5549

Вячеслав Колосков: Чемпионат мира по футболу могут торпедировать

Сюжет Чемпионат мира по футболу 2018 года
Вячеслав Колосков.
Вячеслав Колосков. / Владимир Трефилов / РИА Новости

Вячеслав Колосков почти три десятка лет представлял футбол России на международной арене. Иначе как Доктор его на этой самой арене не называли. Удивительно, но в современных российских реалиях фигура такого масштаба не востребована.

Нужно играть на опережение

Константин Столбовский, АиФ.ru: Время сейчас такое, что декорации на большой сцене меняются чуть ли не каждый день, явления и понятия, которые еще вчера казались дикостью, — в порядке вещей. России скоро принимать чемпионат мира, но ведь даже сам факт его проведения ставится теперь под сомнение. По крайней мере, наши западные партнеры эту тему раскручивают довольно активно...

Вячеслав Колосков: Конечно, попытки есть. И дискриминируют чемпионат мира, и пытаются бойкотировать его на уровне руководителей отдельных государств или партийных деятелей. Но пока, к счастью, дело не дошло до национальных ассоциаций, ни одна из которых не заявила ФИФА, что ее сборная не приедет в Россию. Это говорит о том, что ФИФА в состоянии обеспечить контроль, порядок и уважительное к себе отношение.

Пока, к счастью, ни одна из национальных футбольных ассоциаций не заявила ФИФА, что её сборная не приедет на Чемпионат мира в Россию. Это говорит о том, что ФИФА в состоянии обеспечить контроль, порядок и уважительное к себе отношение.

— Да, но за последнее время и в футболе многое изменилось — и на внешней арене, и на внутренней.

— Когда Виталий Мутко временно расстался с постом президента РФС, нам объяснили: это связано с обстановкой, которая сложилась вокруг его фигуры. Как он сам сказал, ему нужно вникнуть в ситуацию и как следует подготовиться к заседанию CAS, на котором будет рассматриваться его апелляция. А вот когда Мутко освободили от должности председателя Оргкомитета, никто никому ничего не говорил. Вот это мне непонятно: человек погружен во все процессы еще с заявочной кампании, он в курсе всех событий. Все знали, что у нас есть председатель Оргкомитета, он же вице-премьер... Я тоже недоумение высказал в прессе, но никакого ответа — ни личного, ни публичного — не получил.

Да, конечно, определенные основания принять такое решение у президента России были, но какие именно — вопрос без ответа. Председателем Оргкомитета стал Аркадий Дворкович. Человек он не новый, до Мутко курировал спорт, кстати говоря. Увлекается футболом, играет в футбол, на многие матчи ходит. То есть владеет футбольной темой в целом, но не совсем в курсе конкретных тем: по стадионам, по тренировочным базам, по инфраструктуре...

Общие представления о том, что происходит, у меня, конечно, есть, но что конкретно, каковы причины изменений, какие нас новые вызовы ждут — этих нюансов я не знаю. А очень хотелось бы, чтобы кто-нибудь знал. Попытки наших политических оппонентов, прежде всего англичан, придумывать все новые и новые способы или вообще торпедировать чемпионат мира, или бойкотировать его, к сожалению, имеют место. С моей точки зрения, на этой проблеме должна быть сфокусирована специальная группа, которая играла бы на опережение, работала бы против возможных провокаций, которые, к сожалению, еще могут быть и наверняка будут. Не знаю, есть ли такая группа. Если ее нет — плохо. Мы должны не только все знать, но и предполагать, в каком направлении могут последовать новые удары.

Вот мое рассуждение на этот счет.

— Может быть, в этой связи ваша роль теперь более востребована, а знания, опыт и связи нужны для решения непростых задач?

— Не ко мне вопрос, но никаких не то что полномочий, но даже и актуальных связей с Оргкомитетом у меня нет. Более того, если раньше мы с Алексеем Сорокиным (генеральный директор Оргкомитета «Россия-2018») хотя бы раз в неделю созванивались по каким-то вопросам, которые и его интересовали, и меня, то сейчас я полностью изолирован от всего, что касается подготовки и проведения чемпионата мира. Информация приходит в основном из СМИ, есть кое-какие связи с ФИФА и УЕФА, но понять, что там, за кулисами, происходит, мне трудно.

Вячеслав Колосков. Досье
Родился 15 июня 1941 года в Москве. Проходил срочную службу в спортивной роте Таманской дивизии. Учился в Государственном институте физкультуры (ГЦОЛИФК), который окончил в 1967 году с красным дипломом. Преподаватель кафедры футбола и хоккея ГЦОЛИФК (1967-1974). Тренер-методист, государственный тренер, начальник отдела и управления хоккея Спорткомитета СССР (1975-1979). С 1987 года — начальник управления футбола и хоккея Спорткомитета СССР. С 1990 по 1991 год — председатель Федерации футбола СССР, с 1992 по 2005 год — президент РФС. Вице-президент Олимпийского комитета России (1998-2005). С 2005 года — почетный президент РФС. Вице-президент ФИФА (1980-1996). Член исполкома ФИФА (1996-2009). Председатель комитета ФИФА по проведению олимпийских футбольных турниров (1984-2000). Член исполкома УЕФА, председатель комитета УЕФА по честной игре (1994-2009). Заслуженный работник физической культуры РФ. Награжден орденом «Знак Почета» (1980), Орденом Дружбы народов (1989), Олимпийским Орденом МОК (1992), Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV (1997) и III степеней (2001). Автор более 50 публикаций, в том числе двух монографий по хоккею.Кандидат педагогических наук, профессор. Автор книги «В игре и вне игры».

Президент ФИФА Джанни Инфантино не раз заявлял, что никакой опасности по бойкоту и срыву чемпионата нет. Если бы он не был уверен в своих силах, он бы не был столь категоричен.

У всякого безумия есть границы

— «Торпедировать», сказали вы. Прежде в лексиконе вообще не было этого слова в связке с чемпионатом мира. Оно появилось потому, что каждый день мы наблюдаем какое-то безумие. Если раньше и допустить было невозможно, что чемпионат мира может быть сорван вообще, то сейчас примерно об этом говорит устами Марии Захаровой даже МИД.

Мы привыкли считать, что ФИФА — такой островок стабильности, она непоколебима в своих устоях, уставах и принципах. Скажите, пожалуйста: есть ли все-таки — с учетом того, что творится на большой политической арене — силы, которые могут этот расклад изменить? Можно ли предположить, что один из чемпионатов мира не состоится по причинам политического характера?

— В регламенте по проведению Кубка мира ФИФА прописаны так называемые форс-мажоры. Сегодня, слава богу, нет никаких не то что проблем, а даже и предпосылок к тому, чтобы эти форс-мажоры возникли. Условно говоря, война, стихийное бедствие вроде сильного землетрясения, которое разрушило бы инфраструктуру, и так далее. Повторяю: предпосылок для их возникновения нет, но теоретически они возможны. Надо готовиться ко всем возможным проискам. И играть на опережение.

ФИФА — действительно остров стабильности. И совсем не случайно мы постоянно получаем положительные оценки комиссий, которые приезжают в Россию. Не случайно президент ФИФА Джанни Инфантино не раз, в том числе на встрече с президентом России, заявлял, что подготовка идет отлично и он убежден в том, что никакой опасности по бойкоту и срыву чемпионата нет. Если бы Инфантино не был уверен в своих силах, он бы не был столь категоричен.

— Вот и слово «война» прозвучало... Родившаяся в стенах британского парламента фраза о том, что самая страшная в мире картина — Кубок мира по футболу в руках президента Путина, — мягко говоря, поражает. Допустить можно все сценарии, ибо мы живем в безумное время...

— Допустить — да. На практике же у всякого безумия чаще всего есть границы. Одно дело — Скрипали и дипломаты, другое — ясное понимание того, что из искры может вспыхнуть очень большое пламя. Достаточно вспомнить начало Первой мировой войны.

Пугать нас будут, конечно. Будут и какие-то удивительные решения приниматься, но все эти движения происходят на уровне дипломатической кухни. Они, убежден, не коснутся военных, потому что военные реально понимают, кто, что и сколько стоит.

Безголовых политиков во все времена хватало, но вот что еще важно: с каждым днем в мире все больше и больше людей, купивших билеты на футбол, планирующих свой приезд в Россию. Англичане приобрели, насколько знаю, около 20 тысяч билетов, не отстают немцы, бразильцы, испанцы. Это огромная сила, важнейший фактор! Если, не дай бог, случится нечто радикальное, неизбежны серьезные социальные последствия.

ФИФА стала уязвимой

— И все-таки: ФИФА так же сильна, стабильна, надежна и устойчива в своих принципах, как 10-20 лет назад? Или она, как считают многие, ослабла и впала в зависимость от третьих сил?

— В финансовом плане ФИФА всегда была зависима. Ее основной и, по сути, единственный источник дохода — Кубок мира по футболу. Реализация коммерческих, телевизионных, рекламных прав, спонсорские контракты — все это обеспечивает стабильное финансирование ФИФА. До поры до времени, пока политика активно не вмешивалась в спорт, стабильность ФИФА была незыблема. Как только в футбол пришла политика, ситуация изменилась. Стоит вспомнить, что Йозеф Блаттер, добившись в очередной раз права стать президентом ФИФА, буквально через два дня вынужден был подать в отставку. С моей точки зрения, в этом сценарии просматривается определенное давление на спонсоров, которые обеспечивают стабильное финансирование ФИФА. Политика — прежде всего американская, потому что многие американские компании являются партнерами ФИФА, — здесь очень усердно поработала.

Поэтому говорить о том, что ФИФА осталась столь же мощной и независимой, как прежде, я бы не стал. Отставка Блаттера и последовавшие за ней многочисленные аресты показали, что ФИФА стала уязвимой. Другое дело, что в плане борьбы с коррупцией санация была произведена абсолютно верно. Сейчас работает новый состав Совета ФИФА (бывший исполком. — АиФ.ru), вроде бы никаких подозрений в честности людей нет. И за последние год-полтора ФИФА стала все-таки крепче, на мой взгляд.

— Вы считаете Джанни Инфантино сильным лидером?

— Мне трудно давать ему оценку. Я 10 лет работал с Жоао Авеланжем, 20 лет — с Блаттером, а с Инфантино я не проработал ни одного дня. Я застал время, когда он занимался юридической деятельностью в УЕФА. Естественно, мы знакомы, не раз разговаривали по разным темам, но это было в прошлом. Скажу так: судя по тому, как убедительно Инфантино выиграл выборы, не будучи при этом фигурой международного масштаба, у него отличные способности.

— Какова сейчас роль в ФИФА нашей страны? Если она вообще есть.

— Хорошо, что Сорокин вошел в Совет. Это свидетельствует о том, что Россия как государство, как футбольная держава имеет вес. Но и тут многое поменялось. Раньше исполком состоял из 21 человека, и это были люди, будем так говорить, значимые. Авеланж, наш Валентин Александрович Гранаткин, Герман Нойбергер от Германии, адмирал Лакосте от Аргентины, генерал Мустафа, один из героев войны египтян с французами, сэр Артур Джордж из Австралии — это были личности, без преувеличения, выдающиеся. Позже расклад потихоньку стал меняться в сторону профессионализма, и сегодня, например, в состав исполкома УЕФА входит немало бывших футболистов. В ФИФА тенденция пока не так заметна, но многие люди, попавшие в Совет, тоже больше «спортсмены», нежели политики.

Хорошо это или плохо, я не знаю. Зато очень хорошо помню, как Жоао Авеланж всегда подчеркивал: мы здесь не для того, чтобы отстаивать личные интересы, мы представляем интересы мирового футбола и должны исходить именно из этого.

Как из ничего может вырасти что-то?

— Сборная России в контрольных матчах против Бразилии и Франции выглядела, скажем так, неважно. Продвинув гигантский объем работы по организации чемпионата мира, мы провалили программу подготовки сборной. Согласны?

— На этот вопрос ответит только сам чемпионат. Сейчас можно говорить лишь о том, насколько вообще боеспособна наша команда.

— Насколько?

— У меня лично ощущение, что не слишком эффективно сработал тренерский штаб. До первого матча два с небольшим месяца, а у нас нет стартового состава. В том числе и по объективным причинам, конечно, но тем не менее. При этом тренеры просмотрели более 40 кандидатов, по многим из которых было заранее понятно: они никогда в сборной не заиграют, у них просто нет потенциала.

Когда мы 2 декабря 2010 года выиграли заявку, я высказал такое предложение: нужно определить группу из 30-32 футболистов — больше у нас просто нет, — потенциально способных играть за сборную. Для каждого расписать индивидуальную программу подготовки, по каждому оформить соглашение с личным агентом, договориться с президентами клубов, с тренерами, врачами и так далее — и плотно этих футболистов «вести». То есть поставить кандидатов под постоянно действующий контроль.

Вспоминая об этом, имею в виду, например, ужасающую ситуацию, которая сложилась в «Спартаке». Пять человек основного состава порвали крестообразные связки. Пять! Безуглов, врач сборной, говорит — это нормальное явление, всегда так было. Не было так! Мы с Никитой Павловичем Симоняном разговаривали недавно: один «крест» в год — это уже ЧП было. Сборная в этом смысле бесправна, мы просто не знаем, что происходит в клубах.

Что касается перспектив... Знаете, я не очень разделяю умиление людей, вспоминающих про 3:3 с Испанией и Бельгией. И тем не менее убежден: из группы мы выйдем. У нас хорошие атака и полузащита, и если мы сделаем акцент на наши сильные качества — убежден, что больших проблем не будет, из группы мы выйдем. Если станем играть вторым номером, они гарантированы.

— Я немного о другом. В 2010 году говорилось о том, что к чемпионату мира нужно вырастить, воспитать новое поколение футболистов. А оно возьми да не вырасти. Мы едем на старом топливе...

— Как из ничего может вырасти что-то? В 2006 году молодежная сборная России под руководством Игоря Колыванова выиграла чемпионат Европы, в 2015-м успех повторила юношеская сборная Дмитрия Хомухи. Кто из футболистов этих команд чем-то себя в футболе проявил? При этом все остальные сборные, начиная с 16 лет, даже не выходят в элитные раунды. О чем это говорит? О том, что у нас просто нет резерва. А раз так, то говорить о светлом будущем сборной России не приходится.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы