aif.ru counter
1481

Никита Симонян: «За поражение на ЧМ-1958 нас разбомбили в пух и прах!»

Никита Симонян.
Никита Симонян. © / Григорий Сысоев / РИА Новости

Почти 60 лет назад, 8 июня 1958 года, сборная СССР провела свой дебютный матч в финальных стадиях чемпионата мира. Родоначальники футбола англичане чудом унесли тогда от загадочной советской команды ноги, забив с пенальти спасительный для себя мяч в самой концовке (2:2). Автором же исторического первого гола советской сборной стал 31-летний центрфорвард Никита Симонян.

60 лет спустя первый вице-президент РФС Симонян принимает корреспондента АиФ.ru в своем кабинете в Доме футбола на Таганке и вспоминает о давних событиях так живо и непосредственно, будто все это было только вчера.

И да: факты, даты, цитаты, результаты у Никиты Павловича всегда наготове, по первому запросу. Никакие справочники не нужны уникальному свидетелю эпохи...

Именем короля!

Константин Столбовский, АиФ.ru: Как на месте журналиста вы описали бы свой знаменитый гол, Никита Павлович?

Никита Симонян: Да нечего там особо описывать. Наше преимущество, британцы в обороне. 14-я минута, очередная атака сборной СССР, отскок — и я первый на добивании. Удачно место выбрал, прочувствовал ситуацию. Во втором тайме Саша Иванов еще один забил, а потом мы немножко расслабились и были наказаны. В том числе и судьей. Иштван Жолт, арбитр из Венгрии, поставил в концовке «точку», которой и близко не было: нарушение случилось метра за полтора до штрафной, а он взял и пенальти свистнул.

— Через неделю вы стали соучастником и даже, можно сказать, соавтором еще одного исторического события. Присутствовать при рождении короля футбола — счастливый жребий...

— Честно говоря, король родился немного позже. Чисто по статистике — да, матч против сборной СССР стал для Пеле первым на чемпионате мира. Он сыграл нормально, сразу было видно: хороший мальчишка, легкий, умный, быстрый, техничный. Но Витя Царев с ним справился, а голы Пеле стал забивать чуть позже, в плей-офф. Тогда уже и пошли разговоры про него. В наши ворота оба мяча забил Вава, однако лучшим на поле был Гарринча.

— Легенда гласит, будто левый защитник сборной СССР Борис Кузнецов плакал в раздевалке от унижения.

— Плакать он, конечно, не плакал, но глаза у него были квадратные. Досталось Боре тогда прилично. Мы с Валей Ивановым, хорошо помню, злые были, потому что попали, как говорится, под раздачу. Просто не знали что делать. Бразильцы же в Швецию новую тактику привезли, 4-2-4, закрыли двумя защитниками, Беллини и Орландо, центральную зону, и мы, форварды, оказались на голодном пайке. А тут еще Боря проблем добавляет: как только мяч у него — шарах его куда подальше, метров на 60! В перерыве мы с Валей давай ему пихать: Боря, елки-палки, ты что творишь, дай хоть раз в ноги или на ход! Нет, говорит, мужики, чем дальше мяч, тем мне лучше, хоть полминуты от этого черта кривоногого отдохну. От Гарринчи то есть. А бразильцы не дураки: прочувствовали, что у Манэ игра идет, и давай свой правый фланг нагружать.

Кстати, Пеле (вот же странная штука память!) много лет спустя на каком-то мероприятии вдруг претензию предъявил. По-доброму, конечно, но тем не менее: ты, говорит, Никита, мне в том матче нанес травму, я хорошо помню! «Как, друг мой? — удивляюсь я. — Каким образом? Мы же с тобой в одном амплуа: ты на острие, я на острие, на поле даже не пересекались ни разу».

— Королю позволительны такие фантазии.

— Да, конечно. В прошлом году Пеле приезжал на Кубок конфедераций, на торжественном приеме мы сидели за одним столом. Когда пришел мой черед произносить тост, сказал такие слова: «Когда-то очень давно, 15 июня 1958 года, против нас, советских футболистов, вышел играть юный принц, который вскоре стал королем. И остается им по сей день. Его имя — великий Пеле, номер один среди всех великих!» Вспоминаю конгресс ФИФА, на котором президент Блаттер награждал Франца Беккенбауэра за его огромные заслуги перед футболом. «Сегодня мы награждаем короля футбола!» — говорит Блаттер. На что Франц, приняв награду, возражает: «Спасибо, но король у нас один: Пеле».

— Говорят, на чемпионате мира в России мы его по медицинским причинам не увидим...

— Точный диагноз не сообщается, но перелеты Пеле противопоказаны. Может быть, на финал все-таки приедет?

«Не за деньги, а за честь страны!»

— Перед чемпионатом мира 1958 года сборная СССР лишилась сразу трех игроков основного состава: Эдуард Стрельцов, Михаил Огоньков и Борис Татушин попали в плохую историю...

— Еще наш несгибаемый капитан Игорь Нетто травмировался накануне турнира, поэтому не смог хорошо подготовиться.

— Треть команды! Остается только догадываться о реальном потенциале той сборной.

— Да, тут есть о чем подумать. И о чем сожалеть — тоже есть, потому что, убежден, мы могли выступить лучше, если бы грамотнее распорядились ресурсами. Смотрите, 8 июня мы играем вничью с Англией, 11-го обыгрываем Австрию 2:0, 15-го уступаем Бразилии 0:2. Регламент жесткий и странный: при равенстве очков у двух команд назначается переигровка, а у нас с англичанами как раз равенство. 17 июня, соответственно, переигровка. Итог — 1:0 в нашу пользу, мы в четвертьфинале, а он уже 19-го... 5 игр за 11 дней!

— При этом замены во время матча правилами запрещены.

— Вот именно. И технологии восстановления организма, мягко говоря, несовершенны... Четвертьфинал против хозяев чемпионата, шведов, игрался в Стокгольме, а наша база — Гетеборг. Задним умом все крепки, но, может, стоило автобусом ехать? Там километров 500, не больше. Но решили по воздуху, и это вышло боком: задержка, задержка, задержка... В итоге добрались до отеля поздно ночью, а в 15:00 уже игра. Едва солнце встало, как прямо под окнами гостиницы начались какие-то строительные работы: подозреваю, что неспроста. В общем, толком не выспались, усталость не ушла.

Гавриил Дмитриевич Качалин собирает утром самых опытных: Яшина, Нетто, Иванова, Симоняна. «Друзья, — говорит, — понимаю, что силы на исходе, но, боюсь, молодые дрогнут. Вся надежда на вас. С минимальным счетом, но пройти шведов надо!» На совещании еще один человек присутствовал: начальник управления футбола Спорткомитета СССР Валентин Панфилович Антипенок. «С каким еще минимальным? — искренне возмутился он. — Разгромить этих шведов, как громили мы их под Полтавой! А я вам, ребята, со своей стороны обещаю отличную премию». Рот ему закрыл Яшин: «Мы сюда приехали не за деньги играть, а за честь страны». Потом, кстати говоря, узнали, что порядка 200 долларов каждому могли выплатить: по тем временам нормальные деньги...

В общем, состав менять не стали, и это, на мой взгляд, стало нашей главной проблемой. Во втором тайме шведы додавили — 2:0.

Атлетизм плюс воля равно успех

— Сборная СССР — в числе восьми сильнейших команд планеты. Отличный результат для дебютанта!

— А партийное начальство считало иначе: советские — значит первые! «Есть мнение, — внушали, помнится, перед отъездом, — что сборная СССР должна стать чемпионом мира». Поэтому за поражение досталось нам прилично. Разбомбили в пух и прах!

— А сами игроки как оценивали результат и качество футбола?

— Мы считали, что, с учетом всех обстоятельств, выступили вполне достойно.

— Какое место в вашем личном рейтинге занимает чемпионат мира-1958? Историческое это событие или одно из многих?

— Номер один! Даже сравнивать не стану. Выше уровня чемпионата мира для футболиста нет ничего. А этот был для нас первым.

— Высокий статус — хорошая предпосылка для подвига, правда же? Это к вопросу о возможностях нынешней сборной России...

— Конечно. Но подвиги подвигами, а главное — работа. Станислав Саламович Черчесов часто повторяет историю, которую я ему однажды рассказал. Очень она ему нравится. История такая.

Сборная СССР под руководством Валерия Васильевича Лобановского готовится в Новогорске к чемпионату мира 1986 года. Я наблюдаю за тренировками и вижу: ну слишком высокие нагрузки, ребята еле ноги передвигают! Говорю помощникам главного тренера, Юрию Андреевичу Морозову и Сергею Михайловичу Мосягину: «Вам не кажется, что чересчур интенсивная работа?» «Мы тоже так считаем, — отвечают, — но Лобановский же нас не послушает. Может, вы с ним поговорите?»

Захожу после очередной тренировки в кабинет к главному тренеру, только рот открыл, а он мне: «Никита Павлович, я знаю, что вы мне сейчас скажете. Что надо снизить нагрузки, так?» Я говорю: «Василич, ну это же очевидно, ребята на пределе!» Он в ответ чисто украинским таким говорком: «Неужели вы не можете пОнять, шо только на базе высокой атлетической, а значит, и волевой подготовки мы можем добиваться успехов? Если снизим эти потенциалы, делать на чемпионатах мира нам будет нечего».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы