aif.ru counter
92

"Продавец банальностей" Виктор Шендерович

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 30/10/2002

КОГДА полгода назад Виктор Шендерович сменил имидж - надел костюм и сбрил бороду, народ его попросту перестал воспринимать. Он это быстро понял, выбросил бритвенный станок и достал любимые свитерочки. Единственное, что сатирику не пришлось ни доставать, ни выбрасывать, - это чувство юмора.

Подонки с триколором

- ВИКТОР Анатольевич, какое определение вы бы дали самому себе? Шендерович - это...

- Говорить о себе в третьем лице - это, извините, шизофрения. Я время от времени думаю над тем, кто я, и публичных определений пока не давал. Возможно, я продавец банальностей, но в усовершенствованной упаковке.

- Как вы считаете, насколько серьезное воздействие на человека может оказывать смех?

- Смех бывает очень разный, иногда вполне идиотский. Но если говорить об иронии, то за меня на этот вопрос давно ответил польский философ и афорист Станислав Ежи Лец: "Иногда ирония вынуждена восстанавливать то, что разрушил пафос". Ирония - это трезвость сознания.

- А пафос?

- Пафос, как правило, - инструмент вранья. Бывают исключения - "Вставай, страна огромная!", но это именно исключение... А, как правило, толпы погромщиков, причем не только у нас, а везде, состоят из подонков, которых возбудили именно пафосом, патриотическими речами... Крикнуть "Слава России!", замотать морду триколором и начать бить всех, у кого глаза узкие. Пафос способствует тому, что мы ошибочно называем этих ублюдков патриотами. Или называем демократами господ, которые с тем же примерно пафосом говорят о демократии и правах человека, не переставая растаскивать Родину по периметру... Ирония помогает промыть глаза и прочистить уши.

- Насколько я понял, вы считаете, что занимаетесь серьезным делом?

- Очень! Я бы назвал это восстановлением причинно-следственной связи. Павловская собака довольно быстро сообразила насчет лампочки и баланды, мы чуток отстаем. Давно не нужно было ни ума, ни таланта для того, чтобы орать: "Банду Ельцина под суд!" Гораздо сложнее осознать и понять, что "банда Ельцина" - это мы с вами и есть. Нами уже как минимум десять лет правят люди, которых мы выбрали сами, поэтому никакие жалобы на плохую жизнь не принимаются. Все имеют возможность заглянуть в биографии президента, депутатов, министров... Как минимум - заглянуть в лица, там тоже много написано...

- Объектом вашей сатиры зачастую становятся люди богатые. Вы считаете, богатство - это порок, достойный осмеяния?

- Ни в коем случае! Сам не нищий, а среди моих друзей много людей весьма состоятельных и, как подозреваю, есть даже парочка миллионеров, хотя в декларацию к ним не заглядывал. Вопрос в том, откуда деньги? И кто тот человек, о котором мы говорим? Если частное лицо и заработал их своим трудом и талантом - спасибо сказать должны, потому что этот человек фактически содержит "социалку"! Но, если, например, богатство возникло как побочный продукт руководства страной, мы вправе поинтересоваться, откуда эти Лазурные берега при казенной зарплате. Объект нашей сатиры - политическая элита страны: маргинальная, уголовная, малограмотная, а чаще всего и то, и другое, и третье.

- Как общаетесь с этими господами при встрече?

- А я с ними не общаюсь. Не хожу в те места, где могу их встретить. Когда раньше по неопытности случайно оказывался с кем-то из них за одним столом, просто вставал и уходил. И из брезгливости, и из соображений чистоты жанра. Иначе через какое-то время начнешь срастаться, проникаться их положением... В том числе материальным...

"Не путайте меня со мной"

- ОТ САТИРИКОВ и юмористов окружающие постоянно ждут остроумных экспромтов. Это очень раздражает?

- Раньше просто бесило. Сейчас вроде бы привык, хотя все равно раздражает. Некоторые почему-то уверены, что меня хлебом не корми, дай только гадость про Путина сказать или анекдоты потравить. А я вообще не умею острить, я не кавээнщик, моя работа - тексты писать. И не надо путать меня с моим персонажем - тем, который в кадре.

- Вы с завидным постоянством выпускаете книги. Это, наверное, очень выгодно?

- Если ты Виктор Доценко. То есть пишешь километрами, выпускаешься тоннами, а прочесть - упаси господи. А если работаешь над текстом, то в денежном смысле писательство почти всегда убыточно. Зато очень лестно для самоощущения.

- Над чем, по-вашему, грех смеяться?

- Это известный список. Над болезнью, над слабостью, над бедностью. Нельзя бить лежачего. Когда Ельцин ушел в отставку, люди, которые раньше облизывали его с ног до головы, принялись поливать экс-президента грязью. Селезнев его маразматиком назвал - Селезнев, который в Кремль на четвереньках входил... Если ты такой смелый, смейся над сильным, над наглым, над зарвавшимся.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы