16546

«Удар, а дальше как в тумане». Тутберидзе рассказала о личном горе

Этери Тутберидзе.
Этери Тутберидзе. © / Владимир Астапкович / РИА Новости

Этери Тутберидзе крайне редко общается с журналистами. Вывести ее на откровенный разговор — задача практически невыполнимая. Она закрытый человек и делиться самым сокровенным не желает. Тем неожиданнее оказался ее пост в Инстаграме, в котором она поделилась своей болью. Или как она написала сама — «невысказанной» болью, с которой жила последнее время. Почему она сделала именно сейчас, понятно — чемпионатом мира в Японии завершился тяжелейший сезон в фигурном катании. Ее ученицы, как всегда, выступили блестяще — у россиянки Алины Загитовой золотая медаль, у казахстанской фигуристки Элизабет Турсынбаевой — серебряная. Можно выдохнуть и рассказать, какой ценой это все достигнуто. 

Письмо

АиФ.ru полностью приводит текст письма Этери Тутберидзе, опубликованного в Инстаграме.

«Менее года назад я написала письмо, хотела поделиться чувствами, которые испытывала на тот период. Мои друзья мне запретили опубликовывать это письмо, посчитав, что это проявление слабости на тот момент. *** Странные, смешанные чувства в душе. 

Казалось бы, вот - апогей спортивных достижений и профессионального счастья, столько лет безостановочной работы, две личных медали на Олимпиаде (золото и серебро). Целых две. Ну, радуйся, ну хотя бы улыбнись. 

А в душе стоит комок, комок невысказанной боли. 

И вот, не сдержавшись, я всё же пишу. 

В день моего отъезда в Японию на сборы перед Олимпиадой у моей мамы случился удар, вначале частичная парализация, позже оказалось — рак головного мозга. 

А дальше? 

Дальше, как в тумане. Моя дочь живёт в общеобразовательной школе, чтобы не жить дома одной. Моя мама находится в больнице, в тяжелейшем состоянии. Слёзы моей дочери по телефону, которая осталась в Москве, в одиночестве. Борьба за жизнь матери, у которой безутешный диагноз. 

Олимпиада. 

Медали. 

Награждение. 

Люди поздравляют, заглядывают в глаза и ищут ответную радость, а её как будто нет. Боль....

А по возвращении в Москву — борьба, ежедневная борьба за жизнь, пусть уже и не очень осознанную моей мамы. Мозг отказывается принимать, что мама неизбежно уходит. 

Мой отец не дожил полгода до Сочинской Олимпиады, моя мать не смогла осознать и порадоваться за только прошедшую Олимпиаду. 

Дальше — странный уход моих учениц, одну из которых я всем ставила в пример и для которой я честно сделала 200% из 100 возможных в спорте. Обвинения... От которых больнее уже и не становится. 

Говорят, что Бог даёт нам по заслугам и силам. 

Господи, я бесконечно благодарна тебе, что многолетняя работа принесла наивысшие спортивные плоды. 

И дай нам силы Господи, 

дай нам силы, чтобы перелистнуть эту страницу жизни. *** И вот, по прошествии почти года я могу сказать. Я перелистнула. Спасибо моим друзьям, близким и моим родителям».

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Менее года назад я написала письмо, хотела поделиться чувствами, которые испытывала на тот период. Мои друзья мне запретили опубликовывать это письмо, посчитав, что это проявление слабости на тот момент. *** Странные, смешанные чувства в душе. Казалось бы вот- Апогей спортивных достижений и профессионального счастья, столько лет безостановочной работы, две личных медали на Олимпиаде (золото и серебро). Целых две. Ну, радуйся, ну хотя бы улыбнись. А в душе стоит комок, комок невысказанной боли. И вот, не сдержавшись, я всё же пишу. В день моего отъезда в Японию на сборы перед Олимпиадой, у моей мамы случился удар, вначале частичная парализация, позже оказалось - рак головного мозга. А дальше? Дальше, как в тумане. Моя дочь живёт в общеобразовательной школе, чтобы не жить дома одной. Моя мама находится в больнице, в тяжелейшем состоянии. Слёзы моей дочери по телефону, которая осталась в Москве, в одиночестве. Борьба за жизнь матери, у которой безутешный диагноз. Олимпиада. Медали. Награждение. Люди поздравляют, заглядывают в глаза и ищут ответную радость, а её как будто нет. Боль.... А по возвращению в Москву - борьба, ежедневная борьба за жизнь, пусть уже и не очень осознанную моей мамы. Мозг отказывается принимать, что мама неизбежно уходит. Мой отец не дожил пол года до Сочинской Олимпиады, моя мать не смогла осознать и порадоваться за только прошедшую Олимпиаду. Дальше - странный уход моих учениц, одну из которых я всем ставила в пример и для которой я честно сделала 200% из 100 возможных в спорте. Обвинения.... От которых больнее уже и не становится. Говорят, что Бог даёт нам по заслугам и силам. Господи, я бесконечно благодарна тебе, что многолетняя работа принесла наивысшие спортивные плоды. И дай нам силы Господи, дай нам силы, чтобы перелистнуть эту страницу жизни. *** И вот, по прошествии почти года, я могу сказать. Я перелистнула. Спасибо моим друзьям, близким и моим родителям.

Публикация от Eteri Tutberidze (@tutberidze.eteri)

Мать

Безусловно, пережить такую трагедию крайне тяжело. Можно только догадываться, что испытывала Этери в Пхенчхане. Только теперь становится понятно, почему мы не видели радости на глазах тренера, когда Алина Загитова получала золото, а Евгения Медведева — серебро. Глаза у Этери Георгиевны тогда были грустными — и никто не понимал: почему?

А ведь это мать, которую так же звали Этери Тутберидзе, поставила дочку на коньки. Всего у Этери Петровны было пятеро детей, и каждому она смогла дать образование, хотя сама была простым советским инженером. Кроме того, помогала и настойчиво советовала учить иностранные языки и развиваться духовно. В частности, Этери-младшая смогла овладеть фортепиано, что позволило в итоге стать фигуристкой, а затем успешным тренером. 

Именно Тутберидзе-старшая не отходила от дочери, когда та получила тяжелую травму позвоночника. Она сделала все возможное, чтобы дочь не только встала на ноги, но и продолжила заниматься любимым фигурным катанием. 

Этери Петровну безумно любили в школе «Самбо-70». Все молодые фигуристки катка «Хрустальный», куда она часто приходила на тренировки своей дочери, работали с еще большим вдохновением, когда видели у бортика или на трибуне маму своего тренера. Для них она была любимой бабушкой. 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ушла из жизни после долгой, тяжёлой болезни Этери Петровна. Любимая мама, бабушка и замечательный человек! Она очень любила фигурное катание и всегда приходила на тренировки, молилась за всех учеников , как за своих родных детей. Из группы Этери Тутберидзе в ВК. Приносим свои искренние соболезнования Этери Георгиевне, Диане и всем родным и близким.

Публикация от (@teamzagitova)

Этери Тутберидзе-старшая скончалась 8 ноября 2018 года. С того момента, как ей поставили страшный диагноз — рак головного мозга, прошло 9 месяцев и 9 дней. И никто, кроме самого близкого окружения тренера по фигурному катанию, не знал о болезни матери. Только когда дочь Тутберидзе-младшей Диана Дэвис через Инстаграм сообщила о смерти любимой бабушки, об этом узнали. 

Этери Петровна всегда отвечала отказом на просьбы журналистов об интервью. Ее неоднократно просили рассказать про дочь, но публичности она очень не хотела. В нее пошла и Этери Георгиевна, хотя обойтись совсем без интервью в ее деятельности невозможно. Просто старается сводить к минимуму количество интервью. Вот и сейчас рассказала о своей боли от потери отца и матери через Инстаграм, а не со страниц СМИ. 

Медведева

Кроме того, в письме есть тонкий намек, а точнее — открытым текстом говорится о «странном уходе» одной из ее учениц после олимпийских игр в Пхенчхане. И хотя ее фамилии не указывается, всем и так понятно, что речь о Евгении Медведевой. Все и раньше догадывались о недовольстве тренера, от которого уходит один из лучших учеников. Конечно, и сама Тутберидзе, и тем более Медведева в открытую друг друга не обвиняли, даже старались где-то сглаживать углы в своих интервью о причинах расставания.

Только сейчас Этери Георгиевна признается, что «вместо благодарностей от ученицы, которую ставила всем в пример, получила ее странный уход». Наверняка в словах Тутберидзе присутствуют эмоции. Ведь тренеры с учениками расстаются регулярно. Другой вопрос — как они это делают? Наверное, уйти без шума и пыли к Брайану Орсеру Медведева не могла априори. Фигурное катание сейчас достигло такой любви у болельщиков, что любые слова, любые действия спортсменов вызывают ажиотаж в СМИ и соцсетях. Тем более переезд за океан Жени случился, как мы узнали, в сложный жизненный период Тутберидзе. 

Так что слова из письма про Медведеву можно понять. Этери Георгиевна перелистнула эту страницу жизни. Сейчас, после победы Загитовой на чемпионате мира и серебра Турсынбаевой, ей намного легче. В этом можно не сомневаться. 

Впереди у Тутберидзе новый сезон и новый вызов. Три ее воспитанницы — Александра Трусова, Анна Щербакова и Алена Косторная перешагнули из юниорок во взрослый разряд. Это означает, время жалеть об уходе Медведевой давно прошло. Впереди новые победы.

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы