aif.ru counter
21

Ж/Д без ЧП!

СЕГОДНЯ в гостях у главного редактора "АиФ" министр путей сообщения Николай АКСЕНЕНКО

СЕГОДНЯ в гостях у главного редактора "АиФ" министр путей сообщения Николай АКСЕНЕНКО.

Безопасность возрастет

- МПС не зря называют государством в государстве. Тысячи километров дорог, сотни тысяч человек персонала. Как руководить таким огромным хозяйством, где от вас зависит все и в то же время - ничего? Вы спите или сидите в театре, а в это время какой-нибудь стрелочник... В итоге - ЧП, катастрофа... А отвечать за все должен министр.

- Нет вопроса, за который нельзя было бы предъявить претензии первому лицу. Поэтому налаживай систему - и спи спокойно, ходи в театр. А в системе главное - кадры. Сегодня на руководящие должности в отрасли пришло много высококвалифицированных, энергичных и вместе с тем опытных специалистов, которым чуть больше сорока лет.

Эти люди обеспечивают жизнеспособность той системы безопасности, что была создана всеми моими предшественниками. Она у нас - лучшая в мире.

- Это при том, что случаются крушения, ЧП?..

- Они везде бывают. Оценивать все нужно в сравнении. В 1996 г. у нас было 42 крушения. Это меньше, чем в других странах. В 1997 г. крушений было уже 10, в 1998 г. - 8, в 1999 г. - 8. Но самое главное: в 1997 г. ни один пассажир не погиб. В 1998-м - 1. В 1999 г. не погиб никто.

Наша система безопасности имеет несколько степеней защиты от ЧП. Каждая следующая степень страхует предыдущую. Беда случается тогда, когда все эти дубли "прокалываются".

- Кто в этом чаще виноват - техника, человек?

- Я не видел аварии, причиной которой не был бы человек. С педантом плохо на вечеринке. А вот когда людей везешь, от тебя жизнь их зависит - тут нужен именно педантизм. Аварии нередко бывают оттого, что опытный работник на каком-то этапе начинает думать, что правила не для него писаны, а для новичка. Безусловно, есть и просто порода безответственных людей.

- Какая катастрофа потрясла вас больше всего?

- В 1987 г. я работал заместителем начальника Октябрьской дороги по движению. Вот тогда и случилось крушение поезда, погибло 33 человека. Когда все горит, слышатся стоны, крики - очень тяжело. Чувствуешь свою вину, пусть и косвенную.

Гибель людей - конечно, самое страшное. Все остальное можно пережить. Хотя оставить без зарплаты 2 млн. человек - тоже непросто, тоже потрясает.

- Говорят, вы совершенно не употребляете спиртное. Что это - принцип?

- Не доставляет удовольствия. Да и как представлю, что выпью с друзьями рюмочку и вдруг - какое-нибудь ЧП. Придется поехать, а от меня запах алкогольный. Это неприятно, неэтично.

Сам не переношу.

Билеты не подорожают

- По тому, насколько жива сегодня железная дорога, можно судить, насколько жива экономика такой огромной страны, как наша. Ведь это связь между предприятиями, между людьми. Есть она, эта связь?

- Она восстанавливается. Еще 3-4 года назад жизнь на железной дороге еле теплилась. И вот уже второй год объем перевозок растет. Сейчас он составляет 54% от того, что мы имели в 1988 г. Но 3 года назад не было и этого. Причем, я говорю не только о грузах. Люди стали больше ездить.

- И тут вы решили поднять цены. Чем вызвано такое решение?

- Мы обеспечили тарифную паузу для всех производителей, что помогло сдерживать рост цен. С учетом инфляции тариф сегодня составляет 48% от реальной стоимости 1997 г. Но наши возможности не беспредельны. Пока - до августа - мы тарифы не будем повышать.

За счет чего же мы выжили? Сократили 540 тыс. персонала, на 37,5% стали меньше тратить топлива и энергии...

- Но для пассажиров тарифы-то не падали, а росли!

- МПС не поднимало цены для малообеспеченных пассажиров. В прошлом году подросли цены на билеты в СВ и купейные вагоны фирменных поездов. Но это для обеспеченных людей. А для малоимущих отдельные категории билетов становились даже дешевле. В этом году цены не повысятся до зимы.

Я не говорю о пригородном сообщении, поскольку цена билета на электричку во многом зависит от региональных властей.

БАМ не заморозят

- Есть в вашем хозяйстве дорога, ставшая последней великой советской стройкой, - Байкало-Амурская магистраль. В свое время как начинающий журналист я тоже поучаствовал в строительстве, прославлял, воспевал БАМ... Потом все заглохло. Что, эта стройка была ошибкой? Есть у БАМа будущее?

- БАМ строили очень неэффективно, неэкономично. Сколько техники угробили! Отработали сезон, свалили под откос - и все. Горько вспоминать, что там делалось. Но это не перечеркивает значения дороги как таковой.

Было несколько причин, зачем затеяли эту стройку. Близость границы делала Транссиб уязвимым. К тому же он был перегружен. Еще одна причина - в регионе БАМа немало природных богатств, их нужно осваивать. Тихоокеанский регион испытывает голод в топливе, минеральном сырье. Это очень хороший рынок для России. Кроме того, в том регионе живут миллионы людей.

- Так есть надежда, что БАМ возродится?

- А кто сказал, что он погиб? Да, сейчас МПС действительно несет большие убытки, но магистраль работает. Ожидаем выхода соответствующего закона, который сделает более привлекательными вложения средств в магистраль. Мы разработали программу по экономическому развитию зоны БАМа, инвестируем туда немалые средства. Уже в этом году с месторождений к потребителям пойдет руда черных и цветных металлов. Уверен, через два-три года БАМ будет приносить прибыль.

- Так вы тоже олигарх... Все карьеры, заводы - собственность МПС?

- Пока да. Но мы не стремимся удерживать ее за собой. Мы понимаем, что каждый должен заниматься своим делом. Наше главное дело - перевозки, поэтому, когда закончится период становления, у карьеров и рудников появятся новые собственники, которые, безусловно, возместят все наши затраты.

За хамство не привлекут

- У нас мало кому удается быть просто "техническим" министром. Чаще всего, попадая на эту должность, человек участвует в каком-то политическом раскладе. И становится политической фигурой. За это приходится расплачиваться "подкусываниями", подкалываниями в свой адрес. С вами такое случалось?

- "Подкусыванием" это не назовешь. Скушать - да, пытались. На ваших страницах тоже. Но у меня философский к этому подход. Я понимаю, что есть заказчик, есть журналист, который для него пишет. Это такая же услуга, как любая другая. И ее оплачивают.

- Нам никто за заказ не платит, мы деньги зарабатываем тем, что делаем газету без указок "сверху", "сбоку". И поэтому она пользуется спросом.

- Это правильно. Но именно на подобных заказах зарабатывают многие ваши коллеги. Однако, несмотря на ангажированность значительной части СМИ, должен существовать какой-то предел, какая-то журналистская этика. К сожалению, можно подать в суд за клевету, но не за хамство.

Верить не разучат

- Но вернемся к событиям годовой давности: что это было? Заявляют вас как премьер-министра, потом выясняется, что нет. Потом снова вас...

- Наверное, еще не пришло время получить ответы на все вопросы. Но, как говорят, что ни делается, все к лучшему. Сегодня я очень положительно отношусь к тому, что произошло.

- Вам часто приходится разочаровываться в людях?

- Мы живем в жесткое время. Я бы сравнил это с 1917 годом. Но сейчас испытание большее. Тогда отбирали у имущих, а сегодня общее делится на отдельные составляющие. Но достаются они немногим.

Момент передачи собственности в частные руки - тяжелейшее испытание человека на нравственную прочность. Но мне все время хочется верить в лучшие качества человека. Я говорю себе: это не вина его, а беда. Нужно верить людям. Как только ты потерял это качество, ты не личность, ты пропащий человек. Верить - это большое человеческое качество.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что случилось с Никитой Михалковым?
  2. Можно ли остановить машинку во время стирки?
  3. О чем фильм «Капкан»?