aif.ru counter
15.10.2003 00:00
67

Кровавый октябрь

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42 15/10/2003

ПО ПОВОДУ 10-летия расстрела Белого дома в Москве продолжают спорить политики, политологи, журналисты. В чем были причины самого грандиозного противостояния в новейшей российской истории? Кто оказался прав и кто виноват? Свою точку зрения представляет президент Международного университета (в Москве) Гавриил ПОПОВ.

Корни конфликта

В АВГУСТЕ 1991 г. верхушка пирамиды партийно-советской номенклатуры потерпела поражение и была арестована. Но сотни тысяч представителей соцбюрократии избежали какой-либо ответственности. Президент Ельцин ограничился судом над десятком деятелей ГКЧП, добавив фарс суда над КПСС в целом.

Между тем одним из факторов послевоенного подъема ФРГ ("немецкое чудо") был тотальный разрыв с гитлеровским прошлым, денацификация. Тысячи нацистов были преданы суду, сотни тысяч лишены права занимать какие-либо посты и получать зарплату от государства (везде, вплоть до госшкол).

А у нас в новую Россию старая бюрократия вошла практически без потерь и стала главной в новом аппарате. Причина такой линии Ельцина проста: из двух возможных путей реформ - народно-демократического и бюрократически-демократического - Ельцин выбрал второй.

Но, сделав такой выбор, Ельцин оказался непоследовательным: он не выдвинул приемлемой для всей бюрократии программы. Вместо этого он избрал западническую шоковую терапию, отвечающую интересам только правящей части бюрократии и формирующейся олигархии и устраивающую Запад, в особенности США.

В результате значительная часть старой номенклатуры хотя и осталась на свободе, но ресурсов для "нормальной" жизни не получила. А когда правящая бюрократия начала приватизацию, то "отстраненная" бюрократия увидела, что ей попросту грозит "пролетаризация". И из "отстраненной" она превратилась в оппозиционную.

Это была первая причина кризиса 1993 г. Вторая причина - недовольство подавляющей части народа ельцинскими реформами. Прежние сбережения были аннулированы, цены росли, зарплаты и пенсии обесценивались. И наконец, среди недовольных Ельциным оказалось много участников демократического движения. Одни из-за того, что президент в целом не оправдал их ожиданий, другие из-за того, что не получили тех постов, на которые рассчитывали.

Оппозиционная бюрократия эффективно использовала ситуацию. Из народных масс формировали штурмовые колонны, а недовольным демократическим лидерам отвели роль "фиговых листов" сопротивления. В итоге в конфликте 1993 г. была спрятана его первооснова: спор внутри бюрократии. Для всех остальных это было "в чужом пиру похмелье".

Столкновение

Я БЫ согласился с С. Глазьевым и Д. Рогозиным в том, что расследование деталей вооруженного столкновения необходимо. Но в объективность участников конфликта я не верю, и лучше всего создать международную комиссию, уполномоченную Госдумой.

Со своей стороны я бы отметил такие моменты.

О законности. Много идет разговоров на тему: правомерен или нет был расстрел парламента. На деле и представительная, и исполнительная власти в России в 1993 г. были незаконными, узурпаторами. Их избирали при советской власти под контролем КПСС для руководства одной из частей СССР. После роспуска СССР их полномочия кончились, надо было избирать Учредительное собрание, которое могло отказаться и от двухуровневого парламента, и даже от президента. Но власти РСФСР захватили власть в независимой России. По существу они ничем не отличались от самопровозглашенных Абхазии, Чечни, Приднестровья.

Я уверен, что основным "закоперщиком" является Ельцин. План преодоления конфликта отличался той же близорукостью, некомпетентностью и авантюризмом, которые и раньше характеризовали "близкий круг" президента. Скорее всего, он выглядел так. Если Белый дом отклоняет условия, то надо спровоцировать его на действия, которые оправдали бы применение к нему силы. Следуя этой логике, был отдан приказ милиции не применять оружие, отступать, демонстрировать слабость. Пропустить демонстрантов к Белому дому. Сдать мэрию. Ну а потом, показав все эти ужасы, применить силу.

Думаю, что такой план Кремля был как-то передан Белому дому. И тот принял игру. Среди находившихся в его распоряжении масс была проведена чистка, остались только самые отпетые, самые экстремально настроенные, как поется в песне, "готовые на смертный бой". Так что если силовой план - на совести Кремля, то принятие этого плана - на совести Белого дома. Поневоле вспоминается Шекспир: "Чума на оба ваших дома".

О роли армии. Полным крахом плана Кремля стал отказ армии войти в Москву и подавить восставших. Думаю, что тут помимо всего переборщили усердные ельцинские телевизионщики. Показ успехов сторонников Белого дома не мог не создать у генералов и офицеров впечатления, что народ - против Ельцина. А выступать - пусть по приказу - против народа армия уже не хотела. Она хорошо усвоила уроки августа 1991 г.

Гайдар, как опытный политик, понял, что и Ельцин, и Белый дом контроль за ходом событий утратили. И принял решение - предъявить армии народные массы, выступающие за Кремль. Какого-либо прямого влияния на ход конфликта сбор тысяч людей на Тверской не мог оказать. Это были безоружные люди. Они в лучшем случае пригодны только на "убой" - при всем их личном мужестве и личной честности. Тут Гайдар действовал вполне в духе своих реформ: людей не щадить.

Но тысячи людей, собравшиеся по его призыву, оказались мощным фактором для изменения позиции армии. Раз у обеих сторон конфликта есть народные массы, то уже не народ, а начальство становится командиром. Приказ Ельцина надо выполнять. Армия вошла в город и позволила спецчастям разгромить и Белый дом, и другие очаги сопротивления.

Конституция на крови

ЕЛЬЦИН победил. Но величие Ельцина как лидера в том, что он - вопреки всем ленинским традициям - решил использовать победу для компромисса. Как вождь бюрократии, он в принципе не мог перейти к народно-демократическому курсу реформ. Но в рамках бюрократического курса Ельцин сделал исключительно важные выводы.

Во-первых, он решил отходить от западнического монетаризма. Что и происходило в последовавший за 1993 годом период. Во-вторых, и это самый главный вывод - Ельцин решил пойти на соглашение с оппозицией.

Он понимал, что его враги - такие же номенклатурщики и бюрократы советской системы, как и он. Надо было отделить большинство оппозиционной бюрократии, готовое жить по-новому, от социалистически упертого меньшинства и договориться с этим большинством о кормушках.

Условия компромисса Ельцин установил четкие. Он остается главой государства. Возможность даже законного его устранения будет минимизирована. За это Ельцин выпускает из тюрем всех - от участников ГКЧП до лидеров Белого дома.

Он допустил оппозицию к участию во власти: в виде депутатов, мэров и губернаторов, судей. Допустил к руководящим постам в парламенте. К поездкам в дальнее зарубежье. Он разрешил и оппозиционные газеты, и критику своей администрации. Главное - он допустил оппозицию к законотворчеству, а следовательно, к деньгам, которые готов платить бизнес за устраивающие его законопроекты.

Это был более чем серьезный шаг. Ельцин создал базу того, чтобы впервые после августа 1991 г. основные части российской бюрократии договорились о совместной работе в рамках демократического государства. Юридическим выражением этого компромисса стала новая Конституция.

В России строили храмы на крови: и для вечной памяти, и для прочности. Новая Конституция России тоже возникла на народной крови. Эта кровь, пролитая в октябре 1993 года, не пропала даром. Народ ничего напрямую не получил, но на его крови возникла современная российская демократия.

Смотрите также:

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество