aif.ru counter
25.08.1999 00:00
58

Где прячут убийц и садистов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34 25/08/1999

СЕЙЧАС в России три колонии для пожизненно заключенных: в Мордовии, под Вологдой и в Свердловской области. Я был в Мордовии. В этой колонии содержится около ста осужденных. Средний возраст - 32 года. На их совести - 188 человеческих жизней. Многие из убийств были совершены с особой жестокостью - с вспарыванием животов, отрезанием конечностей. Все убийцы были признаны вменяемыми. Среди погибших 70 женщин, 20 девочек и 8 мальчишек.

Люди или звери?

В КАБИНЕТ к начальнику учреждения приводят осужденного. На руках наручники, ноги на ширине плеч, с обеих сторон его блокируют охранники. Застывший взгляд направлен в одну точку.

Осужденный Макаров. Во время хмельного конфликта убил двоих. Потом скрывался, снимал комнату у пожилой четы. С целью ограбления порешил и их. Срок - 25 лет. Он писал в анкете, что предпочел бы смертную казнь. Пытался покончить с собой - вскрывал вены, но его откачали. В больнице срывал повязки, говоря протокольным языком, "отказывался от медицинской помощи". Уговорили помощь принять. Сейчас ему 24 года, и столько же еще сидеть.

Осужденного запирают в огороженном решеткой углу, и мы начинаем общаться.

- Вы считаете, что для вас лучше смертная казнь, чем 25-летний срок? Почему?

- Сложно ответить. После тюрьмы я вряд ли смогу адаптироваться к нормальной жизни. Если, конечно, доживу. Да и дряхлым стариком неохота выходить. Вся жизнь пройдет здесь.

- Сильно давит то, что совершили?

- Да нет.

- В Бога верите?

- Нет.

- Кто у вас остался на воле?

- Родители.

- Они поддерживают с вами отношения?

- Да. Считают то, что я совершил, было ошибкой.

- Чем занимаетесь в камере?

- Хожу, книги читаю. Больше исторические.

- Какие отношения с соседом по камере?

- Хорошие.

- Для вас имеет значение, что он совершил в прошлом?

- Нет, был бы человек нормальный.

Его сосед убил двоих взрослых и повесил в ванной семилетнего сына своей сожительницы. Тот его "папой Сашей" называл. Нормальный человек, ничего не скажешь.

- О чем-то мечтаете?

- Нет. Иногда вспоминаю о прежней жизни.

- Такое впечатление, что вы равнодушны ко всему.

- Да. Так, плыву по течению - куда-нибудь вынесет.

- В дальнейшем собираетесь предпринимать попытки самоубийства?

После небольшой паузы:

- Нет, - и настороженный взгляд в сторону администрации.

Родные от них отвернулись

ЕГО УВОДЯТ - время обеда. При повороте ключа в двери постояльцы камеры мгновенно вскакивают и, расставив руки-ноги и наклонившись на 30 градусов, встают у стены. Кисти рук неестественно вывернуты так, чтобы были видны ладони. Дверь открылась, за ней еще одна решетка. По очереди начинают скороговоркой выкрикивать: "Осужденный такой-то, статья такая-то, год рождения..." В окошко кладут хлеб, ставят миску с едой. По команде каждый подходит и берет свою порцию. Все говорят слова благодарности: "Спасибо", "Благодарю покорно". Чувствуется жесткая дрессировка: каждый должен делать только то, что ему разрешено, то, что положено.

А права у осужденного такие: трехразовое питание, прогулки, письма, чтение книг, посылки, встречи с родными. От многих после тех зверств, которые они совершили, близкие отвернулись. Все остальное можно охарактеризовать одной фразой: он должен подчиняться требованиям режима - что не разрешено, то запрещено. Чувствуется, что даже за лишний взгляд может последовать наказание.

И это не издевательства охраны - больно уж ребята "душевные" здесь сидят. На каждом по меньшей мере два убийства, и терять им нечего. Охрана просто стремится не допустить новых преступлений своих подопечных и оградить от опасности себя.

В самоубийстве отказано

ЗА ПОСЛЕДНИЕ 5 лет в России был зарегистрирован только один случай самоубийства среди пожизненно осужденных. В то же время каждый третий из них пишет, что предпочел бы смертную казнь. Почему же они сами не ставят точку в своей жизни? Все очень просто.

Каждый случай суицида - это ЧП. Приедет начальство, будет кричать и топать ногами. И это на офицера, который за нищенскую зарплату ежедневно выполняет тяжелую и опасную для жизни и здоровья работу. Поэтому администрация колонии делает все, чтобы исключить самоубийства.

Но далеко не все вопросы здесь решают с помощью дубинки. С осужденными работает психолог. Прежде чем посадить в камеру, проверяют на совместимость. Когда сокамерники изрядно надоедают друг другу, их раскидывают по разным "апартаментам".

Многие адаптируются даже к такой жизни. Все мысли этих осужденных занимают три темы: контакты с волей, пересмотр срока и налаживание отношений с администрацией. Последнее, по крайней мере в Мордовии, маловероятно. Охрану несут контрактники. Они зрелые люди и прекрасно осознают, что, если дашь слабину, это неминуемо выйдет боком.

Стремление к пересмотру дела тоже очевидно: при замене пожизненного на конкретный срок, будь то 15 или 25 лет, осужденный получает хоть какую-то надежду выйти когда-нибудь на свободу.

Налаживание контактов с волей имеет чисто материальный интерес. У многих не осталось близких людей. У большинства родственники малообеспеченны. Поэтому зеки стремятся познакомиться с кем-то по переписке, поплакаться на жизнь, рассказать, что "сидит ни за что", и, когда "клиент готов", раскручивают его на самые ценные вещи в зоне: чай и сигареты.

В колонии сидят два брата-близнеца. После публикации материала в одной из ульяновских газет об уголовничках, похожих друг на друга как две капли воды, им стали писать две девушки. Начальник спрашивает у одного: "Ну что, чай уже просишь?" Тот смеется в ответ: "Нет, еще не созрела". Вскоре девушка объяснилась в любви. Теперь созрела, можно просить.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество