4387

Вячеслав Колосков: если расслабимся, получим новую футбольную гадость

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. Золотые детки 01/06/2016
Вячеслав Колосков.
Вячеслав Колосков. © / Владимир Федоренко / РИА Новости

- Со счёта собьюсь, если начну вспоминать, сколько за жизнь на меня «телег», писем написали. С хоккейной сборной на турнир в Северную Америку поехали (до прихода в футбол возглавлял отдел хоккея Спорткомитета. - Ред.). Канадцы нам стол накрыли. По возвращении в Москву узнаю, что «Колосков не отстаивал интересы Родины, ибо, поднимая тосты с канадцами, ни разу не упомянул о преимуществах советского образа жизни». Ха-ха! Преимущество мы тогда на льду показывали. Канадцы стоя аплодировали, когда Харламов забивал свою знаменитую шайбу. А сейчас? Я вот думаю: если бы Тарасов увидел сборную России, проигрывающую финнам, да ещё и на домашнем чемпионате мира, мало бы никому не показалось.

Хорошо Анатолия Владимировича знал, каждый день к нему на сборы приезжал, когда диссертацию писал. И тренер он выдающийся, и актёр великолепный. Такой театр мог устроить, чтобы взбодрить людей. Специально их обижал, провоцировал, чтобы шли на лёд и рвали всех. А теперь Финляндии проигрывать, которую раньше и за хоккейную державу не считали? Не могло при Тарасове случиться такое!

А в футболе было «Письмо четырнадцати» в 1993 г. (14 игроков сборной написали письмо, в котором жаловались на деньги, обеспечение команды и требовали сменить тренера Садырина на Бышовца. - Ред.). А правда такая. Наш Олимпийский комитет подписал договор с «Рибоком». Они дают деньги, а 8 футболистов российской сборной играют в бутсах этой фирмы. Футболисты же тогда  стали заключать личные контракты с другими экипировщиками.

Читайте также: Самый лучший тренер в мире – Павел Фёдорыч Садырин

Они пеклись о своём кармане, а мне надо было думать, на что содержать национальную команду, молодёжную и т. д. Я сказал футболистам: либо играете по нашим правилам, либо не рассчитывайте на вызов в сборную. Ну и начались закулисные интриги с письмом. В итоге на чемпионат мира-1994 в США команда поехала не в полном составе, абсолютно разбалансированная. Из группы мы не вышли, посыпались обвинения. Я к тому моменту уже ко многому привык, а вот Садырин тяжело переживал. Он ушёл из сборной, а вскоре и из жизни...

5 сотен тренеру

В футболе я оказался в 79-м. Дела у сборной шли не лучшим образом, а тут ещё и московская Олимпиада. Конечно, было бы соблазнительно сказать: «Я долго думал и решил взять на себя ответст­венность». Но думать тогда никто не давал. Сказали: «Вопрос решён в инстанции». Выдернули из хоккея, и стал я начальником отдела футбола.

От Бескова до Ярцева - я поработал при всех тренерах. С кем были самые сложные отношения? Пожалуй, с Олегом Романцевым. Вернее, отношений как таковых не сложилось. Я привык всё делать в открытую, а он по своей натуре закрытый человек. Даже с футболистами не особо общался. Выпивал ли он? Да. Благо в тренер­ском штабе всегда это дело были готовы поддержать. Но, справедливости ради, Романцева вопрос денег не особо интересовал. Что он, что Бесков, что Лобановский, кажется, даже не знали, сколько получают.

Когда Союз развалился, тренеру сборной 500 долларов в месяц еле-еле наскребали. Потом доросло до 10 тысяч. Миллионами же зар­плата стала исчисляться при Хиддинке. Но к тому моменту я уже перестал быть главой РФС.

Да я и сам в какой-то момент думал, что надо пробовать ино­странца. Ведь всех перебрали, кто был в тренерском цехе. По второму кругу пошли, а результата всё нет. Даже в 2004-м связался с немцем Оттмаром Хитцфельдом (экс-тренер «Баварии». - Ред.), но тот отказался.

Хиддинк, Адвокат, Капелло - не они были ошибкой, а наше отношение к ним. Слишком уж лебезили, в рот заглядывали. Они же такие выдающиеся профессионалы! И понеслось - бесконтрольные поездки, сборы непонятные, пятизвёздочные гостиницы в центре города.

При ино­странцах национальная команда превратилась в нечто само по себе - что захотят, то и делают, где захотят, там и живут, как хотят, так и расслабляются. Это ведь не секрет, что нашу публику надо в узде держать. Ведь могут они накануне решающего матча на ночную дискотеку сходить.

Как распустили сборную! Я просто недоумевал. Дошли до ручки. Не скрою, изначально я думал, что вариант с Капелло всё-таки сработает. Но в какой-то момент стало понятно: расставаться с ним надо. У меня даже конфликт с Виталием Мутко был на этой почве. На смене тренера, на Слуцком я настаивал очень жёст­ко. По меньшей мере это тот специалист, который следит за тем, что происходит во­круг него, не гнушается учиться.

ФИФА и связи

Самый большой позор за 40 лет? Когда проиграли португальцам 1:7, а Ярцев сбежал с тренер­ской скамейки, не дожидаясь конца матча (2004 г.). Дума тогда ой как бушевала! Подать Колоскова с объяснениями. Коман­да и Ярцев вроде как ни при чём оказались. При чём - только Колосков. Но, честно говоря, тот факт, что в итоге я из реального президента РФС превратился в почётного, меня не удивил. Дело было даже не в 1:7. К тому моменту, что называется, обстановка созрела. Вокруг меня накопилась негативная масса. Да и сам я решил: если не отберёмся на чемпионат мира (2006 г.), уйду.

«Жалко, что не стало Колоскова» - да, слышал я такое неоднократно. В основном от друзей в бане (смеётся). У меня ответ один: моё время ушло. Я бы в нынешних условиях не смог работать. Я сам делал ситуации, не подстраивался ни под кого. Правительство, ЦК, ораны - меня все знали, и я знал всех. Но связями не пользовался, потому что понимал: попаду в кабалу.

Другое дело - связи в ФИФА и УЕФА (международная и европейская футбольные ассоциации. - Ред.). Я же не просто штаны просиживал в различных комитетах, в исполкоме ФИФА. Это работа. Общение, посиделки в неформальной обстановке многое давали. А куда без посиделок? Как говорил Расул Гамзатов, «пить можно всем. Необходимо только знать: где и с кем, за что, когда и сколько». Того же Юханссона (экс-глава УЕФА) обрабатывал нестандартными методами (смеётся). И потом Юханссон помог получить Москве финал Лиги чемпионов (2008 г.), хотя были противники этого выбора. Мой авторитет сработал и когда надо было сократить дисквалификацию Аршавину (на ­Евро-2008). Разговаривал, убеждал. И так далее.

С Блаттером (экс-глава ФИФА) у нас была прекрасная теннисная пара. Гостил я у него дома, и по рюмочке пропускали. Он симпатизировал России, отстаивал наши интересы в какой-то мере. Я уже говорил: Блаттеру не простили того, что он ответил отказом американским сенаторам, требовавшим отобрать у России чемпио­нат мира-2018 (ушёл в 2015 г. со своего поста после обвинений в коррупции. - Ред.). Сегодня футбольный скандал поутих, но если кому-то кажется, что можно расслабиться, это не так. Наши недоброжелатели никуда не делись и хотят сделать очередную гадость для России. А акцент сейчас идёт на спорт. Допинг же неслучайно всплыл! Просто пока не нашёлся повод, чтобы зацепиться за чемпионат-2018 и что-то раскрутить. Но повод они будут продолжать искать.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы