Примерное время чтения: 12 минут
17928

Сергей Карякин: «Я понимал, что меня ждёт, но промолчать не мог»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. Острая недостаточность. Как медицина заболела дефицитом кадров 06/04/2022
Сергей Карякин.
Сергей Карякин. / Павел Лисицын / РИА Новости

Шахматист Сергей Карякин (обладатель Кубка мира ФИДЕ 2015 г., чемпион мира по быстрым шахматам (Астана, 2012), чемпион мира по блицу (Доха, 2016), двукратный победитель командного чемпионата мира в составе команды России) в интервью АиФ.ru рассказал, с чем ему пришлось столкнуться после открытой поддержки спецоперации на Украине.

Владимир Полупанов, «АиФ.ru»: — Сергей, читал комментарии на зарубежном портале под новостью о вашем отстранении за поддержку президента. Люди там задаются вопросами: «А не надо ли тогда отстранять всех спортсменов, которые поддерживают свои правительства — американцев, англичан, израильтян»? Справедливо, согласитесь?

Сергей Карякин: — Полностью с этим согласен. Считаю, что спорт вообще должен быть вне политики. Любая дискриминация спортсменов, которая не связана с каким-то нарушением регламента, например, употреблением допинга или компьютерной подсказкой в шахматах, незаконна. Меня наказали за публичную поддержку военной спецоперации на Украине. Допустим. А за что наказаны мужская и женская сборные России и Белоруссии по шахматам, которых отстранили от участия во Всемирной шахматной олимпиаде? Ведь большинство шахматистов никак не высказалось, в чём их вина?

Отстранение паралимпийцев — это свинство.

— Не только шахматисты страдают. Помните, как травили Камилу Валиеву в Пекине, не дали выступить нашим паралимпийцам там же. Всех спортсменов под одну гребенку только за то, что они представляют Россию.

— Отстранение паралимпийцев — это вообще свинство.

— На словах везде декларируется, что спорт вне политики, а на деле — это инструмент политики. Вы же на себе это почувствовали, не так ли?

— Да, сполна почувствовал это совсем недавно. Может быть, я был наивен, но мне казалось, что шахматы — это оазис, до которого не добралась большая политика. Все-таки шахматы — это не олимпийский вид спорта. У нас всегда было проще, чуть больше свободы. А сейчас мы видим, что большая политика обрушилась и на наш благородный вид спорта.

— Не страшно было выступать с публичной поддержкой, ведь вы же понимали последствия и как шахматист, наверняка, просчитывали все возможные последствия?

— В какой-то степени было страшно, конечно. Но в любом случае нужно всегда оставаться человеком, быть патриотом. Конечно, я просчитывал последствия. В 2014-м году, когда я поддержал воссоединение Крыма с Россией, организаторы западных коммерческих соревнований перестали приглашать меня. Правда, спустя время, когда страсти улеглись, меня снова стали приглашать. Я понимал, что меня ждёт. Если в ситуации с Крымом обошлось без серьезных последствиях для карьеры, то теперь ситуация иная, и меры более строгие. Но промолчать я не мог.

— А в 2014 году на вас оказывали давление, были гонения?

— Слово «гонения» слишком суровое. Меня публично осудило все украинское шахматное сообщество. После этого отношения с ним сильно натянулись, не со всеми шахматистами, правда. Сейчас поддерживаю отношения лишь с отдельными людьми на Украине.

— А что говорят соперники? Или друзей в шахматном мире нет?

— По-разному бывает. Не каждый готов к тому, что перестанут звать на турниры, к огромному количеству негатива в свой адрес. Но некоторые гроссмейстеры, которые сами не готовы делать подобные заявления в публичном поле, выразили мне поддержку. Даже такая половинчатая позиция все равно вызывает уважение.

— Вы сейчас говорите про иностранных гроссмейстеров или российских?

— И про наших, и про иностранных.

— Эмоциональная поддержка от Анатолия Карпова: «У них нет таких прав дисквалифицировать шахматиста, тем более такого ранга. Я это определяю, как начало конца международной федерации». А известны ли вам прецеденты, за что вообще эта комиссия дисквалифицировала спортсменов? Наверное, за читерство, или, может, за оскорбление соперника?

— Если честно, я вообще ни разу не слышал о том, что комиссия по этике кого-то за что-то дисквалифицировала. Это всегда был номинальный орган, который, по сути, ничего не делал и не решал. Можно сравнить комиссию с апелляционным комитетом, который создают на турнирах. Но в 99% случаев он тоже не нужен. Потому что ситуации, в которые он должен вмешиваться, крайне редки. То же самое комиссия по этике — она ничем не занята много лет. И тут вдруг такой громкий прецедент, и о ней вспомнили. Никто людей, входящих в эту комиссию, в шахматном мире не знает. И, кстати, среди них нет ни одного россиянина. Что несправедливо, ведь наша страна является ведущий в мире шахмат, к тому же президентом ФИДЕ является Аркадий Дворкович.

— Вы сказали на пресс-конференции: «Принял твердое решение, что буду максимально стараться вместе со своими друзьями, коллегами, единомышленниками создавать новую организацию как альтернативу ФИДЕ». Вы правда верите, что можно создать альтернативную Международную федерацию?

— Сейчас уже не знаю. Потому что ситуация меняется каждый день. Хочу посмотреть на дальнейшее развитие событий. Но знаю точно: мы будем подавать апелляцию. В зависимости от исхода и буду принимать решение. Аркадий Дворкович объявил о том, что будет переизбираться на пост президента ФИДЕ. Голосование должно пройти на Всемирной шахматной олимпиаде этим летом. Если он останется во главе ФИДЕ, тогда можно будет принимать какие-то решения. Сейчас провожу переговоры с потенциальными спонсорами, точно знаю, что буду стараться проводить коммерческие международные турниры, по крайней мере, среди стран, которые нам близки.

К тому же я недавно начал сотрудничать с крупнейшей IT-компанией а России. Вместе мы постараемся создать крупнейшую шахматную онлайн-платформу в России, чтобы можно было проводить онлайн-соревнования и онлайн-занятия на российской, а не западной платформе. Ведь даже онлайн-платформы не остались в стороне от политики и открыто выступают против России.

Для меня очень важно, что большинство россиян меня поддержало. Чувствую, что я прав. Как в известном фильме: «В чем сила, брат?» «Сила в правде». Я верю в эту силу.

— Признайтесь, отстранение от международных турниров сильно ударило по вашим доходам?

— Конечно. Это серьезный удар и по доходам, и по мне как шахматисту-профессионалу. Но мне помогают спонсоры (на днях подписал контракты с компаниями «Сима-ленд» из Екатеринбурга и Zasport, которая шьёт спортивную форму). Это очень важно. Потому что сейчас я особенно нуждаюсь в финансовой поддержке, ведь не участвую в турнирах. Это нельзя назвать заработком в прямом смысле слова. Потому что эти деньги подотчетны. Мне дают их не на приобретение предметов роскоши, а на подготовку, тренеров. В любом случае это важнейшая поддержка.

Ещё для меня очень важно, что большинство россиян меня поддержало. Чувствую, что я прав. Как в известном фильме: «В чем сила, брат?» — «Сила в правде». Я верю в эту силу.

— Допустим, какой-нибудь хоккей на траве может существовать без русских — нас там нет в числе лидеров. Но ведь есть те виды спорта, которые просто невозможно представить без русских: шахматы, фигурное катание, синхронное плавание. Неужели международные чиновники, МОК не отдают себе в этом отчет?

— Совершенно верно подмечено. Что касается чиновников, то им, по большому счету, все равно. Они отстраняют россиян от участия в международных турнирах с большим наслаждением, потому что понимают, что наши шахматисты вероятные претенденты на победу, фавориты в той же Всемирной олимпиаде — как женщины, так и мужчины. Отстраняя россиян, чиновники, по сути, лоббируют интересы сборных США и европейских стран.

— Год назад все занимались дружно «коленопреклонением» и осуждали тех, кто этого не делает. Много говорили о том, что «Жизни черных имеют значение» так же, как и жизни всех остальных. Сегодня мы сталкиваемся с пещерной русофобией — всех, без разбора. И никто в мире не пытается это остановить. Нет у вас ощущения, что в том же спорте многие просто спали и видели, как бы избавиться от русских?

— Есть такое впечатление. Все происходящие события особенно после 2014-го года свидетельствуют об этом. Коллективный Запад решил наказать нашу страну. Началось мощное санкционное давление, которое распространилось и на спорт, что довольно печально. Масштабы русофобии только увеличиваются. Хочется верить, что пройдет время, и люди прозреют, поймут. Очень странно, что немцы, пережившие фашизм, сегодня поддерживают Украину, где в нацбатах, типа «Азова», воюют самые настоящие нацисты. Это даже открыто признали в США. Сейчас, когда в США и Европе выросли (и еще будут расти) цены из-за их же санкций, введенных против нашей страны, думаю, американцы и европейцы начнут потихоньку прозревать, и, может быть, русофобский пыл у них поубавиться.

— Вы, как и многие известные шахматисты (Руслан Пономарёв, Екатерина Лагно), занимались в шахматном клубе имени А. В. Момота в городе Краматорске Донецкой области. Что происходило с этим клубом в последние годы?

— Не могу сказать. К сожалению, пока Краматорск находится под контролем Украины. Поэтому туда в прямом смысле нет доступа. Надеюсь, что после спецоперации все города Донбасса освободят, и я обязательно приеду в Донецк и Краматорск, чтобы поддержать юных шахматистов — постараюсь сделать все от меня зависящее для развития шахмат в этом регионе.

— Когда вы в 2009 году решили выступать за сборную Россию (после смены гражданства с украинского на РФ), вас на Украине пытались удержать? Все-таки спортсмен высокого уровня, должны были попытаться.

— Конечно, пытались. Тогда федерацию шахмат Украины только возглавил президент Капустин. Он говорил со мной, обещал создать такие же условия, как в России. Я отказался. Было понятно, что это обман. Таких условий точно мне создать не могли уже просто потому, что таких сильных тренеров как в России на Украине нет. Украинские шахматисты жаловались мне, что ничего для развития шахмат в Украине не делается, и спортсмены, по сути, предоставлены сами себе. Поэтому я никогда не жалел о своем переезде в Россию.

— Мы с вами долго не могли созвониться, чтобы записать это интервью. Вы все время заняты. Если не секрет, чем? Ведь сейчас у вас период шахматного безвременья?

— Тут больше всего подходит пословица: было бы счастье, да несчастье помогло. После того, как незаконно отстранили сборную России и меня лично, на меня обрушилась популярность, которую можно сравнить с той, что случилась, когда я вернулся в Россию после матча за мировую корону в Нью-Йорке. Меня часто приглашают на разные интервью, мне кажется, я объездил уже все существующие телеканалы (смеется). Спасибо большое всем за внимание.

Не надо паниковать и бежать сломя голову в Европу в надежде на то, что там будет лучше. Это неправда.

— Борьба с нервами — главное и ключевое в шахматах. Что вы делаете, чтобы сегодня не поддаться эмоциям? Дайте совет, которым могут воспользоваться читатели.

— Не надо паниковать и бежать сломя голову в Европу в надежде на то, что там будет лучше. Это неправда. Знаю людей, которые выехали туда сразу после начала спецоперации. И сейчас большинство из них постепенно возвращается. Поэтому продолжайте делать свое дело. Я уверен, что наше государство разберется с теми вызовами и проблемами, которые существуют.

Оцените материал
Оставить комментарий (5)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы