aif.ru counter
41

КОММЕНТАРИИ НА АКТУАЛЬНУЮ ТЕМУ. Отставка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22 01/06/1994

Собственно, сам термин трактуется в энциклопедическом словаре как увольнение от государственной службы - по болезни ли, по старости либо "по собственному желанию", хотя чаще "по желанию" руководства. Казалось бы, дело-то - житейское. А вот поди ж ты...

РАССКАЗЫВАЮТ, один "большой" генерал пришел после отставки последний раз в своем рабочем кресле посидеть, да так в нем и помер. Можно вспомнить историю с секретарем одного из московских райкомов, который выбросился из окна, якобы узнав, что Б. Ельцин, бывший в ту пору городским партийным боссом, снял его с занимаемой должности.

Почему же так происходит? Почему смерть политическая, карьерная отождествляется в тоталитарном обществе, по крайней мере на уровне подсознания, со смертью физической?

На Западе уход в отставку членов правительства - обычное дело. Даже если отставка связана со скандалом, как это было с ныне покойным экс-президентом США Р. Никсоном, это не лишает человека чести и уважения со стороны общества и тех, кто пришел ему на смену. Как видим, уважение даже к политическим "покойникам" в странах развитой демократии довольно высоко.

Впрочем, это не только традиции, но и здравый смысл. Любой чиновник, общественный или политический деятель, будучи уверен, что после отставки не будет унижено его человеческое достоинство, что его не вышвырнут с позором из того социального слоя, в котором он вращался, не станет судорожно цепляться за власть или должность, плести интриги и сеять смуту.

Можно как угодно относиться к Л. Брежневу, но ведь ни один из его соратников худого слова о нем не скажет (в том числе и из тех, кого он отправлял в отставку), ибо расставался он с людьми по-доброму: оставляя им квартиры, дачи, лимузины и пайки. Не оттого ли продержался этот правитель столько лет, не оттого ли сегодня так часто мы вспоминаем спокойные "застойные" времена?! Во все остальные периоды людей из руководства "уходили" либо "в шею", либо выносили "ногами вперед".

Мало что изменилось и теперь. Как и в прежние времена, отставка в России любого деятеля больше ассоциируется с ОПАЛОЙ, т. е. впадением в немилость к высшему руководству. И что любопытно: чем больше опальный деятель унижен, тем агрессивнее его дальнейшее поведение. Люди начинают доказывать свою правоту, собирать вокруг себя таких же обиженных. Сколько нынче развелось различных фракций и партий, сколоченных именно на этом принципе. И тут никакие призывы к общественному согласию не помогут, потому что в основе всех этих поступков, по мнению психологов, лежат сугубо личные обиды, амбиции и комплексы. Казалось бы, чего не хватает экс- президенту М. Горбачеву? Он часто выступает, обличает, все пытается что-то доказать, а по большому счету ищет обыкновенного человеческого и, надо сказать, заслуженного сочувствия у своих сограждан.

"Наши руководители по-прежнему считают людей винтиками, - сказал нашему корреспонденту Г. Явлинский. - Многие "отставники" пытаются бороться, судорожно цепляясь за свое положение. Иногда это признак силы, иногда - слабости, чаще-глупости. "Цивилизованные" отставки возможны только в тех странах, где граждане в личной жизни не зависят от властей, и прежде всего - экономически".

Пожалуй, данное явление действительно не воспринималось бы многими так остро, если бы при лишении должности моральные потери не сопровождались потерями материальными. Можно вспомнить, как бывший премьер выпрашивал разрешения построить себе маленький дачный домик. Ничего более унизительного для людей такого ранга придумать невозможно.

"У меня сейчас ни машины, ни охраны, - сказал нам Е. Лигачев, - но меня это не волнует. Да и не было у меня никаких привилегий. Это нынешние правители привилегиями обросли. Я в студенческие годы в метро ездил, в бараках жил - мне не привыкать".

Впрочем, "голь" на выдумку хитра: многие деятели, похоже, нашли способ, как обезопасить свое материальное состояние на случай отставки. Стало уже доброй традицией писать книги и издавать их за рубежом. Кто у нас из бывших и нынешних не писал книжек?! Злые языки утверждают: раз книгу пишет, значит, "сидит" некрепко. Что ж, пусть лучше пишут, чем воруют. Вот и Егора Кузьмича впору в Союз писателей принимать. Однако лукавит ветеран. С властью так легко не расстаются. Вот что об этом думает представитель молодого поколения политиков Е. Гайдар: "Это естественно: только что ты был большой начальник, ездил на длинной черной машине, тебе отдавали честь, все искали твоей дружбы, твой день был заполнен, а бытовые проблемы напрочь отсутствовали. И вдруг ты никому не нужен, многие поворачиваются к тебе спиной и начинают лить помои, ведь общение с тобой может быть не очень полезным для карьеры. Поэтому-то люди и держались за кресло из последних сил. Времена меняются. Хотя многие еще никак не могут понять, как можно добровольно оставить "такое (!) место". А по-моему, это нормально". "Ну что, ушел да и ушел, никаких проблем, - вторит Гайдару бывший министр финансов Б. Федоров. - Вопрос всегда в том, насколько можно поступаться принципами. Уходя - уходи. А уходить так, как, допустим, Шахрай, по десять раз в году - это несерьезно. Отставка является трагедией для тех, у кого нет профессии, уверенности в жизни, как у некоторых в нынешнем правительстве. Все эти дачи и прочие привилегии надо полностью ликвидировать, это развращает власть имущих, заставляет зубами цепляться за кресло или портфель".

Действительно, времена меняются, меняется и психология людей. Уход многих нынешних молодых политических лидеров все-таки больше похож на цивилизованную отставку, чем на опалу. Прежде всего потому, что делают это они сами, исходя из личных мотивов и убеждений. Книжек не пишут, поскольку моложе, и за будущее не боятся. И именно это вселяет определенный оптимизм и надежду на то, что мы потихоньку переходим к цивилизованным методам управления, к цивилизованной власти. А какая власть, такая и страна.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы