Примерное время чтения: 9 минут
5346

Джефф Монсон: у меня нет злости к Америке, но жить останусь в России

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. Тариф гонит волну 22/06/2022
Джефф Монсон.
Джефф Монсон. / Антон Денисов / РИА Новости

Американский боец, обладатель титула чемпиона мира и легенда смешанных единоборств о желании получить российское гражданство заявил ещё 10 лет назад, когда его активная карьера подходила к финалу. В 2018 г. паспорт РФ, наконец, оказался у него на руках.

В России в отличие от прочих «новых русских» вроде Депардье Монсон пустил корни: купил квартиру в подмосковном Красногорске, встретил жену, устроился на работу тренером в спортивно-оздоровительный комплекс и даже вошёл в совет депутатов городского округа, где познакомился с Радием Хабировым, вскоре возглавившим Башкортостан.

Собственно, это знакомство и привело Монсона в Уфу. Здесь 51-летний Джефф открывает школы единоборств (они бесплатные, финансируются государством), живёт с женой и дочкой в обычной квартире. Говорит: «Я вообще неприхотлив. У нас даже машины нет».

Уехали — ну и до свидания

АиФ.ru:— Джефф, давайте начистоту. Зачем вам так нужно было российское гражданство?

Джефф Монсон: — Я восхищался Россией и чувствовал себя русским ещё до того, как стал обладателем российского паспорта. Его получение только формально закрепило это. Я люблю Россию и её народ. Это сложно описать словами... Часто на улицах я встречаю людей, которые подходят и просто обнимают меня, приглашают в гости, угощают — неважно, в каком городе. И я себя чувствую так, будто я в семье. Не просто какой-то там известный боец, а именно член семьи.

— Откуда родом этот нетипичный для среднего американца интерес к России?

— Меня всегда привлекала история. Когда был молод, читал про Октябрьскую революцию, Вторую мировую, про то, как Россия воевала с фашизмом. Меня стала интересовать русская культура. В свой первый приезд я увидел Красную площадь, съездил в Сочи. Потом стал вновь и вновь возвращаться в Россию, проводил семинары, участвовал в боях. Увидел разные места — Ингушетию, Сибирь, Питер... И везде чувствовал свою связь с людьми.

Толчком для принятия решения о переезде стал случай, который меня потряс. Однажды во время телеинтервью в Пензе меня спросили: «Нравится ли вам у нас?». Я сказал, что мне хорошо, но очень грустно, потому что моя мама в Штатах сильно болеет, у неё рак. В последний день пребывания в Пензе ко мне подошёл незнакомый пожилой человек и сказал, что должен передать что-то важное. А потом вручил икону с Девой Марией и со слезами на глазах произнёс: «Это для твоей мамы — помощь из России. Скажи ей, что мы её любим и желаем выздоровления». Это было очень трогательно и стало для меня примером сердечности русских. Думаю, что на самом деле это не я выбрал Россию, а она — меня.

— Иностранцы, живущие в России, с началом событий на Украине стали уезжать отсюда. У вас не было желания вернуться в США?

— Я получал гражданство не по соображениям бизнеса или чего-то ещё, а потому что хотел здесь жить. Если кому-то здесь не по душе — ну и до свидания! Примерно то же самое я чувствую в отношении тех этнических русских, кто сбежал за границу в эти трудные времена. Трусость и зацикленность на собственных интересах — это не русские ценности. Без них наша страна будет только лучше.

Я никогда не скажу: «Не хочу в Америку!» У меня нет злости или ненависти к ней. Буду приезжать туда, но свою жизнь стану выстраивать здесь. Разумеется, продолжаю общаться с сыном и двумя дочерями, которые остались в Штатах, с друзьями, родственниками. Мой брат — полицейский. А папа вообще американский солдат и всегда был милитаристом, хотя потом начал менять своё мнение... Поэтому важно рассказывать им о том, что на самом деле происходит в России, про конфликт с Украиной. Как и все остальные в США, они читают и смотрят западные СМИ, а стиль, в котором преподносят события американские журналисты, далёк от объективности.

Лицемерие обыкновенное

— О роли Байдена что думаете?

— Дело в том, что Байден был избран президентом под обещания реформ, возвращения производства товаров из стран с дешёвой рабочей силой обратно в США. Но своими действиями лишь доказал, что он не более чем марионетка крупных корпораций, которые надёжно окопались в американской политике.

— Глобальные санкции в отношении российского спорта вас на какие мысли наводят?

— Отстранение России от соревнований — поистине загадочная мера. Спортсмены ведь не в ответе за действия правительства! Есть такой распространённый среди американцев миф: выше всего свобода и равенство для всех. Правда же в том, что Россия после начала спецоперации на Украине подвергается дискриминации. Со стороны Запада всё это проявление лицемерия.

Разве не Америка вторглась в Ирак под лживым предлогом необходимости покончить с оружием массового уничтожения, которого там не оказалось? Разве не она вторглась в Афганистан, оккупировав его 20 лет? Не она напала на Ливию и полностью разрушила эту страну? Не она прямо сейчас бомбит 5 разных стран и оказывает помощь Саудовской Аравии в бомбардировках Йемена, жители которого находятся на грани голодной смерти. Ну и где публичный протест? Где санкции в отношении американских атлетов? Нет! Кроме того, у России есть право на безопасность, НАТО окружила её военными базами и продолжает экспансию, несмотря на своё обещание, данное в 1990 г.: «Не продвигаться больше ни на дюйм». Сама же Америка руководствуется «доктриной Монро», которая утверждает, что США не допустят существования ни единой иностранной военной базы на американском континенте. Ещё раз повторю, это лицемерие высочайшего уровня!

Джефф Монсон.
Джефф Монсон. Фото: АиФ/ Евгений Гаврилов

О ком забыл мир

— Вы получили и гражданство ЛНР. Какова история ваших взаимоотношений с Донбассом?

— В Луганске я основал бесплатную спортивную школу, много раз бывал в Донбассе. У меня там есть добрые друзья. Я вообще верю, что жители России и Донбасса — одна семья, что они будут вместе. Сейчас я снимаю фильм, который называется «Восемь лет назад». Он о народе Донбасса, о его страданиях и стойкости. Это истории, рассказанные людьми, о которых забыл мир.

— Знаю, вы ездили в Белгород, общались там с беженцами. Какое впечатление на вас произвели эти встречи?

— Если честно, было очень тяжело видеть людей, которые так много страдали. Они теряли друзей, членов семьи, свои дома: всё, что у многих осталось, поместится в сумку или рюкзак. Это вызвало мой гнев по отношению к Америке и её союзникам, которые инспирировали этот конфликт и разрушили мир между братьями — русскими и украинцами.

— В 2018 г. в интервью «АиФ» вы сказали, что планируете «дорасти» до Госдумы: «Честно говоря, у меня большие амбиции. Не потому, что хочу показать, какой я крутой. Я хочу помогать другим». И как сейчас с этими планами?

— У меня до сих пор не пропало желание быть вовлечённым в политику, но сейчас я хочу открыть как можно больше бесплатных школ для детей, чтобы каждый, если захочет, имел бы возможность заниматься боевыми искусствами. Я люблю маленьких детей, у них чистые сердца. Они заставляют меня чувствовать себя молодым. Поэтому и вожусь с ними, когда есть возможность. В душе я и сам большой ребёнок. И моя жена подтвердит это.

Оцените материал
Оставить комментарий (3)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы