aif.ru counter
Писали, что средняя зарплата министра в России отличается от средней по стране раз в 15. Разрыв между простыми работниками и директорами крупных компаний — десятки раз. А как было в СССР?
15

Президента просят дать стране угля

29 августа в ходе своего большого турне по Дальнему Востоку и Сибири Президент России В. Путин посетит Кузбасс. Как ожидается, глава государства побывает на угольном разрезе, после чего прямо на шахте "Распадская" проведет заседание президиума Государственного совета, посвященное угольной отрасли. О том, что конкретно будет обсуждаться, "АиФ" рассказал замглавы рабочей группы Госсовета, член Совета Федерации от Кемеровской области Сергей Шатиров.

29 АВГУСТА в ходе своего большого турне по Дальнему Востоку и Сибири Президент России В. Путин посетит Кузбасс. Как ожидается, глава государства побывает на угольном разрезе, после чего прямо на шахте "Распадская" проведет заседание президиума Государственного совета, посвященное угольной отрасли. О том, что конкретно будет обсуждаться, "АиФ" рассказал замглавы рабочей группы Госсовета, член Совета Федерации от Кемеровской области Сергей ШАТИРОВ.

УГОЛЬНАЯ отрасль первой в стране практически завершила этап реформирования. К 2002 г. в частные руки перешло 72% шахт. В 2003 г. таких будет уже 95%. Конечно, не обошлось без издержек. На карте России появились депрессивные шахтерские города. За 8 лет количество горняков сократилось с 800 примерно до 350 тысяч. Далеко не все оставшиеся без работы шахтеры трудоустроены. А ведь предстоит закрыть еще 188 бесперспективных шахт. Денег на это не хватает - государство профинансировало программу реструктуризации отрасли только на 18%. Между тем только на переселение шахтерских семей из аварийного жилья нужно около 7 млрд. рублей.

Другая проблема - накопившиеся долги перед бюджетами. Рассчитаться по ним угольщики при нынешней рентабельности смогут... через 67 лет! Но пока долги реструктуризированы только на 10 лет.

Тем не менее реформы принесли свои плоды. Производительность труда на шахтах сегодня такая, какой не было в СССР, когда мы были первыми в мире по добыче угля. Несмотря на то что господдержка сократилась в сотни раз, в 2001 г. впервые в своей истории угольные предприятия России сработали с прибылью.

Хватит давить на газ

ВСЕ это внушало бы оптимизм, если бы не одно обстоятельство. С конца 2001 г. резко упал спрос на уголь. В результате стала сокращаться добыча, снизилась инвестиционная привлекательность отрасли. А произошло это прежде всего потому, что основным топливом в российской энергетике остается природный газ. Тогда как мировая электроэнергетика в среднем на 43% основана на угле: в Европе - более чем наполовину, в США - на 56%, в Китае - на 70%. В России же его доля на тепловых станциях составляет 27%, а с учетом атомных и гидростанций всего 18%.

"Газовый крен" объясняют экономической выгодой. Это так: газ на внутреннем рынке дешев. "Газпром" продает его "родным" потребителям по искусственно заниженным ценам, компенсируя потери за счет поставок на внешний рынок. Проблема в том, что через 5-10 лет дешевый газ закончится. Традиционные месторождения иссякают, а для освоения новых (на Ямале, в Баренцевом море) требуются колоссальные затраты. Цена газа вырастет в 5-6 раз. Настолько же подорожает электроэнергия. Такой резкий ценовой скачок поставит реальный сектор экономики на грань катастрофы.

Именно поэтому рабочая группа Госсовета предлагает пересмотреть сложившуюся структуру топливно-энергетического баланса России, постепенно отдавая разумное предпочтение углю. Государство, как рачительный хозяин в доме, должно быть заинтересовано "топить печку" дешевым и доступным топливом, которого хватит на столетия. А газ, запасы которого иссякнут через 50-70 лет, использовать только в химической промышленности и в качестве источника валюты для бюджета. Между прочим, в этом году Россия на 7% сократила экспорт голубого топлива - именно из-за его нехватки для топок электростанций. Это огромные потери для казны.

Меньше импорта, больше экспорта

ДРУГОЙ назревший вопрос - сокращение импорта. Сегодня четверть угля на наши электростанции поступает из Казахстана. При том, что в расчете на калорийность экибастузский уголь оказывается дороже нашего, вдобавок он экологически вреднее. В окрестностях казахстанских ГРЭС овцы стирают зубы за один сезон - столько в атмосферу выбрасывается опасной абразивной золы.

И третья задача, от решения которой зависит судьба отрасли, - расширение доступа на внешний рынок. Наш уголь - из Кузбасса, Якутии, Красноярского края - по качеству и цене бьет все другие, в том числе знаменитые юаровские, австралийские и колумбийские угли. Но Россия сегодня экспортирует всего 42 млн. тонн в год, занимая по этому показателю 8-е место в мире (по добыче у нас 6-е место). Хотя только Германия готова у нас покупать 21 млн. тонн ежегодно.

Что необходимо для увеличения экспорта? Во-первых, разумные железнодорожные тарифы. Сейчас они составляют больше половины в цене угля. Во-вторых, требуется построить крупные железнодорожные развязки при подъезде к морским портам.

В-третьих, углубить дно в акватории портов, чтобы они могли принимать крупнотоннажные суда. Без государственной поддержки тут не обойтись. Но все затраты окупятся. Для справки: каждый миллион тонн экспортного угля приносит в бюджеты всех уровней миллион долларов в виде налогов.

В октябре правительство будет принимать Энергетическую стратегию России. Но потребуется еще целый пакет законов, обеспечивающих топливно-энергетический баланс страны. На карту поставлена не только судьба полутора миллионов россиян - шахтеров и их семей, но и, по сути, судьба всего реального сектора экономики.

Смотрите также:



Актуальные вопросы

  1. Когда приставы начнут извещать по СМС об ограничении выезда из РФ?
  2. Кто победил на «Танковом биатлоне 2019»?