50

Умная, красивая и талантливая

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 28/01/1998

Рената ЛИТВИНОВА предпочитает из всего, что происходит в ее жизни, извлекать пользу для себя, и каждый ее шаг просчитан и ответствен. Роль в фильме Киры Муратовой "Увлечения" по сценарию Ренаты заявила о ней прежде всего как о яркой индивидуальности, включив в "могучую кучку" поколения молодых кинематографистов.

- Рената, в вас наряду с профессиональным сценаристом уживается непрофессиональная актриса. Сложно ли сочетать упорядоченность с экспрессией?

- Никакой экспрессии, абсолютная упорядоченность - я чувствую себя очень естественно. Стало нормальным сочетать профессии, чтобы достичь предельного результата. Это даже полезно. Я очень рекомендую некоторым, изжив себя в одной профессии или будучи невостребованным, перейти в другую. Актеры абсолютно зависимы и этим несчастно-мазохистски счастливы, как ведомые "жертвы": тебя выбирают, и ты благодарно отдаешься. Один актер это называл похожим на панель, и в этом нет ничего обидного, потому что это - правда. Актеров как бы "имеют". И я выбираю сочетание профессий, возможность меняться местами.

- Как получилось, что вы открылись как актриса? Было ли для вас это неожиданностью?

- Никогда не хотела быть актрисой. Я и не стала ею, просто некоторые режиссеры могут использовать меня в своих фильмах. И больше смысла в этой деятельности я вижу, если сценарий или роль написаны мною. До того, как я впервые снялась у Киры Муратовой, я считала себя уродом. Но теперь знаю - пленка любит меня. Учась на сценарном, я стеснялась читать вслух в аудитории написанное мною. Я боролась с собой, говорила внутренне себе - надо, надо прочитать.

- Вы остаетесь довольной воплощением ваших сценариев в кино?

- До конца я досмотрела только фильмы моей любимой Киры и Грымова. С других картин уходила, просто физически не переносила. Но я же несправедлива, я же предвзята

и ругать не имею никакого права. Все же живые люди.

- Не хотите ли попробовать себя в режиссуре?

- Хочу. Я маниакально все всегда довожу до конца. Вот сейчас "расплачусь" с последними долгами, доснимусь в начатых картинах у Р. Хамдамова и Митрофанова, доделаю новый проект с Кирой по моему сценарию и буду делать свой фильм. В моей голове всегда одна и та же фатальная фраза: "У меня нет другого выхода. Мне нужно снять свой фильм..."

- Вас называют "женщина-стиль". А какой стиль вам ближе?

- Я люблю 30-е, 40-е, 50-е - тоталитарный стиль в одежде. (Кстати, в 60-е вообще все великие открытия в стиле и моде закончились.) Именно в этот период актрисы были культовыми, мифическими, сверкающими, как и следует быть звездам, и - священная дистанция - то, что сейчас потеряно.

- В вашем творчестве присутствует поиск новизны, и вам действительно удается найти. Вы стараетесь опровергнуть бытующую установку "в искусстве ничего нового уже не может быть"?

- Я ни с чем не спорю, все уже было. Новое только в Личности. Первооткрывателей тотально мало на теперешний момент, поэтому все места в нашем кино вакантны.

- Но позиция бунтаря-первооткрывателя уже давно не практиковалась среди женщин. С какими проблемами в связи с этим вам приходится чаще всего сталкиваться?

- Я расскажу, как однажды встречала Новый год. История символичная, насчет "сильной женщины"... Накануне у меня была одна встреча по делу, и я хотела поймать машину и успеть. И в этом районе именно в тот момент их не было ни одной. Тогда я спустилась в метро, было уже пустовато. На последней пересадке села в абсолютно пустой состав с абсолютно пустой станции. Ехали мы медленно-медленно, как специально, чтобы я никуда не успела. И ровно в 12 часов поезд остановился в тоннеле между станциями и загудел. Минут пять мы стояли в этом тоннеле и гудели. Это было даже торжественно. И я была совершенно одна в вагоне, и через стекла мне было видно, что и в других вагонах нет людей. Я думала: вот, значит, что приносит тебе эта "сила" - сидишь одна в пустом вагоне. Но это было одним из самых сильных переживаний в моей жизни, и это я отношу к одному из хороших уроков судьбы.

- Женщина подсознательно хочет чувствовать себя слабой рядом с мужчиной. Насколько сложно существовать в условиях, которые порождают пассивных и слабовольных в отношениях с женщиной мужчин?

- Сильным мужчинам тоже сложно. Эту проблему я не разделяю по полам - это бессмысленно. Женская сила - уже как недостаток. Некоторые женщины начинают подавлять все живое рядом. Я не терплю таких женщин, по мне - это неумно. Я не в обиде на мужчин, чтобы перечислять их слабости. Вокруг меня такие сошли на нет. Наоборот, восхищаясь силой мужчин, если она присутствует, я сочувствую им. А влюбленный человек вообще слаб, он на коленях перед любимым.

- Ваши истории всегда заканчиваются смертью. Что это: пессимизм, непреклонный реализм или пропаганда "некрофилизма"?

- Это "пропаганда" небоязни смерти. И это так легко извратить, глядя со стороны, придать тому, что я пишу, "желтоватость", в чем многие журналисты себе не отказывают. Я не вижу смысла в жизни счастливой. Как только я стану благополучно-счастлива, все тут же кончится для меня.

- В картине Киры Муратовой "Три истории" героиня вашей новеллы "Офелия", которую вы играете, с кроткой улыбкой на ангельском личике совершает "серийные убийства".

- Для нее это не злодеяние. Она - недочеловек, и, конечно, ею руководит ее болезнь. Но в этом есть что-то божественное: она взяла на себя миссию решать, кто лишний в этой жизни. Ее выбор - одинокие, брошенные, ненужные женщины, которым никто не нужен. Но это - ее собственный портрет. Она и справедлива, и бесчеловечна: ждет от своих жертв раскаяния, чтобы пощадить. Может быть, когда-нибудь и себя убьет, потому что и к себе безжалостна. Она в своем красном платье - воплощение вины и страха. Однозначное зло играть скучно, оно должно быть наполнено чем-то еще.

- Что сложнее вскрыть: злую суть за маской добряка или причины, превратившие незлого человека в злодея и оправдывающие его поступки?

- В человеке присутствуют не только белые и черные силы, но и прозрачные, как я их называю, серые. В определенный момент в нем побеждает одно или другое. Мне очень близка тема "маленького человека", которая есть у Гоголя в "Шинели". Нельзя понять, слабый этот персонаж или сильный. Он вызывает у меня жалость, одно из самых великих чувств, на которые способен человек. Я руководствуюсь ею в большой степени и ставлю в один ряд с любовью. Не могу оторвать себя от этого "маленького" просто человека. Я сама такая.

- Творческих людей принято считать легкоранимыми. Вы к тому же еще и представительница слабого пола. Как вы справляетесь при такой "нагрузке" с жизненными трудностями?

- Все зависит от обстоятельств, от того, кому как повезет. Кто-то может нарастить защитный слой, кому-то это не удается. Представьте, как выживают люди бездомные. Сильных людей трудности делают еще сильнее и, как ни странно, бодрее, а слабые становятся злыми, и это их разрушает. Я часто задумываюсь о том, как удается спастись бродячим животным...

- Как вы думаете, каких людей больше - добрых или злых?

- Однообразная жизнь отупляет и пожирает. Важно не поддаться этому, контролировать свою жизнь, стремиться к чему-либо. Большинство людей живет трудной жизнью, и требовать от них какой-то духовной работы (что само по себе большой труд) нельзя. Это личное дело каждого. Я считаю, что добрых людей больше. В мире идет борьба добра со злом, и люди должны быть на стороне добра.

- Чего ждете от наступившего нового года?

- Я не такой человек, чтобы ждать чего-то хорошего, не принимая в этом участия. Ведь все происходит за счет себя. А удары судьбы неизбежны. Я жду всего что угодно. Предрешенность имеет место в судьбе каждого человека. Смысл жизни в том, чтобы понимать все ее уроки.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество