раза проходил милицейский патруль - к урне не приближались.

За час бомбу так никто и не обнаружил. Ближе к моменту Х рядом с моей коробкой уселась мамаша с двумя детьми. Тогда я, "рискуя жизнью", взрывное устройство обезвредила.

Может быть, бомбы выглядят совсем не так?

"Ну не знаем, как они выглядят, как-нибудь подозрительно", - сказали мне кладовщики, носильщики, проводники, служба контроля и прочие работники вокзала. То же самое почти слово в слово повторяли мне и милиционеры в привокзальных отделениях. "Подозрительно" - это когда какая-нибудь сумка лежит без хозяина посреди вокзала и, еще лучше, громко тикает.

Откуда наши люди взяли, что террористы должны обязательно упаковать взрывное устройство в сумку и, главное, почему оно непременно должно тикать?

"Это может быть что угодно, - рассказала мне единственная небанально мыслящая милицейская бригада с саратовского поезда. - И не очень большое - как мыло примерно. Может быть сверток, кусок трубы и даже банка из-под пива". - "А если я зайду в поезд и в мусорку кину банку - заметите?" Пожимают плечами.

Поезда вообще не проверяют ни с собаками, ни с миноискателями.

Я стала просить проводников передать посылочку. На Казанском вокзале коробочку у меня не то чтобы совсем не взяли - сказали: "А можно посмотреть, что внутри?" Может быть, потому что в тот момент на одном из путей стоял в окружении всех возможных милицейских и прочих сил грозненский поезд. Зато на Павелецком - в глубь России - посылку взяли с дорогой душой - только платите денежки.

БУДЬТЕ ОПТИМИСТИЧНЕЕ

В ИЮЛЕ пассажиров на железной дороге было на 2% меньше, чем в июне. Впрочем, так же, как и год назад. Вообще этим летом билеты покупали на 16% хуже, чем прошлым. Но это, как заверил нас начальник управления статистики МПС Г. Бугров, связано не с угрозами, а, как теперь говорят, "с ситуацией". "Пока пассажиры нам доверяют. Да и сами мы ездим, наверно, почаще, чем вы. Тут надо быть оптимистом".

А в ФСБ еще добавили: "Не поддавайтесь панике!"

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы