aif.ru counter
109

Как Турбодед стал Андрейкиной мамой

Как и полагается в "новогодней сказке", жизнь мальчика Андрейки, "сироты при живых родителях", изменилась, словно по мановению волшебной палочки.

КОГДА на самом старте соревнований у раллийного "уазика" вдруг взорвался двигатель, на чумазом лице щуплого парнишки заблестели слезы - так было обидно за сидевшего за рулем седого человека, в одночасье ставшего для него и "вторым папой", и "второй мамой".

С настоящими-то папой и мамой у 11-летнего Андрейки было туго. Он, что называется, сирота при живых родителях. Отец нигде не работает, пьет по-черному, мать "тоже выпивает, но вообще-то у нее больное сердце". О женщине, давшей ему жизнь, но не слишком-то об этой жизни заботящейся, Андрейка говорит хоть и еле слышно и не слишком уверенно, подолгу задумываясь, но неизменно по-доброму. "Любишь маму?" - "Люблю". - "Она хорошая?" - "Да".

Об отце же парнишка старается вообще не говорить. Все время, сколько он себя помнит, общение отца с ним чаще всего ограничивалось диким криком и жуткой руганью, которые тот изрыгал, в очередной раз напившись. "Любимая" мама тоже частенько присоединяла свой голос к этому пьяному ору. И тогда Андрею приходилось сбегать из дома: "Я боялся".

"Тебя, может быть, били дома?!" Помолчав и опустив глаза в землю, мальчик отвечает еле слышно: "Да нет..." - "А где ночевал, когда сбегал?" - "Да где придется..."

"Нормальная" бездомная жизнь

УДИВИТЕЛЬНО, но при такой жизни парнишка не только сохранил ясный, честный и добрый взгляд, но и не скатился на самое дно. Курить в свои 11 лет - курит. Курево покупал на деньги, что удавалось выручить от сбора пустых бутылок по улицам. Но пить, как уверяет, даже не пробовал. И воровать не приходилось. Хотя знает и сверстников и ребят постарше, которые не только пьют, но и наркоманят, и воруют. Кто-то или что-то его от этого уберегло. То ли Бог, то ли собственная башка на плечах.

А башка у Андрейки далеко не пустая. Он "в науках соображает" - по математике и русскому на четверки учится, а еще замечательно рисует природу и поет. Вот только до школы по разным причинам не всегда удавалось дойти. Например, отправляются папа с мамой на весь день по друзьям-подругам-собутыльникам, а маленького братика, которому всего-то полтора годика, на Андрейку оставляют. А когда Андрея и соседок нет, то и вовсе без присмотра бросят его - и тот знай себе ползает один весь день по полу...

Такая вот была у Андрейки жизнь. Хотя в самом начале разговора с ним на вопрос: "Как дома обстановка?" - он ответил, пожав плечами: "Нормально"... А чему тут удивляться, если такая жизнь и такая обстановка давно уже стала нормой для многих детей?

Но Андрей все же сумел удивить. Рассказывая, где все-таки ночует, когда приходится сбегать из дома от пьяного отца, он совершенно невинным голосом говорит: "У подруги, у Оли". - "И сколько же твоей подруге... лет?!" - "Двадцать". "Подруга Оля" живет с родителями и сестрой и просто однажды приютила продрогшего на улице Андрейку на ночь, и с тех пор он и стал приходить при необходимости. "Она всегда помогает, как мама ко мне относится", - уточняет он, имея в виду, конечно, вообще маму, а не свою родную.

"Тетенька, не бейте меня!"

НУ, ночь переночевал, подкрепился, и надо о дне насущном думать, на бутылочный промысел отправляться. На этом-то Андрейка и погорел. Подобрал было пустую пивную бутылку, да на нее, оказывается, претендовала местная дворничиха. Налетела на него, стала ругаться, схватила за ухо, за волосы, стала бить нещадно, жестоко - видать, очень большую ценность для нее та бутылка представляла, а тут какой-то шалопай... В общем, в кровь бы избила вопящего от боли и страха мальчишку, если бы не подоспевшая помощь: "За меня тетя Оля заступилась, спасла от этой тетки". - "Какая тетя Оля - та самая?" - "Нет, другая". Та тетя Оля работала в сапожной мастерской, а эта - на ТВ. Но в первую очередь - оказалась Женщиной и Матерью, как и всякая нормальная "тетя Оля" (тетя Наташа, тетя Ира и т. д.). Журналистка Ольга Петракова приехала в Питер (где все и происходило - сам Андрейка живет под Питером) из Москвы, работая над сюжетом об одном человеке, к которому и взяла с собой парнишку, когда вкратце узнала историю его жизни. А возвращаясь в Москву, удостоверилась, что все в этой истории правда, и вверила его заботам этого человека, рассудив, что с ним Андрейке будет лучше, чем с непутевыми родителями, а то и вовсе на улице.

Так с этой самой улицы Андрейка попал на завод, а точнее - на расположенную там техническую базу Анатолия Викторова. Широкому кругу читателей это имя, скорее всего, ничего не скажет, но любителям автоспорта оно известно прекрасно, как и прозвище старейшего российского раллиста - Турбодед. Прозвище не случайное - "дедушка Толя" на своем видавшем виды "уазике" с минимальной подготовкой неоднократно умудрялся побеждать соперников, гонявшихся на самых "навороченных" внедорожниках-иномарках, и после этого лихо отплясывал на подиуме, поливая себя шампанским. Одним словом - легенда. И еще - добрейшей и широчайшей души человек, всеобщий любимец. Он-то и взял на себя заботу о несчастном пареньке, взял его в ученики, а вскоре и на самые настоящие соревнования - ралли-рейд "Баха-Селигер 2000", где автору этого очерка и довелось поговорить и с тем, и с другим.

А торжественный старт этого ралли был дан в Москве прямо у главной площади страны, на Васильевском спуске. Надо было видеть, каким восторгом сияли глаза Андрейки, впервые воочию увидевшего кремлевские звезды, яркие спортивные машины, праздничную толпу людей...

Хеппи-энд

В ОБЩЕМ, как и полагается в "новогодней сказке", жизнь "сироты при живых родителях" изменилась, словно по мановению волшебной палочки. Одно только напоминает о прежнем образе жизни - грязь под ногтями и на лице. Никак Андрейка не привыкнет, что можно ходить умытым. Но от этого его улыбка от уха до уха не становится менее сияющей. "Я раньше хотел, когда вырасту, заниматься художеством, - говорит он, - но теперь очень хочу стать гонщиком, как дед Толя. С ним интересно, и он больше обо мне заботится, чем родители. Никто раньше ко мне так не относился". И добавляет совсем по-взрослому: "Я ведь будто только сейчас по-настоящему жить начал..."

И хочется верить, что если когда-то в новой жизни слезы на лице этого паренька из поселка Отрадное и появятся вновь, то лишь по случаю собственной досадной неудачи в соревнованиях, как это случилось на старте с его "второй мамой" - Турбодедом.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Что известно об актёре Игоре Шибанове?
  2. Какие организации смогут звонить должникам и встречаться с ними?
  3. Когда включат отопление в Москве?