aif.ru counter
76

Новая пьеса: где она?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 30/08/2000

ПОИСК современной пьесы для наших театров - это всегда была проблема. Арбузов, Розов, Вампилов, "державшие" репертуар в 70-80-е, рождаются поштучно, не говоря уже о Чехове, Горьком, Булгакове. Арбузова и Вампилова давно нет на свете. Виктор Сергеевич Розов здравствует, приближаясь к своему 90-летию, но современных пьес не пишет, отшучиваясь: "В моем возрасте лучше уже вообще ничего не писать, я же старше Льва Толстого!" Желания нет, а насиловать себя Розов не может: "Пьеса ведь не сочиняется, она влетает в голову помимо воли и сознания, об этом писали Гете, Пушкин, Ахматова". Александр Володин, чьи "Пять вечеров" когда-то стали огромным событием в театре и кино, пишет прекрасные стихи, но не пьесы. Ушедший недавно Григорий Горин сочинил очередную пьесу не на современный сюжет, а на исторический - "Шут Балакирев".

ОКОНЧАТЕЛЬНО, похоже, изменила драматургии с прозой Людмила Петрушевская, сказавшая в 70-е веское новое слово в этой области. Не присутствуют на сценах пьесы Нины Садур. Современность отсутствует. Елена Разумовская и Елена Гремина сочинили пьесы про императриц - одна про Екатерину, другая про Марию Стюарт с Елизаветой. Борис Акунин дописал... "Чайку" Чехова. "Сны императрицы" (все той же Екатерины) вдохновили Андрея Максимова, одного из весьма немногочисленных современных драматургов, а другая его пьеса из идущих на сцене, "Палач", - о Ленине, Крупской, Арманд. Мария Арбатова, так, очевидно, увлечена феминизмом, что пьес не создает. Хранят молчание драматурги, некогда радовавшие нас сенсациями - Виктор Славкин обжился в "Старой квартире" на ТВ, не слышно Владимира Арро, Галину Соколову, Михаила Рощина, Александра Гельмана, Михаила Шатрова...

Лишь екатеринбуржец Николай Коляда, неизменно плодовитый (75 пьес за 14 лет), да Александр Галин держат марку современной драмы, а Галин теперь даже сам свои пьесы ставит, экранизирует и сам в них играет на сцене. Он считает, что с драмой у нас порядок, приведя в пример собственное творчество, невзирая на то, что процент современных пьес в репертуаре театров повсюду ничтожен: сплошь классика и переводные западные бестселлеры: "Умирание драмы - один из мифов, у меня за последние два года три пьесы, все востребованы. Есть молодые драматурги. Наконец, по-прежнему актуально творчество Володина. Ведь там вся глубина человеческих отношений, больше ничего. У нас просто никто не занимается специально драматургией, пишут лишь о режиссерском театре. А ведь именно по нашей традиции драматургия - еще и литература, русские классические пьесы можно не только играть, но и читать. А вообще настоящая драматургия и не должна пытаться угнаться за жизнью, это же не газета, должна чуть-чуть отставать, чтобы "настояться", как хорошее вино".

Вместо вечного - "чернуха"

ЧЕСТНО говоря, я однажды осилила подряд чуть ли не два десятка невостребованных современных пьес, публикуемых в специальном альманахе - впечатления не произвела ни одна, даже и не запомнилась ни одна. Запал в душу лишь чудовищно "чернушный" Алексей Шипенко. Он довел до абсурда в своих произведениях эту тенденцию, единственно четко обозначенную в драме последнего времени, талантливо заявленную еще Петрушевской, - склонность к "черноте". Даже к юмору - и то черному. Удивляться ли, что такие пьесы не ставят? Зато все кассовые рекорды по стране из новых драматургов побила Надежда Птушкина с лирически-сказочной мелодрамой "Пока она умирала" ("Рождественские грезы"). Публика по-прежнему любит сказки.

Самое поразительное, что пьес действительно пишется много и профессиональные драматурги продолжают появляться и печататься. Вот только театры ставить их не спешат, кроме "Школы современной пьесы". Последний московский сезон отличился (что большая редкость) сразу двумя драматургами-дебютантами - это О. Богаев и Е. Гришковец. Евгений Гришковец получил "Золотую маску" за блестяще исполненный им, актером по образованию, монолог-пьесу собственного сочинения "Как я съел собаку". Две его другие пьесы идут в двух столичных театрах ("Записки русского путешественника" и "Зима"). Изголодавшиеся по новым именам в драме критики тут же (во многом все же, откровенно признаюсь, не совсем заслуженно) объявили автора чуть ли не гением, взахлеб заговорили о "новом слове". Так же восторженно отнеслись и к дебюту ученика Коляды Олега Богаева - спектакль "Комната смеха" с Олегом Табаковым в ТЮЗе стал фаворитом минувшего сезона. Драматургическое "безрыбье" порождает скороспелые мифы, сильно смещая критерии и акценты в театральном процессе.

Драматургов -десятки.

Что дальше?

ЕЛЕНА Гремина, чьи пьесы на исторические сюжеты "За зеркалом" и "Сахалинская жена" идут уже несколько лет в Москве, после недавнего, десятого, фестиваля молодой драматургии в Любимовке настроена весьма оптимистично: "Сама постановка вопроса - где новая драма? - говорит о многом. Значит, она нужна. И не надо искать, кто виноват. Режиссеры считают, что драматурги, а те - наоборот. И те и другие абсолютно правы. Бывает - что скрывать? - новая пьеса хороша, а вот спектакль по ней не получился. Но чаще режиссеры просто не хотят рисковать, беря неизвестную пьесу неизвестного автора, и это тоже можно понять. Словом, если кому-то кажется, что в драме кризис, значит, виноват весь театр в целом. В Любимовку приехали 30 драматургов, за 10 дней прочтено 30 пьес. Приехали студенты, молодые режиссеры. Готовится Неделя русской пьесы в Лондоне. Вот, кстати, где - в Англии и еще в Германии - умеют "возиться" с новыми пьесами! Там буквально бум новой драматургии. У нас же ни современная пьеса, ни молодая режиссура не востребованы. Театры заняты собой, борьбой за выживание, и это понятно.

Драматург Алексей Казанцев просто взял и основал свой собственный театр, театр новой драмы. А имена, личности есть очень интересные: Оля Мухина, Ксения Драгунская, Максим Курочкин (его ставил Владимир Мирзоев, сейчас его пьесу "Кухня" репетирует Олег Меньшиков в своем товариществе), братья Пресняковы. Явление новой драмы существует, просто нуждается в своем театре. Традиционным же театрам это явление незнакомо и неинтересно. Вот в Челябинске создана "Мастерская новой пьесы", там их ставят на европейском уровне. В Екатеринбурге Коляда выращивает молодежь, уже семь его учеников приезжали в Любимовку. Один из них - 23-летний Василий Сигарев, его пьеса "Пластилин" - это такая черная драма, но очень ярко написанная. Эта и другие пьесы - действительно театр нового времени..."

Уважаю мнение драматурга. Елена даже предложила мне посмеяться лично над черным юмором пьесы братьев Пресняковых "Половое покрытие", где нецензурно ругаются и кушают пельмени из трупа. И посочувствовать судьбе 14-летнего героя "Пластилина" со дна жизни. Но я бы, наверное, все же с куда большим удовольствием увидела спектакль мхатовской молодежи по пьесе "Обломов" Михаила Угарова (это его инсценировка романа Гончарова) с обаятельнейшим толстяком Александром Семчевым ("Ты где был?" - "Пиво пил".) в главной роли.

Люблю и тянусь я к светлому, чистому, доброму и разумному. Ничего не могу с собой поделать, а новая драма к этому явно не располагает. И, как видно, не только меня одну.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы