aif.ru counter
161

Академик Александр Панченко: "Власть, веди себя пристойно!"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35 30/08/2000

КОГДА на общество начинают валиться одна за другой беды, которые иначе как роком, гневом судьбы объяснить не удается, за ответами на вопросы надо идти к мудрецам. Один из них живет в Санкт-Петербурге. Это академик Александр Михайлович ПАНЧЕНКО - филолог, историк, сподвижник Дмитрия Сергеевича Лихачева, человек глубоких знаний и о событиях недавнего прошлого и "преданий старины глубокой".

- Видите ли, Россия всегда побеждала в больших войнах, которые грозили нашему существованию. Скажем, Наполеона кто мог разбить - только мы. Гитлера - только мы. Но мы всегда проигрывали малые войны. Проиграли Крымскую - появились нигилисты. Царя, который освободил крепостных, взяли и убили... Затем Японская война - никто и не знал до этого, где Япония-то. Тут же революция пятого года, ужасающее кровопролитие.

Наше время возьмем. Афганская война - несправедливая, идиотская - проиграна, и коммунистической власти приходит конец.

Чеченская война. Сами ведь оружие дали. Я помню, когда она началась, в одном из телеинтервью меня спросили: что вы думаете о ней? У Сергея Юльевича Витте был дядя по матери, Ростислав Фадеев, и у него была книга "60 лет Кавказской войны". Я говорил, хоть эту книгу прочтите. Но начальники наши, они ведь только писать книги умеют, а читать-то не умеют. Теперь мы терпим поражение уже и без малой войны.

Трудно быть богатым

- А может быть, резко отрицательная реакция населения на бездействие и откровенную ложь власти свидетельствует о том, что у нас формируется гражданское общество?

- Дай Господь, чтоб вы были правы, я был бы очень рад. Ведь сегодняшние партии - это какие-то толпы. Чего они хотят, неизвестно. Только учредители и руководители этих партий хотят куда-то пролезть. Бабушка моя в 17-м видела Ленина и потом говорила: "Нашли себе царя - маленький, рыжий, плешивый, картавый". Так с детства это у меня и осталось. И все-таки он, с моей точки зрения, в одном молодец был: столицу в Москву перевел, слава тебе Господи. Политические взгляды можно иметь разные, я согласен. А вот общего для всего народа в последнее время не было. Власть ищет национальную идею. Ну какая может быть национальная идея! Мы - страна многонациональная. Более или менее сносно жилось бы - вот и вся национальная идея.

- Почему новые русские, которые плоть от плоти народа, так старательно держат дистанцию между народом и собой?

- Это естественно: смердяковский комплекс, психология выскочки. Смердяков у Достоевского вроде мечтал парикмахерскую в Париже открыть? Богатым быть очень трудно, если это нечестно или, пусть без воровства, но скоропалительно нажитое богатство. Результат - это отречение, в частности, от народа и даже от своих родственников. Что говорить, если сегодня даже в школе, в одном классе, сидят одни в золоте, а у других портки с дырой. Про золото вообще разговор особый: цепь золотая на шее - ну какой же мужик будет носить золото? Царь, что ли, в золоте был? Есть понятие пристойности, если ты делаешься таким, ты становишься непристойным.

- Если не принимать во внимание, что власть - это тоже форма богатства, как вы объясните, почему, придя во власть, нормальные люди становятся бесчувственными и жестокими?

- Как же не быть бесчувственными и жестокими? Здесь интрига, там интрига. Значит, если идут во власть, то уже люди с гибкой, так сказать, нравственностью. Слишком гибкой.

И ведь это в России очень давно. Когда общество разошлось с властью, сказать трудно, но, например, уже у Капниста в "Ябеде" чиновники поют: "Только брать, брать, брать..." И Пушкин считал, что чиновничество - самая наша большая беда, что враг внешний - пустяки, справимся. То, что общество разошлось с властью, - это величайшая трагедия страны, нации - как хотите. Потому что должно быть какое-то единение. Можно критиковать власть или, наоборот, говорить, что она права, и даже искренне так думать, но нельзя, чтобы всегда существовал разрыв. Но для моего поколения этот разрыв уже всегдашний.

Гнет пространства

- Может быть, это в крови у нас - жить в разладе с властью?

- У нас законов нет. В России нет и законопослушания. Законы пишутся не для употребления, а только для прочтения. Вы читаете Конституцию? И я нет. Совершенно нормальное русское явление. А мне не стыдно. Так было и раньше. Закон русский либо утопический - все будет прекрасно, к 2000 году каждому отдельную квартиру. Либо - колосок унесешь, посадим. Страна совершенно не этим руководствуется, чем-то другим: традицией, нарушением традиций. Власть закона превыше всего - о чем вы!

- О религии. Если в начале века в известное время Церковь отделили от государства, то сейчас она практически солидаризировалась с властью. Так?

- Нет. Церковь просто не выступает против власти, хотя светские дела не могут ее не касаться. Всякая власть - от Бога, но это не значит, что всякая власть хороша. Самая мерзкая власть наказание от Бога дает - а как же? Так что, когда нагрешили, ангела в президенты ждать негоже.

- Но мы, кажется, обречены на то, чтобы нести какой-то крест, за что - непонятно. Может быть, оборотная сторона пресловутой "загадочной русской души" - презрение к низкой - материальной - культуре, культуре потребления, мы все время пытаемся слишком высоко воспарить - к Слову, Мысли, Поэзии... И чрезмерное культивирование нашей национальной исключительности - это специфическая форма гордыни, за которую нас и наказывают?

- Вы абсолютно правы. Материальное для нас - ничто. И поверьте мне, уже внуки этих новых русских бросят все, пропьют или отдадут. Были у нас в истории купцы, но самое главное - почти не было родов купеческих, ну разве один, два, три... Потому что это не для нас. Потому что у нас нищие и юродивые в почете. Странники странничают, паломники. А насчет креста, который мы несем, так ведь и другие несут свой крест. Англия, Франция расплачиваются за колониальную политику, нам просто отсюда это не особенно заметно. Видим европейский лоск-блеск - и все. А чем он оплачен и откуда берется - нам неведомо. Мы за всю свою историю не придумали ни одного экономического закона, Онегин и тот читал Адама Смита, которого они для себя придумали, живя в том обществе, - как и Карл Маркс, кстати. А мы все это по глупости перенимаем, как Хрущев - кукурузу, не посмотрев даже на глобус. Как у нас не было экономистов, так и нет, как не было философов, так и нет, потому что все философы, которых мы читаем, которыми гордимся - Чаадаев, Владимир Соловьев, Бердяев, - все это поэты. А Гегеля и Канта у нас нет. Мы не занимаемся самопознанием, мы, в сущности, не знаем, как жили наши предки...

- Может быть, все наши проблемы - и нравственные, и экономические, и политические - коренятся буквально в биологии: ареал в свое время оттяпали сумасшедший, а энергии и напора у популяции теперь не хватает?

- И это тоже. Даже у евразийцев термин есть, который мне очень нравится, потому что смысл в нем очень глубокий, - "гнет пространства". Во Франции все всюду бывали. А у меня из моих знакомых во Владивостоке был только один человек! И я не был и не буду теперь... Да, мы живем в огромной стране, которой нужна власть - как же без нее? Выхода нет. И дай Бог им здоровья, но пусть они ведут себя пристойно, а больше ничего от них не требуется.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы