aif.ru counter
04.09.2002 00:00
133

Почему арбузы дорогие, или "Бизнис па руски"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36 04/09/2002

ОКОЛО нашего метро кавказцы торгуют арбузами. По восемь рублей. Без сна и горячей ванны они сутками сторожат полосатые ягоды, но не сдаются: кило - 8 рублей. Почему не больше - понятно: никто брать не будет. А почему не меньше? Корреспонденты "АиФ" проследовали от волгоградской бахчи до прилавка за самым популярным в конце лета товаром.

СХЕМА простая: приезжаешь, к примеру, в Волгоград, нанимаешь там "КамАЗ" с водителем, загружаешь полную машину (это как минимум 12 тонн) и везешь в столицу продавать.

Володька

ДАЛЬНОБОЙЩИКИ сидели на заплеванном пустыре на корточках и кипятили чай на костре. Сидели с большим достоинством. "Меньше чем за двадцать тысяч рублей я с места не сдвинусь, - так сразу нам и сказал водитель Володя. - Ягоды созревают тоннами, а машины в Москве неделями зависают". Потом подумал и добавил: "Десять тысяч сейчас, восемь - в Москве после продажи товара, солярка и разборки с ментами - мои".

Деньги перекочевали в Володькин карман, и он сразу почувствовал большую ответственность: "Давай только решим, где грузиться. Давай в Быкове. Там арбузы грунтовые, долго храниться будут. А то в астраханские селитру добавляют", - он посмотрел, производит ли его рассказ впечатление. Мы на всякий случай ахнули. Доверия мы Володьке не внушали, и он явно волновался за успех мероприятия.

На поле стоял грузин. Нога его по-хозяйски опиралась на арбуз, кепка съехала на затылок. "Бэри мой арбуз, а? - он кокетливо поднял бровь. - Два семьдэсят кило". "Везде по два, - разнервничался Володька. - Кавказцы бахчи у фермеров скупают по дешевке, пока арбузы еще зеленые, а потом, как те созреют, переправляют в Москву". Мы Володьке верили, поэтому от товара отказались.

"Тьфу, надо русских найти", - деловито сказал водила. Русские всей семьей торговали на дороге арбузами по два пятьдесят. Начался торг. "А вы Свиридовых знаете?" - сплевывая, спрашивал Володька. Лица фермеров теплели. "А Севастьяныча?" - "Что за домом Потемкиных?" - "Он крестный жены". Фермеры сломались: "Два рубля за кило! Только погрузка, плата за взвешивание и документы за ваш счет".

"Взвесим бесплатно. Севастьяныч договорится, - успокоил Володька. - С утра поедем к нему". С утра Севастьяныч оказался в стельку пьян и договориться ни с кем не мог в принципе. Пришлось отдать 200 рублей весовщице, 1200 рублей - грузчикам (по сотне за тонну), 24 тысячи - фермерам за арбузы и 1000 руб. - за документы. Володькино сердце обливалось кровью от таких трат. "Давай возьмем на трассе пакет бумаг за 200-300 рублей, они не настоящие, но выглядят - не отличишь", - умолял он. Но тут мы проявили твердость: все должно быть по правилам.

Арбузы грузили весь день. К вечеру "КамАЗ" выехал в Москву.

Лейтенант Яковлев

ОСЛЕПИТЕЛЬНО желтая пшеница режет глаза. В кабине "КамАЗа" устойчивый запах немытого тела. "Давай философствовать, - Володька в хорошем настроении, - а то я засну".

- А почему наши арбузы оформлены на фермера?

Володька ждал не этого, но ответил: "Потому что у него есть лицензия на владение крестьянско-фермерским хозяйством и на продажу, он все равно уже платит налоги. А вам надо иметь лицензию на предпринимательскую деятельность и заплатить налог с продаж. Сейчас нас менты остановят и передадут в налоговую, что мы 12 тонн продавать везем. А потом инспекторы заявятся: давайте с арбуза по минимальной оценочной стоимости - килограмм по рублю. У тебя 3 тысячи лишние есть? - тут он напрягся. - Ну вот, приехали. Первый пост".

На дороге стояла милицейская машина. Гаишник тормозил все грузовики. Лица у водителей были серы от пыли, взгляд - затравленный. Володька тоже сжался: "Эти всегда много берут. Чтобы здесь ментом устроиться, надо "девятку" подарить. Ничего, она потом возвращается: с русских - сотню, с корейцев - триста, с горбоносых - четыреста рублей".

- Почему с горбоносых-то четыреста? - удивились мы такой классификации. "Потому что они - горбоносые", - объяснил он очевидный факт.

Володька скрылся в милицейском "жигуленке". "Отдал?" - спросили мы. "Конечно. Они имеют право на каждом посту держать машину три часа. Так мы за неделю до Москвы не доедем, и товар испортится". Потом задумался. "Вы меня простите, - Володька отвел глаза. - Я не чтоб обидеть. Но, по-моему, вы в арбузах ни хрена не понимаете!" Мы не обиделись.

Еще три поста взяли по пятьдесят рублей. На пятом Володька на переговорах задержался. "Арбузами просят, - объяснил он. - Надо тент снимать". Сняли тент, к "КамАЗу" подъехал джип. Молоденький милиционер стал грузить в багажник арбузы. "Это не мне - начальству, - объяснял он. - Давайте шесть штук". Я не выдержала: "Не лопнуть бы начальству". Арбуз выскользнул из рук милиционера, внезапно затих ветер, перестали петь птицы, азербайджанцы из соседних "КамАЗов" онемело вытаращились в мою сторону. "Ты чего?! - прибивал меня в машине Володька. - В "обезьяннике" не сидела?"

- Нет, - призналась я. - А за что они деньги берут?

- За проезд, дура.

- А формально?

- Формально - за перегруз. Видишь, дороги все в ямах, побитые? Это потому что машины нагружают до отказа: по пятнадцать-двадцать тонн. Официально разрешено везти не больше десяти. Но это невыгодно.

- Все! Теперь я буду с милицией разговаривать, - твердо сказала я.

На посту уже стоял милиционер. Глаза его алчно блестели в темноте. "Добрый день, - вывалилась я из машины. - Я хозяйка товара, вот документы! Мы что-то нарушили?"

- Вы как из дома выехали - уже все нарушили, - заметил милиционер, разглядывая меня. - Позовите водителя.

- А кому взятку давать? - просто спросила я.

- Какую взятку? - гаишник отпихнул от себя документы. - Счастливого пути.

"Что это с ним?" - спросила я Володьку, когда мы отъехали. "Ты какая-то не такая, подозрительная ты. Все боятся, а ты лезешь. Меня мент о вас спрашивал, кто, мол, такие. А я говорю: "Не знаю, но в арбузах ни фига не понимают. Может, говорю, они из вашей же конторы или журналисты?"

- Ты это, Володька, прекращай, - строго сказали мы. - Делай свою работу и про корреспондентов больше не придумывай.

- А больше и не надо. Они тут же по рации до Москвы передадут. Нас теперь "по зеленому коридору" пропустят. Кому нарываться охота?!

И действительно, на двух следующих постах гаишники в упор не видели фуру с арбузами. На третьем посту человек в форме чеканным шагом подошел к кабине. Глаза светились честностью и неподкупностью. "Лейтенант Яковлев, - отрапортовал он. - Проверка документов. Все в порядке, дорогие продавцы. Спасибо. Не потеряйте товар". "Передали! - торжествовал Володька. - Всего на трассе 22 раза тормозят, я ее наизусть знаю. На каждом пункте надо отдать по 50-100 рублей. Итого 2 000! Сэкономили!"

Валико

ТОРГОВОЙ гаванью наших арбузов стал Можайский мелкооптовый рынок. Продравший среди ночи глаза кавказец Русал по-русски понимал слабо, но за въезд все-таки взял 500 руб.

Накануне вечером на рынок ворвались два автобуса омоновцев. Продавцы перемахивали через заборы, спасались по крышам ангаров, прятались в кабинах туалетов. На следующий день с рассветом из отделения их выпускали за 500 рублей. Еще немного - и нас бы постигла участь коллег по цеху.

Торговля пошла бойко. Цена - как у соседей - 5,5 руб. Подъехала "Газель". "Мы возьмем полторы тонны сразу, поедем в центр продавать по 8 руб.", - доверительно сообщил нам покупатель.

- А поехали тоже в центр продавать по восемь, - предложили мы.

- Ишь какие умные, - усмехнулся Володька. - Кто ж "КамАЗ" в город пустит! И потом, это надо точку иметь, неделями там торговать, милиции районной отстегивать...

Мы не простояли и часа, когда из-под земли вырос кавказец. "Извините, - вежливо обратился он. - Я администратор. Регистрация на рынке стоит 700 руб.". Отдали за регистрацию. "И еще 750 за место", - появился он чуть позже. Еще через час по рядам прокатился стон. Два таджика в кожаных кепках собирали новую дань.

- Ар, ар, ар! - заорали кепки. - Давай на милицию 50 рублей!

К вечеру нарисовался "администратор": "Пожалуйста, в администрацию", - пригласил он. "Что? К Валико на разборки вызывают?" - спросил паренек, помогавший выгружать арбузы.

Валико восседал в массивном кресле. За его спиной на стене висел портрет Путина. В прихожей слышались крики.

- Какой дэнги еще я должен платить? - жалобно вопрошал кавказец в черной шапочке. - Налог отдал, мэсто отдал, въезд отдал, мэнт отдал.

- Ты должен три тысячи, - рубил слова Валико.

- Почему?

- Потому что ты на рынке...

Торговать арбузами не было ни сил, ни денег, и мы продали всю машину соседям по рынку.

А теперь подведем итог. Когда вы покупаете арбуз по 8 руб. за кг на рынке, знайте: 2 руб. за это получает крестьянин, 1,5 руб. - водитель-перевозчик, 20 копеек - милиция на дорогах, полрубля - рыночный рэкет и 3,8 рубля - многочисленные посредники.

Анекдот в тему:

Мужик тащит два здоровенных арбуза домой, навстречу идет друг.
- Зачем тебе два таких огромных арбуза?
- Моя теща говорила, что за один такой арбуз готова полжизни отдать. Так я взял сразу пару.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество