aif.ru counter
75

Судьба олигарха

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47 19/11/2003

В РОССИИ, как известно, все крупные состояния возникли в середине 90-х годов, когда беспомощная власть раздавала собственность в обмен на поддержку. Мгновенное обогащение и породило те "навороты", которые более всего и вызывают раздражение: демонстрация богатства (роскошные особняки за десятки миллионов долларов, зарубежные виллы), психология "нуворишей" - все позволено, все куплю. И наконец, претензия управлять страной, ставить своих министров, премьеров, откровенный подкуп депутатов, судей, политиков.

НО ГЛАВНАЯ линия напряжения - в огромной бездне между богатыми и бедными.

В последнее время наши олигархи наконец-то заговорили о благотворительности. Но на Западе уже давно делают разницу между благотворительностью и социальным партнерством. Конечно, на это "воспитание" ушло немало времени. В Америке о социальной ориентации экономики стали говорить лишь при президенте Т. Рузвельте. Во Франции до Второй мировой войны вообще не было никакой "социалки" - ни отпусков, ни пенсий, ни пособий. Потребовались грозные раскаты "молодежной революции" во Франции 1968-1972 годов, чтобы буржуазия поняла, что "нужно делиться". Началась эра "социального партнерства". Вот откуда вышло поколение "соросов".

Откуда вы, ребята?

СЕГОДНЯ и защитники, и критики олигархов сходятся в том, что "богатство было приобретено незаконно". Но значит ли это, что к каждому из них надо пришпиливать табличку "вор"?

Появление олигархов - это итог краха "коммунистической модели" развития. Вспомним, что было на разломе 80-х и 90-х годов. Бесконечные очереди, дефицит. Купить килограмм бананов, "достать" батон колбасы считалось удачей. Три часа в очереди на бензоколонке было нормой. И главное: шли поколения за поколениями, а собственности в семье не накапливалось.

"Система" уже давно не кормила страну. Брежневская "сытость" держалась на нефти. И когда цены на нее упали до 8 долларов за баррель, мы оказались на пороге голода. В 1991-1992 гг. Россию пришлось аврально спасать от полного экономического краха.

Можно спорить, насколько грязно была проведена приватизация. Но она была неизбежна. И не случайно стихийная приватизация началась уже при Горбачеве. На основании еще советского закона о предприятиях "красные директора" стали захватывать первые куски собственности.

Говорят, что собственность разворовали. Это не так. Ее раздавала сама власть. По сути дела - бесплатно. Но досталась она тем, кто оказался в нужный момент ближе к Кремлю. И не случайно наш капитализм даже на Западе называют "блатным". Иным он и не мог быть. Ведь, кроме небольшой прослойки кооператоров, у людей не было первоначального капитала. Значит, собственность можно было получить только "по блату".

Быстрее всех обогатились не замутненные коммунистической моралью комсомольские вожаки, часть высшей хозяйственной номенклатуры, кое-кто из руководства спецслужб.

В подавляющем большинстве люди были не готовы стать собственниками. Никто не знал, как "работает" частный капитал. Ведь за покупку долларов у нас сажали в тюрьму. Исследования показывают, что даже на капиталистическом Западе, где деньги у людей, что называется, в крови, лишь 5-7% населения способны к самостоятельному бизнесу, к риску.

Люди оказались в полной растерянности. Кто-то верил, что на ваучеры можно будет получить "Волгу", как обещал Чубайс. Кто-то по наивности купил несколько акций заводов, которые быстро объявили себя банкротами и были скуплены более ловкими дельцами. Но большинство продавали ваучеры за бесценок, нередко - за бутылку водки.

Что делать?

КОНЕЧНО, можно "все отнять и поделить". Такое в России уже однажды случилось. В 1917 году. Это называлось революцией. Похоже, что такой линии придерживается радикальная часть Генпрокуратуры. Это уже привело к тому, что из Ходорковского лепят "мученика совести", нового мессию демократии.

Но в сложившейся ситуации власть не может проявить слабость. Ряд западных аналитиков признает, что Ходорковский сознательно запрограммировал кризис в отношениях власти и бизнеса, просчитал и его международный аспект. Победа олигархической модели обернулась бы резким ослаблением президентской власти, консервацией режима (с видимостью демократии и свободы СМИ) на 10-20 лет.

Сегодня мало кто в России всерьез предлагает национализацию или отмену итогов приватизации. Едва ли будет воспринята и идея полного отстранения бизнеса от политики. Необходимо взаимодействие государства и власти, но без попыток той или другой стороны монополизировать инструменты принятия решений.

Скандал с "ЮКОСом", будем надеяться, один из последних отголосков того периода, когда олигархи пытались разговаривать с государством "по понятиям". Сегодня нужны законодательно оформленные правила взаимодействия. Речь идет о механизмах изъятия сверхприбыли, которая, собственно, и приводит к "головокружению от успехов".

Спор, в сущности, идет о том, кто на нынешнем этапе будет платить за модернизацию страны. Народ за прошедшее десятилетие уже отдал все, что мог.

К сожалению, элита, которая должна была бы беспристрастно участвовать в выработке компромиссов, активно (и очень небескорыстно) играет на стороне олигархов. В РСПП делались попытки найти компромисс, но "жлобство" оказалось сильнее здравого смысла.

В личном, человеческом плане судьба Михаила Ходорковского у кого-то вызывает жалость, у кого-то злорадство, а у кого-то и восхищение. В России ведь любят отчаянных людей. Но пока олигархическая оборона, действия "ЮКОСа" и личная позиция Ходорковского подталкивают президента в направлении силовиков.

Нужно ли России и российскому бизнесу это направление?

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы