aif.ru counter
53

ИЗ ПЕРВЫХ РУК. А. Чубайс: "Еще не вечер"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 24/01/1996

Как известно, на днях Борис Ельцин подписал Указ об освобождении Анатолия Чубайса с поста первого вице-премьера. На пресс-конференции, прошедшей вскоре после этого, Президент России обвинил Чубайса в ошибках, допущенных им в проведении экономической политики. Наш корреспондент Павел ЛУКЬЯНЧЕНКО встретился с Анатолием ЧУБАЙСОМ и попросил его прокомментировать заявление Президента.

НА ЭТУ тему можно говорить очень долго. Есть ошибки по каким-то конкретным вопросам. Например, мы неправильно выработали схему конвертации привилегированных акций "ЛУКойла".

Есть какие-то более общие вещи, касающиеся собственно экономической политики, в которых мы не сумели сделать то, что хотели. Скажем, в 1995 г. мы не решили проблему неплатежей. Двух-трехмесячная задержка по зарплате, из-за чего страдают десятки миллионов людей, - один из самых тяжелых и болезненных процессов в экономике. Поскольку все это происходило на фоне падающей инфляции - с 18 до 3% в месяц, это было неизбежно. Нельзя одновременно решать проблему снижения инфляции в 5 с лишним раз и сокращать неплатежи. Вот это "и" не срабатывает в экономике. Но от этого не легче тем десяткам миллионов людей, которые не получают заработную плату. Поэтому нам было ясно, что нужен более крупный, более радикальный ход, который мы и предприняли. На днях Президент подписал указ, который дает очень продолжительные отсрочки платежей в бюджет. При этом долги не прощаются, а переносятся по срокам.

Над этим указом мы работали долго, были подтянуты очень сильные профессионалы. В то же время, может быть, мы должны были сделать это раньше. Это к вопросу о моих ошибках. Может быть, нам стоило на эту схему замахнуться не в январе 1996 года, а в июне 1995 года.

- А что помешало?

- Надежда на то, что мы все-таки сумеем эту задачу решить более простым путем. В первом полугодии 1995 г. доля неплатежей стабильно снижалась по всем параметрам. Во втором полугодии - с июля, августа вновь начала расти. Мы же среагировали поздно. Наверное, это нужно было сделать раньше. Тогда бы в декабре ситуация была менее тяжелой. Это из числа моих серьезных профессиональных экономических просчетов.

- Читатели "АиФ" пишут: "Чубайс раздал всем бесплатные ваучеры, которые потом люди понесли в чековые инвестиционные фонды и на этом погорели". Не считаете ли вы, что это тоже была ваша ошибка? Позже возникли многочисленные финансовые компании-мошенники, которые в свою очередь беззастенчиво обобрали людей. Вы же, находясь у власти, по-настоящему так и не смогли призвать к порядку мошенников.

- Сначала отвечу на вторую часть вашего вопроса. Да, по-крупному не было сделано все из того, что можно было бы сделать для снятия остроты проблемы. Чтобы все эти финансовые компании цивилизованно работали и вообще существовали условия для обращения ценных бумаг в стране, все эти структуры должны быть погружены в очень развитую, проработанную нормативно-юридическую среду. Иными словами, десятки тысяч вопросов их работы - обмен акциями, порядок оценки, формирования уставного капитала и т.п. - должны быть проработаны и зафиксированы в виде законов, а желательно даже кодекса, то есть документа самого высокого уровня. Мы же на уровне законов сумели получить от Госдумы очень мало. Закон об акционерных обществах вышел с боями. На уровне кодексов получили только первую часть Гражданского кодекса. Большую часть юридического регулирования мы вынуждены были делать на уровне подзаконных актов, методических, нормативных документов. Но этого было явно недостаточно. Получилось так, что сама машина существует, все части ее, в общем, соединены, но для того, чтобы она работала нормально, нужна правовая среда, которой недоставало. Механизм скрипел, искры летели из шестерен. Можно ли было сделать больше? Рискну сказать, что нет. И причины здесь политические: провести через Верховный Совет, через Госдуму 10 прогрессивных законопроектов оказалось просто немыслимо. Но тем не менее я не снимаю ответственности и с себя.

Правда, есть и другая сторона вопроса, которую бы я назвал "Еще не вечер". Я сам вложил свой приватизационный чек в Первый ваучерный фонд. Оттуда мне прислали бумагу, что готовы выплатить дивиденды акциями Первого пенсионного фонда. Соответственно, у Первого ваучерного в активах есть ценные бумаги некоторых предприятий. Чем определяется цена акций Первого ваучерного? Дивидендами. А из чего берутся дивиденды? Из доходов самого Первого ваучерного. А из чего берутся его доходы? Они зависят от того, какие прибыли есть у тех предприятий, акции которых он купил на наши с вами ваучеры. Ну и последний вопрос: какие у нас в стране прибыли у предприятий? На сегодня - практически нулевые. Экономика страны впервые в конце 1995 г. вышла на нулевой рост, то есть прекратился спад производства. А прибыль, дивиденды от того или иного завода ровно такие, какие положительные финансовые результаты он имеет. Но нет их пока, только-только остановили спад.

Что это означает, если посмотреть назад? Это означает, что мы пока ничего не получили. А если посмотреть вперед? У нас же все-таки в руках акции, "кусочки" этих заводов, которые вот-вот начнут работать, начнут приносить прибыль. Может оказаться, что все совсем не так трагично. Более того, совершенно ясно, что с момента начала реального роста (а 1996 г. вполне может стать годом подъема российской экономики) произойдет и рост стоимости тех самых акций, которые мы с вами получили, про которые забыли, которые прокляли. И может получиться так, что тот, кто собирал акции, вкладывал в это свои усилия, здорово на этом заработает. Так что в этом смысле, как говорится, "еще не вечер".

- То есть если бы вы остались первым вице-премьером, то через год люди бы вас на руках носили?

- Я бы не связывал это с тем, сколько бы я проработал первым вице-премьером. Я по- крупному ставлю вопрос. Мы в каком-то смысле обречены на успех. Потому что тогда, когда российская экономика начнет расти (при хорошем варианте - в 1996 г., при плохом - в 1998 г., при самом тяжелом - в 2000 г.), тогда начнут расти и акции, начнут появляться прибыли, придут дивиденды. Конечно, 5 - 7 лет для отдельного человека - срок огромный. Для экономики же это лишь мгновение.

- Говорят, мэр Москвы Юрий Лужков полагает, что ваша деятельность должна стать предметом разбирательства прокуратуры. Есть для этого основания?

- Я должен огорчить Юрия Михайловича: прокуратура не обходила своим вниманием приватизацию и Госкомимущество. Только за последние 4,5 месяца в Госкомимуществе, в Фонде имущества было 13 проверок. Проверяющие буквально оттуда не вылезают. Цель этих проверок была одна - любой ценой уничтожить Чубайса. Люди в Госкомимуществе работали и работают с приставленным к виску пистолетом. И при этом они в 1995 г. сумели сделать 7,5 трлн. руб. дохода в федеральный бюджет. Из этих денег в ноябре мы заплатили пенсии, из этих денег оплатили большую часть оборонного заказа, из этих денег мы выполнили значительную долю бюджетных обязательств. И истеричные заявления о том, что приватизационные доходы якобы через Минфин попали на какие-то валютные депозитные счета, - полная чушь. Даже если бы мы хотели это сделать, это немыслимо, так как лишь часы проходили от момента поступлений средств от продажи, от аукционов по залогу акций до момента выплаты этих денег пенсионерам. Так что Юрий Михайлович с прокуратурой немного погорячился. Хотя сам он уже года четыре находится вне всякой проверки - со времени последней проверки болдыревским Контрольным управлением Администрации Президента.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество