aif.ru counter
16.06.2004 00:00
61

Владимир Устинов об олигархах, министрах, губернаторах... и о тысячах других дел

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24 16/06/2004

ГЕНПРОКУРАТУРА сегодня востребована как никогда: и с олигархами надо разобраться, и крупных чиновников к ответственности привлечь, и за громкие заказные убийства последнего десятилетия пора бы виновных наказать. Об этих и о других делах с Генеральным прокурором России Владимиром УСТИНОВЫМ беседует главный редактор "АиФ" Николай ЗЯТЬКОВ.

Дела - у прокурора

- ВЛАДИМИР Васильевич, вы, наверное, знаете эту шутку: к человеку обращаются с вопросом "Как дела?", а он отвечает: "У меня делишки, дела - у прокурора". Вас сегодня как генпрокурора какие дела больше всего заботят?

- Заботит все: преступность, нарушение прав человека, жилищное, экологическое законодательство, подготовка к новому отопительному сезону, соблюдение законности в исправительных учреждениях. В общем, нет вопроса, который не входил бы в сферу нашего внимания. Обо всем болит голова, в том числе и о том, что люди голодают, не получают месяцами и годами зарплату. Таких фактов много, поэтому мною издан специальный приказ, усиливающий надзор в этой сфере.

- А дело "ЮКОСа" вас не заботит?

- Я не хотел бы сейчас об этом говорить. Идет суд, а любые публикации в СМИ на эту тему могут так или иначе оказать влияние на процесс.

- Невыплаты зарплаты в нашей стране не новость. Не затянули ли вы со специальным приказом?

- Мы работаем по сигналам о нарушениях. Это требование закона. Поступил сигнал о невыплате зарплаты конкретно по шахте "Енисейская", мы выехали, разобрались. Коллектив у нас небольшой, примерно 50 тысяч человек, а отвечаем мы за всю страну. Так что не совсем правильно говорить: мол, а где же вы раньше были? Был прецедент, после которого мы приняли решение о массовой проверке предприятий. Уже поступают сообщения из регионов о возбуждении уголовных дел, привлечении к ответственности нерадивых руководителей. На сегодняшний день в связи с невыплатой заработной платы в целом по стране возбуждено почти 400 уголовных и около 4000 административных дел. Кстати, зачастую после возбуждения уголовного дела деньги на выплату зарплаты находятся.

- Кажется, расследование на "Енисейской" проходило под вашим личным контролем. Что вообще значит формулировка "дело находится на контроле генпрокурора"? Вы лично следите за ходом расследования?

- Не я, а мои помощники, которые регулярно докладывают мне все подробности. Есть дела, по которым я лично выслушиваю доклады следователей прокуратуры, и не только Генеральной. На контроле были все уголовные дела, связанные с нарушениями в ходе отопительного сезона на Сахалине, в Карелии, Архангельской, Ленинградской областях. Причем задача была поставлена не только привлечь к ответственности нерадивых чиновников, по вине которых замерзали целые города и поселки, но и принять все меры к тому, чтобы не допустить подобного впредь. Буквально на днях я снял с контроля уголовное дело о пожаре в школе якутского села Сыдыбал. Был вынесен обвинительный приговор. Но общая ситуация с пожарной безопасностью в детских учреждениях меня беспокоит. Безусловно, на контроле все дела, связанные с террористическими актами. К сожалению, сейчас таких дел немало. Буквально на днях Верховный суд Чечни приговорил к пожизненному заключению В. Сулейманова, А. Исмаилова и Ю. Юсупова. Они обвинялись в преступлениях, совершенных в составе незаконных вооруженных формирований, а также в причастности к теракту в комплексе правительственных зданий Чечни 27 декабря 2002 года, когда 71 человек погиб, 640 получили различные ранения. В Ставропольском краевом суде рассматривается уголовное дело в отношении И. Исрапилова - одного из участников теракта в электричке Кисловодск - Минводы в сентябре 2003 года, когда в результате взрыва погибли 5 человек, 86 были ранены.

Касьянов не на контроле

- МЕНЯ давно интересует такой вопрос. Вы довольно резко взлетели из региона до Москвы, до Генпрокуратуры. Обычно человек в такой ситуации начинает приспосабливаться, обрастать московскими связями и, чтобы удержаться в кресле, не рискует, "нагоняет" статистику. А вы вместо этого затронули прокурорскими допросами и проверками достаточное количество очень влиятельных людей - тогдашнего главу кремлевской администрации Волошина, чуть ли не президентского преемника экс-министра Аксененко, министров Шойгу и Кудрина, экс-главу Центробанка Геращенко, теперь вот олигарх Ходорковский на скамье подсудимых. Откуда такая смелость, бесшабашность?

- До назначения в Москву я был замом генпрокурора по Северному Кавказу, до этого - первым зампрокурора Краснодарского края, поэтому говорить о том, что я так уж внезапно взлетел, я бы не стал. Что касается наращивания статистики, в моем понимании это - неправильная работа, человек просто отбывает время. В прокурорском кресле, как многие думают, особого материального достатка не достигнешь, а вот нервы все вымотают, это точно. И держаться за него всеми способами я никогда не планировал и не планирую. Но в то же время наплевать на все и уйти на покой - не моя позиция. И никакой бесшабашности в моих действиях не было, все перечисленные вами события - профессиональный юридический расчет. Безусловно, он сопровождался большой психологической нагрузкой...

- Вот-вот, одно дело, когда речь идет о рядовом преступнике, другое - о госчиновнике. Наверное, к процессу подключаются влиятельные друзья, знакомые, звонят с просьбой "быть повнимательнее", или какие там еще слова в этих случаях говорят?

- У нас нет больших и малых дел, и управдом, и федеральный министр - живые люди. Нельзя допустить несправедливости к ним, но и нельзя в то же время быть слишком либеральным. Вмешательства в дела прокуратуры, как вы его представили, для меня вообще не существует. Хотите верьте, хотите нет, но мне если и звонят, то уточнить информацию, потому что зачастую СМИ ее искажают. Хотя многие, зная мой характер, предпочитают вообще не звонить.

- Понятно. Тогда такой вопрос: когда начинается расследование какого-то громкого уголовного дела, советуетесь вы с кем-либо из властных структур?

- Я не советуюсь с властью, я ее информирую о тех или иных делах. Например, перед полномасштабной проверкой по невыплате зарплат - в Кремле был разговор о том, что власть намерена решить этот вопрос, потому что степень кипения ситуации была высока и она из одного региона могла перейти на другие. Но я никогда не спрашиваю разрешения, начинать громкое дело или нет. Если у нас имеются установленные факты совершения преступления, хочу я этого или нет, дело должен довести до конца.

- В связи с последним арестом одного из чиновников Госкомрыболовства где-то промелькнул тот факт, что он уже давно фигурировал в неких списках известных людей, на которых у Генпрокуратуры имеется информация уголовно-процессуального характера. По этому же делу упоминался и Михаил Касьянов. Он тоже у вас на контроле?

- Конкретно о Касьянове скажу, что он, как вы выразились, у нас на контроле не стоит. Что касается арестов в Госкомрыболовстве, все они связаны с расследованием убийства магаданского губернатора В. Цветкова, которое вскрыло те преступления, что совершаются в рыбной отрасли. И не надо делать из громких дел трагедий. Есть суд, возможность обжаловать в нем действия прокуратуры. Он-то в результате и решит, виновен человек или нет. Если нет, прокуратура извинится. Приговор суда - закон. Я выразил недоумение, когда СМИ написали, что я недоволен приговором суда по руководству шахты "Енисейская". Я был не согласен с позицией прокурора, чей либерализм привел к такому мягкому приговору (при зарплате в 100 тыс. руб. директор отделался штрафом в 80 тыс. - Ред.). Но я никогда не позволю ни себе, ни подчиненным критиковать суд. Его решение, повторюсь, - закон.

- Скажите, а "расстрельные" списки с фамилиями олигархов у вас есть? Кто пойдет вслед за Ходорковским?

- Нет, таких списков нет.

- Каковы перспективы дела саратовского губернатора Аяцкова? Ходили слухи, что оно возникло из-за ваших личных неприязненных отношений...

- Я не знаю лично Аяцкова, видел его лишь однажды на одном из совещаний. В основе дела лежат факты, сейчас идет их проверка, ревизия. А происходящие в Саратове митинги и демонстрации против губернатора я расцениваю как давление на нас, возможно, какой-то политической силы. Но в любом случае решение по этому делу будет вынесено объективное.

Грибник со спецсвязью

- ВЛАДИМИР Васильевич, ваша работа - сплошной криминал. Не меняется в связи с этим отношение к людям, восприятие мира?

- Я прокурор на генном уровне, если можно так сказать, в третьем поколении. И вы абсолютно правы: моя работа полна негатива. Конечно, дома включаю телевизор с желанием увидеть простую человеческую жизнь, нормальные отношения между людьми. А вижу опять ту же кровь, грязь, с которой сталкиваюсь на работе...

- Как от этого отходите? На грядке, на прогулках с собакой?

- Грядок нет, собака есть. Очень люблю в лес за грибами ходить, но пока там нет комаров. Как только появляется хоть один, он меня обязательно искусает.

- Вы с мобильным телефоном в лес ходите?

- Знаете, в силу того что я являюсь лицом охраняемым, со мной всегда рядом сотрудники охраны, у которых есть средства спецсвязи. Говорить о том, что до меня добраться нельзя, не могу. Хотя уже есть такой анекдот о том, как президент не мог дозвониться до генпрокурора. В тот момент я летел в самолете, где нет связи. А так рабочий режим у меня почти круглосуточный.

- В связи с такими перегрузками не задумывались о том моменте, когда уйдете из этого кабинета?

- Я никогда не держался за свое кресло. Да и не должен в нем человек надолго задерживаться. Иначе инфаркт, полностью потерянное здоровье. Пока оно есть, буду работать.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество