aif.ru counter
56

Нас накроет новая волна приватизации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20 18/05/2005

Распродажа госсобственности только начинается. Сегодняшние чиновники могут стать новыми олигархами, а земля, вода, леса и наука перейдут в частные руки.

ВАЛЕРИЙ НАЗАРОВ - человек в правительстве молодой. Тем не менее некоторые аналитики именно его прочат в преемники президента в 2008 году. А пока он возглавляет Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

- ВАЛЕРИЙ Львович, в последнее время все чаще спорят, стоит ли пересматривать итоги приватизации. Заговорили даже об амнистии. Почему-то тут же вспомнили про приватизированные квартиры. По-вашему, это нормально: равнять простых людей с олигархами?

- Уверяю вас, что пересмотра приватизации квартир никогда не будет. Труд, вложенный нашими людьми в благосостояние страны, во много раз превышает то вознаграждение, которое они получили в виде этих квартир. Богатства государства создавались всеми, а достались единицам. И все это под разговоры: мы, мол, более активные, а вы - бездельники и алкоголики. Людям это обидно. А что касается пересмотра итогов приватизации - это слишком сложное дело. Лично я бы судьей никогда не стал. Но время все расставляет по своим местам. Если кто-то опередил вас, нарушив правила, будьте уверены - экономические законы вернут вам справедливый успех.

"Не нужно чиновникам заниматься бизнесом"

- ПО ДАННЫМ Счетной палаты, приватизировано лишь 30% госсобственности. Нам предстоит пережить еще не одну волну крупных приватизаций?

- Приватизация будет продолжаться. Это необходимая мера: частный бизнес - более эффективный собственник, чем государство.

Например, ситуация со "Связьинвестом". В 1994 году Сорос приобрел 25% плюс 1 акция этой компании за 1,9 млрд. долларов. Сегодня звучат предложения: "75% продадим за 1,5 млрд.". Выходит, государство за эти годы науправлялось так, что пакет подешевел втрое.

- Почему государство избавляется от перспективных предприятий, которые успешно работают, приносят прибыль? Скажем, продали "ЛУКОЙЛ", "Магнитку".

- В том же "ЛУКОЙЛе" госпакет составлял немногим более 7%. В "Магнитке" - 17,5%. Решающий пакет давно принадлежал частным собственникам. Для чего государству было держать такой пакет? Повлиять на управление мы не могли. Дивиденды получали не больше, чем если бы вложили деньги от проданных акций в банк. И при этом тратились на командировки сотрудников, на составление отчетов, на зарплату управленцев.

Посмотрите на некоторых наших чиновников! Они заседают в советах директоров, якобы представляют там интересы государства. Но ведь даже если они на этот совет директоров вообще не придут, им ничего не будет. Заболели. А случалось, что как раз в тот момент там принималось принципиальное решение не в интересах государства! Что за дело чиновнику до какого-то там предприятия, если он ощущает реальное вознаграждение? Так что не нужно чиновникам заниматься бизнесом.

"Цена занижается в 7-8 раз"

- ХОДОРКОВСКИЙ в своем последнем слове заявил, что нынешний передел собственности проводится в интересах правящей элиты. Мол, пришли новые чиновники, которые в свое время не успели поучаствовать в приватизации и теперь хотят урвать свою долю.

- Если кому-то и удастся "урвать свою долю", то он за нее заплатит цену, близкую к рыночной. На приватизации сейчас сложно урвать что-то, как это было в начале 90-х. Зато существуют другие возможности. При маленьких зарплатах чиновник ежедневно подвергается большим соблазнам, и получается, что его основная деятельность вторична, а услуги спонсорам первичны.

Допустим, в Башкирии есть крупнейший комбинат, выпускающий кислоту для производства полиэтилена, которую пока Россия покупает за границей. И вот его выставили на приватизацию. Меня убеждали: "Красная цена ему - 50 млн. долл.". Критиковали меня со всех сторон, кричали, что, завышая цену, мы угробим предприятие. Я не послушался, и в итоге комбинат был продан за 111 млн. Покупатель нашелся, а "заинтересованные" лица остались не у дел.

Сейчас перед приватизацией проводится независимая оценка. Но цена некоторых объектов занижается в 7-8 раз. Так называемые независимые оценщики работают по принципу "чего изволите?". А государство платит деньги за эту оценку и вынуждено ее перепроверять. Вы помните, что 17,5% акций "Магнитки" сначала оценили в 550 млн. долларов? Пришлось 7 раз встречаться с этим оценщиком. В итоге сумма сделки - 790 млн. долларов.

Все пытаются меня убедить: пусть цены установит рынок. Но так говорить может только тот, кто не знает, какие схемы применяются, чтобы занизить цену. Понятно, что мы боремся с этими схемами. И я вас уверяю, что на все, что было продано в прошлом году, мы установили справедливую цену, хотя это было очень болезненно. Мы выручили от продажи госсобственности 93 млрд. рублей. А всего обеспечили поступление в бюджет 141 млрд. руб. Больше, чем когда бы то ни было.

- Даже в странах с развитой рыночной экономикой есть государственные предприятия. Каким, по-вашему, должно быть соотношение государственного и частного секторов?

- В Европе количество занятых на госпредприятиях составляет 10% от всех работающих и продукция госсектора - 10%. А у нас госпредприятия производят всего 7,7% продукции, а работает на них 36 с лишним процентов.

В руках государства должно остаться лишь то, чего рынок не может произвести. Многие страны даже продукцию ВПК заказывают у частных предприятий.

Я не говорю, что государство совсем не должно участвовать в экономике. Вспомните Францию. Когда у "Пежо" начались проблемы, государство выкупило эту компанию, вложило средства в модернизацию, через три года опять продало частникам. Вот это пример участия государства в оздоровлении предприятия.

- Сейчас начинается масштабная приватизация земли. Не секрет, что самая дорогая земля - в больших городах. Не получится так, что землю под моим домом купит какой-нибудь новый русский и предложит мне убираться?

- Сегодня городские власти действительно говорят: мол, квартира ваша, а дом и земля под ним наши. Но это полная глупость! У вас и у государства равные права сособственника. Вам принадлежат ваша доля коммуникаций, лестничной клетки и даже кусочек земли. Так что земля под домом безусловно останется неприкосновенной, даже если в нем приватизирована только одна квартира.

"О приватизации остались неприятные воспоминания"

- В КОНЦЕ прошлого года вспыхнул большой скандал: ученые Академии наук заявили, что под видом передачи научных институтов в частные руки кто-то хочет прибрать к рукам их здания в центре Москвы, а саму науку прикрыть.

- Сегодня половина имущественного комплекса этих научных институтов сдается в аренду. Они нам вполне резонно говорят: "Государство нас не финансирует, нам нужны деньги". Но давайте тогда вообще скажем: "Вот вам квадратные метры - живите сами". Такая схема вас устраивает?

- Она меня не устраивает. Но вопрос в другом: уверены ли вы, что те люди, которые собираются участвовать в приватизации этих зданий, радеют о будущем российской науки?

- Конечно, те, кто претендует на госсобственность, часто больше интересуются имуществом, нежели самим предприятием. Ведь не случайно мы прекратили приватизацию Киностудии им. Горького. Ею заинтересовались риелторские и строительные фирмы. И мы понимали, что, если киностудия достанется им, больше ее фильмов мы не увидим.

Безусловно, государство должно поддерживать науку. Но существует ли на самом деле тот или иной институт или он уже давно превратился в риелторскую контору, которая тратит все силы на то, чтобы подороже сдать квадратные метры? Господдержка должна быть адресной - той науке, которая действительно существует и которая востребована. А риелторским бизнесом должны заниматься профессионалы.

- Изменится ли когда-нибудь у россиян отношение к приватизации?

- Думаю, у нынешнего поколения - вряд ли. Практически у всех остались неприятные воспоминания. Хотя по сути между той, ваучерной, приватизацией и сегодняшней нет ничего общего.

Уже к июню мы планируем создать базу данных, чтобы дать людям исчерпывающую информацию об имуществе, выставляемом на продажу. Ведь мы приватизируем много небольших предприятий. Взяв кредит и объединив усилия, такие предприятия могут купить и их работники, и простые граждане. Другое дело, что мне опять никто не поверит, скажут: "Да все равно олигарх какой-нибудь перекупит". Но олигархов мелкие предприятия уже не интересуют. Зато они представляют интерес для небольшого бизнеса, для того самого среднего класса.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы