aif.ru counter
423

КАК ИЗБАВЛЯЮТСЯ ОТ НЕЖЕЛАННОГО РЕБЕНКА. Не убивай меня, мама!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29 19/07/1995

По статистике в России каждый день от рук матери погибает младенец. Это только то, что на поверхности. А сколько на самом деле? Никем не найденных: тайно задушенных, зарытых, утопленных - повинных лишь в том, что они нежеланны. Этого никто не знает.

Вместе с тем у нас 21 млн. бездетных семей.

...КОГДА мы с нашим фотокорреспондентом переступили порог трехкомнатной квартиры Тамары Марзоевой, дом огласился воплем грудного младенца. На столе лежал двухнедельный, сморщенный источник оглушительного рева. "Не подходите близко, он еще очень маленький", - назидательным тоном предупредил нас черноглазый мальчуган. Его и еще двоих цыганят месяц назад привели к Тамаре Аскеровне... из милиции.

"А что им делать?- говорит Марзоева, - Они честно обзвонили все приюты, все детские дома. Как услышат, что дети цыганские, - везде один ответ: "Карантин". Когда их привели, рядом стоять было невозможно - такая вонь, у одного были вши".

...У крохотного, затерянного в одеяле существа, так решительно заявляющего о своем существовании, уже есть печальная история. Его мать прожила в этой квартире последние месяцы беременности. Муж в командировке, сроки не сходятся. Рассчиталась с работы и приехала к Тамаре Аскеровне. Отсюда в роддом, сюда же - из роддома... Четыре года назад в "АиФ" было напечатано обращение к женщинам, у которых есть или будет нежеланный ребенок. "Обещаю заботу и защиту каждому младенцу, подброшенному мне анонимно". Под объявлением стоял домашний адрес Марзоевой... У нее двое своих детей: сын, 6 лет, и дочь - заканчивает университет. Здесь же часто и подолгу живут женщины, скрывающие беременность. Разного возраста, с разными судьбами. Приезжают сюда и те, кто по многу лет безуспешно отстоял в очередях на усыновление.

...С одной моей знакомой случилось так, что она была вынуждена прервать беременность на позднем сроке. Ее оставил муж, работу в таком положении она, конечно, найти не могла. Жизнь рухнула в одночасье. Прошла все "документально-подготовительные" этапы, косые взгляды и неодобрительный шепот: срок был уже 6 месяцев. "Это был мальчик, он даже закричал. Акушерка быстро опустила его в ведро с водой. Я поняла, что я - убийца..."

Итак, есть всего два способа избавиться от нежеланного ребенка. Убить с официального разрешения государства и убить, никого не спрашивая, т. е. совершив уголовное преступление.

- Одна женщина привезла мне свою полуторамесячную дочку, - продолжает Тамара Аскеровна. - Этого ребенка она пыталась утопить два раза. Но в последний момент не выдерживала. Оба раза, когда ребенок уже начинал захлебываться, спасала. Оставляя девочку, плакала: "Ради Бога, возьмите, потому что я ее все-таки... убью".

- Но неужели проще убить родное дитя, чем просто отказаться от него - пусть живет?!

- Оказывается, для многих проще. Ведь убийство можно скрыть. А как отказаться от ребенка так, чтобы никто об этом не узнал? У нас же нет ни одного государственного органа, который бы обеспечивал анонимность отказа от ребенка.

Однако детские дома не пустуют. В них более 450 тысяч малышей. Но что их ждет? В семьи попадают единицы. Потому что снова все упирается в бесконечную бумажную волокиту. Годами. А малыш растет и впитывает атмосферу детдома. Усыновители же мечтают о "грудничке".

- Сколько детишек вы передали на усыновление? И какова их судьба?

- Семьдесят. С их родителями я поддерживаю связь. И не только я... Проверку осуществляли и представители органов опеки и попечительства, но таким грубым способом, что чуть ли не соседей вызывали давать показания. А ведь у многих даже близкие родственники не знали, что ребенок в семье чужой! Мне даже пришлось напомнить прокуратуре, что в законе существует статья о неразглашении тайны усыновления.

КОНЕЧНО, контроль необходим. Однако Тамара Марзоева обращалась в Минюст с просьбой официально зарегистрировать свой центр "Гнездо аиста", предлагая государству взять под контроль свою же собственную деятельность. В Минюсте ей отказали. Но странная получается ситуация. На каждого из тех цыганят, что на фотографии, милиция написала официальный документ (как же без "бумаги"?): "направляется в центр "Гнездо аиста". А зарегистрировать его нельзя - посредническая деятельность.

"Ко мне однажды приехали две проститутки, - рассказывает Марзоева, - привезли мальчика 3 лет. Спрашиваю, где взяли. Говорят, купили на вокзальной площади за 2 тыс. руб. Зачем? Наверное, из-за цены. На эти деньги ведь уже давно ничего не купишь..."

Этого ребенка продала родная мать. Где же бдительное государство?

Петр I в свое время издал указ - по всей России при каждом церковном приходе устроить "скамейку подкидышей". Для того, чтобы женщина могла никем не замеченной оставить там незаконное дитя.

- Можно ли что-нибудь сделать сегодня?

- Можно. Я ходила в Минюст с предложением организовать круглосуточный прием нежеланных детей при каждом роддоме. Так, чтобы мать могла оставить своего ребенка там анонимно. Но вся беда в том, что чиновники не представляют, как можно было бы вести учет принятым детям. Как избежать обманов и спекуляции?

Я представляю себе это так. Небольшое помещение, где женщина может оставить ребенка и уйти так, чтобы ее просто никто не видел. Перед уходом она должна оставить в специальном журнале с пронумерованными и проштампованными страницами отпечатки двух ладоней: свою и ребенка.

Если вдруг в течение 2 недель она передумает и захочет забрать свое чадо, с помощью этих отпечатков будет несложно определить, действительно ли она оставила здесь новорожденного и что это именно ее ребенок. Если мать за ребенком не вернулась, передавать его в семью. В самом роддоме устроить палаты для женщин с нежеланными родами и женщин, имитирующих беременность.

А для тех, кто скрывает беременность на поздних сроках, бесплатные пансионы для проживания. Расходы можно покрывать за счет будущих усыновителей. Важно, чтобы женщины принимались независимо от места прописки. Здесь же создать службу представителей центра усыновления, чтобы роддом ребенок покидал уже законным членом семьи. Установить контроль в течение 2 лет, как на Западе.

Нельзя сказать, чтобы к Тамаре Марзоевой чиновники отнеслись без понимания. Посоветовали создать прецедент, обратившись в суд на Минюст, и собрать 1 млн. подписей в защиту своего начинания.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы